Полеты и пролеты во сне и наяву

23 августа 2004 в 00:00, просмотров: 254

Под палящим афинским солнцем плавятся все наши потенциальные медали. Уставшие от ежедневно тонущих в олимпийском бассейне надежд на медали, мы ждали прыжков на батуте. Казалось, что олимпийская чемпионка Сиднея, чемпионка мира Ирина Караваева, имеющая самую сложную программу в мире, оттолкнувшись, взлетит к небесам и достучится до олимпийских богов, которые, словно обидевшись за что-то на российских спортсменов, отвернулись от них. Но, не набрав высоты, Ирина не долетела даже до финала...


“Я не понимаю, что произошло. Вероятнее всего, я просто перегорела”, — еще не до конца осознавая случившееся, произнесла Ирина. А через несколько часов в ясном небе Афин прогремел гром: у чемпионки мира по штанге Альбины Хомич положительная допинг-проба!

ХОМИЧ ПОЙМАЛИ. А КТО ВИНОВАТ?

Когда-то Альбина призналась, что ненавидит одиночество. Сегодня она в одиночестве приглашена на публичную казнь...

Да, ее поймали. Но только наивный человек может поверить в то, что женщины (сейчас неважно — почему и ради чего), бросившие вызов своей природе, способны ворочать груды железа без помощи фармакологов. И уж совсем никто не поверит в то, что Хомич, изучив научную литературу, самостоятельно принимала запрещенные препараты.

Альбина попрощалась с Играми, так и не выйдя на помост. Но не она, думаю, виновата. Казнить надо тех, кто подпитав анаболиками изнасилованный нечеловеческими нагрузками организм, не сумел замести следы. Сильная женщина Альбина Хомич плакала у окна в олимпийской деревне. Самое главное, чтобы это были последние допинговые слезы российской сборной...



МОСКАЛЕНКО ПРОСИЛ ПРОЩЕНИЯ...

И все-таки мы достучались до небес! Александр Москаленко взмыл ввысь, прокрутил сложнейшую комбинацию и вернулся на землю серебряным призером в прыжках на батуте.

— Саша! Поздравляем!

— С чем? Для меня не существует никакой медали, кроме золотой...

— Но тогда почему она не у вас?

— Ошибся. В самом начале комбинации ушел с креста (центр батута — В.К.). Потом, конечно, сразу исправил ситуацию, но было поздно... Не подумайте, что жалуюсь, просто объясняю ситуацию. Мы тренировались в зале, который гораздо меньше по размерам, здесь же нам разрешили провести только одну тренировку. Мы пришли на нее и ахнули — зал огромный! И я не смог до конца прочувствовать пространство, привыкнуть к нему. К сожалению, я уже не мальчик — старею с годами, и мне для того, чтобы довести до автоматизма владение собственным телом в отдельно взятых условиях, нужно больше времени, чем раньше.

— Украинец Юрий Никитин, завоевавший “золото”, молод, но тоже жаловался, что одной тренировки мало.

— Таковы правила — мы лишь играем по ним. И я думаю, что неудача Ирины Караваевой — тоже следствие этих обстоятельств. Ведь ей 30 лет, что для нашего вида спорта очень много. Мы с ней — старики, но боролись до конца, так же как и Саша Попов, и Лешка Немов. Мы уже не те, что четыре года назад, поэтому, пожалуйста, не надо бросать в нас камни. Каждый из нас на своем месте сделал все что мог.

— Но это был ваш выбор — остаться в большом спорте, продолжать бороться, и прежде всего с самим собой...

— Да поймите, что выбор наш — вынужденный. За нашими спинами никого нет. Если бы кто-то еще претендовал на место в команде и в честной борьбе его занял, я бы не стал упираться. Но никто не претендует!.. И на место Попова, и на место Хоркиной, Немова... Это страшный результат тех разрушительных десяти лет перестройки, через которые прошла наша страна. Спорт все это время находился в состоянии клинической смерти, и только недавно его стали реанимировать. Вот я честно скажу: при подготовке к этим Играм я ни в чем не нуждался. У меня было и финансирование, и сборы, было все, что нужно. И я знаю, что взамен от меня ждали только “золото”. Поэтому, если можете, простите, простите...

— Да вы что! Спасибо вам за медаль!

— Я постараюсь исправить ситуацию в Пекине.

— Шутите?

— Нет! Я остаюсь.

Москаленко — 34 года. Травм у него больше, чем прожитых лет. Когда-то, устав от бесконечных полетов во сне (прыжки часто ему снятся) и наяву, завоевав все высшие награды в этом виде спорта, он ушел из зала. И на четыре года забыл, что такое многочасовые тренировки через боль в разорванных мышцах, вывернутых суставах, ноге, сломанной пять раз. Но в 1998 году его поманила Олимпиада — батут включили в программу Игр.

До Сиднея оставалось два года. Желание стать чемпионом перевешивал вес — за время спортивного простоя Москаленко набрал 24 килограмма. Батут отказывался его подкидывать, а тело — слушаться. Борьба с весом оказалась изнурительнее, чем борьба с соперниками: в Австралии Москаленко был для них недосягаем. Он выиграл “золото”. В трико Немова.

— Саша, на прошлой Олимпиаде, переодеваясь перед стартом, вы обнаружили, что забыли трико в деревне. Алексей Немов, шедший с тренировки, отдал вам свое, и вы стали чемпионом. Через день Алексею предстоит борьба за медаль на перекладине — предложите ему свой костюм?

— Лешка мне дал тогда чемпионское трико — он в нем выиграл абсолютное первенство. А у меня всего лишь “серебро”. Так что лучше не надо так делать. Нет, мне не жалко, если возникнет такая необходимость, я ему все готов отдать, он мой лучший друг!



...А САДОВА МОЛИЛАСЬ

Москаленко принес “серебро” в копилку сборной субботним днем, а поздним вечером дискоболка Наталья Садова пополнила ее “золотом”. В пятой попытке посланный ею снаряд улетел на 67,02 метра.

“Я так счастлива, меня эмоции захлестывают! — признавалась она сразу после соревнований. — И усталость такая навалилась, даже говорить толком не могу. Изначально мы с тренером планировали все завершить в первых двух попытках — но что-то у меня не заладилось. В пятой я показала лучший результат. Но оставалась еще одна попытка, и кто-то мог превзойти его. И я все оставшееся время молилась, чтобы этого не произошло... И вот она медаль — золотая!”






Партнеры