Приговор Tарпищева

21 августа 2004 в 00:00, просмотров: 324

...И тут выяснилась прелюбопытная деталь: не все ладно в олимпийском теннисном королевстве. Несмотря на то что парой дней ранее наши участники — и Настя Мыскина, и Миша Южный, и Игорь Андреев — дружно уверяли меня, что в Олимпийской деревне все им нравится, а на разные недочеты можно закрыть глаза. А вот рулевой российского тенниса Шамиль Тарпищев заявил: это-де вовсе не так. Нет, кто бы сомневался, что “лучше всего — пять звездочек”? Сейчас я, извините, не про коньяк, а про элитные отели, в которых привыкли жить теннисисты.

— Но дело-то, — возмущается Тарпищев, — прежде всего не в этом. А в отношении к ребятам со стороны руководства. Во всех странах спортсмен — главный. Именно вокруг него все вертится. В том числе и чиновники. Тут не так. Андреева, например, Давиденко (так, через “и”, как уверяют в нашей теннисной федерации, правильно пишется фамилия Николая. — А.Л.) и его брата, приехавшего в качестве личного тренера, даже не встретили. С Сафиным похожая история была. Звонит мне из аэропорта афинского: “Куда ехать-то?” Только после того, как я ночью Лене Лиховцевой в деревню позвонил, разбудил, она там кого-то на ноги подняла!

КАК САФИН ПЕТРОВОЙ СПАТЬ МЕШАЛ

Теперь во многом понятны истоки сиднейского успеха Евгения Кафельникова. Он-то прилетел на минувшую Олимпиаду на личном самолете. За свой счет оплачивал его стоянку в аэропорту. И ночевал опять же в своем номере в отеле — хотя днем был вместе со всеми в Олимпийской деревне. В итоге потратил, заверяет Тарпищев, порядка 70 тысяч долларов. Цена олимпийского “золота”, получил за которое Женя, если не ошибаюсь, немногим больше...

— И это он не патриот?! — спрашивает у меня Шамиль Анвярович.

— Но другие виды спорта...

— Там и ситуация другая. Люди, извините, привыкли жить в таких условиях. Совсем другое дело, когда приходится перестраиваться... У них даже телевизора — одного на всех! — нет. К боксерам ходят смотреть. Сейчас вот будем решать эту проблему своими средствами... А вы знаете, из-за чего накануне важного матча Сафин заснуть не мог?

Дело было, по словам Тарпищева, так. Марат с кем-то из наших теннисистов начал играть в карты. Громко при этом разговаривал. Пришла Надя Петрова. Стала возмущаться: мол, спать мешаете. (Звукоизоляция в Деревне, я об этом писал уже, что в нашей “хрущобе”.)

— В результате Марат до трех часов заснуть не мог. Почему он должен лежать и смотреть в потолок?.. Или вот с нашим медицинским персоналом история: еле-еле в Деревню запихнул! А вполне могло получиться, что врачу и массажисту пришлось бы жить отдельно от теннисистов. Так мне в Национальном олимпийском комитете советовали. Мол, нет мест в Деревне. Представляете, каково ребятам после матчей было бы еще мотаться куда-то?!

Впрочем, и это еще не все. Условия проведения турнира тоже, как утверждает главный теннисист России, далеко не идеальные. Например, это касается мячей...

— Они очень легкие. Нет, я не про вес — он-то, конечно, в норме. А про качество шерсти. Из-за него летят эти мячи очень быстро... Значит, управляться с ними тяжелее. Что, во-первых, усиливает игру тех, у кого мощная подача (Сафину, наверное, это помогло бы, но он попал на еще лучше подававшего Лопеса). И, во-вторых, уравнивает шансы игроков разного уровня. Отсюда — сенсации... Плюс по качеству игры много вопросов из-за того, что турнир сильно спрессован по времени. Те, кто проводит накануне тяжелый матч, потом победить практически не могут. Примеры — Федерер, Роддик... В общем, сжатость турнира, бетон, жара — это все и порождает неожиданности.

Да, что касается жары... По словам Тарпищева, те, кто давал оптимистические медальные прогнозы для России, не учитывали один фактор: у нас великовозрастная в целом команда. А таким погода афинская особенно вредит.

— Только из-за жары, полагаю, 6—7 золотых медалей не досчитаемся! — вывод Тарпищева. Практически — приговор...

КУЗНЕЦОВА ЗНАЕТ ЕКИМОВА С ДЕТСТВА

У теннисистов российских — как раз команда молодая. Но тут другой момент сыграл. “Нехватка опыта” называется. Именно этим, например, объяснила осечку в четвертьфинале против Амели Моресмо в интервью специально для “МК” Светлана Кузнецова:

— Спешила, иногда чересчур сильно хотела ударить. Плюс усталость сказалась... Но я стараюсь не расстраиваться: опыт, известно, через такие матчи и приходит. Вот той же Энен я в первый раз легко проиграла. Во второй — уже поборолась. А на третий или четвертый — точно не помню — обыграла!

— Обиднее было вылететь в одиночном разряде или в парном?

— В парном. Там же мы с Лиховцевой фаворитами считались... Я из-за этого во многом и в одиночке проиграла. Так накануне расстроилась, что до трех часов заснуть не могла. А встала уже в восемь... Я в такой прострации после проигрыша в паре была, что, когда уезжала, на остановке сумку с вещами забыла. Уже в автобусе хватилась: “Можем вернуться?” — “Нет, — отвечает водитель, — уже конец рабочего дня...” На следующий день, впрочем, сумка нашлась.

— Турнир для тебя закончен, какие в целом у тебя от Олимпиады впечатления?

— Понравилось очень! Прежде всего потому, что с такими людьми встречаешься — Немовым, Поповым... И Екимовым, конечно: он-то меня вообще маленькой на руках таскал, когда у папы моего тренировался! Встретились с ним с утра перед матчем с Моресмо: я его поздравила с медалью, он удачи пожелал. Жаль, не помогло...



    Партнеры