Сказки тетушки Фемиды

24 августа 2004 в 00:00, просмотров: 243

Этот процесс старались не предавать огласке. Удивительно, что он вообще состоялся — ведь в судейском корпусе обычно не принято выносить сор из избы.

Верховный суд РФ на днях начал рассмотрение уголовного дела... своего бывшего коллеги.

На скамье подсудимых бывший судья Останкинского суда Москвы Ольга Илларионова.

Ей инкриминируют сразу два преступления: вынесение неправосудного решения и служебный подлог.

Корреспондент “МК” единственный из журналистов наблюдал за процессом обвиняемой Илларионовой.


Справка “МК”

Ольга Андреевна Илларионова родилась в 1963 году в Архангельской области. Окончила юридический факультет МГУ. Работала консультантом в Московском городском суде. В 1997 году была наделена полномочиями федерального судьи Останкинского районного суда сроком на три года. Рассматривала гражданские споры. В 2000 году назначена судьей пожизненно. В ноябре 2002 года уволена. В мае 2003 года генеральный прокурор возбудил уголовное дело в отношении бывшей судьи по двум статьям УК РФ. Смягчающее вину обстоятельство, которое учитывается при вынесении приговора: подсудимая Илларионова одна воспитывает 14-летнего сына.


Ради процесса Ольги Илларионовой Верховный суд позаимствовал зал Московского городского суда, поскольку на Ильинке, похоже, не нашлось подходящего помещения. Камера для подсудимых за толстым пуленепробиваемым стеклом в зале заседаний, оборудованном по последним западным меркам, пуста. Обвиняемая Илларионова не под арестом, и ей разрешено сидеть за столом для адвокатов. К тому же бывший судья на этом процессе едина в двух лицах: она отказалась от адвоката и защищает себя сама.

Прокурор Ирина Шляева оглашает обвинительное заключение. Невольно становится не по себе...

Чужая земля

В один из июньских дней 2002 года в кабинет гендиректора оборонного предприятия “Красная звезда” Владимира Васильковского влетел запыхавшийся зам.

— Наши цеха во 2-м Лихачевском захвачены! Думаю, это дело рук внешнего управляющего ЛОЭПа.

— Что ты говоришь? Это шутка?

К сожалению, это было правдой. Производственные помещения во 2-м Лихачевском переулке занял отряд наемных охранников и объявил хозяином Лихоборское опытное экспериментальное предприятие. ГУП “ЛОЭП” — дочернее предприятие “Красной звезды” — секретного оборонного завода, производящего оборудование для космоса. “Дочка” тоже занималась производством в цехах, арендованных у своего “родителя”. В 2001 году “Красная звезда” расторгла договор аренды. Вскоре ГУП “ЛОЭП” было признано банкротом.

Чужое разорение всегда кому-то выгодно. Но кому могло понадобиться маленькое дочернее предприятие, ничего не стоящее без своего создателя? После вылазки наемников все стало понятно — “некто” положил глаз на обширные государственные земли площадью более двух гектаров.

А через несколько дней к гендиректору Васильковскому явился… судебный пристав. Он принес решение Останкинского суда. Оказалось, что судья Илларионова вынесла вердикт — забрать земли у “Красной звезды” и отдать “ЛОЭПу”. Несколько минут Васильковский в недоумении рассматривал документ. А потом в его голове замелькали вопросы: где и когда проходил процесс, почему его не вызывали и где повестки, о которых пишет судья в решении? “Может, у меня провалы в памяти?” — спросил себя гендиректор.



Суд-невидимка

Владимир Васильковский вместе с юристом приехал в Останкинский суд. Нашли секретаря Ольгу Табакову, которая, судя по записи в решении, участвовала в процессе.

— Девушка, можно нам дело посмотреть? — попросил Васильковский, протягивая решение Илларионовой.

— Что-то не припомню я такого дела. Пойдемте посмотрим в канцелярии.

В канцелярии поискали по регистрационному журналу, но дело там не значилось. Секретарь растерялась: если делу не присвоен номер, значит, его просто не существует. Все исковые заявления граждан при поступлении в суд обязательно регистрируются. Это непреложный закон.

Теперь Ольга точно вспомнила, что не участвовала в процессе: не вела протокол, не рассылала повестки. Но тогда кто это делал? Ведь у судьи Илларионовой один секретарь. Васильковский пошел разбираться к заместителю председателя суда Надежде Малыхиной. Дела так и не нашли. Началась служебная проверка. В суд приходили следователи из городской прокуратуры и расспрашивали секретаря.

Но все эти волнения не коснулись судьи Илларионовой. Она была в отпуске. После допроса помощница осмелилась ее побеспокоить, позвонив домой.

— Не знаю я такого дела, — заявила Ольга Андреевна и положила трубку.

Правда, за пять минут память судьи прояснилась, и она сама перезвонила секретарю.

— Скажи, что дело в сейфе. Выйду из отпуска и сдам его в канцелярию.

А вскоре в Останкинский суд пришел еще один растерянный человек с решением Илларионовой в руках. До отпуска судья успела вынести еще одно, мягко говоря, странное распоряжение: признала товар предпринимателя Константина Колганова бесхозным. Коммерсант, не ведавший о процессе, хотел ознакомиться с материалами дела. Его также не нашли.



“Они на меня надавили”

Привлечь судью к уголовной ответственности совсем не просто. Для начала ее нужно уволить: ведь служители Фемиды неприкосновенны. Но и это тоже нелегко. Лишить судью полномочий может только Московская квалификационная коллегия судей, причем по таким веским причинам, что, как говорится, не дай бог... А проверять факты нарушения судьей закона опять-таки нельзя, потому что судья неприкосновенна! Получается замкнутый круг.

Но ситуация с Илларионовой была уж слишком очевидна. Оба странных решения отменили в кассации из-за отсутствия протоколов. Дела Илларионова все же успела оформить. Но секретарь Табакова категорически отказалась расписываться на сомнительных документах.

23 октября 2002 года Илларионова предстала перед МККС и была разжалована из судей. А вскоре Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело.

Бывший судья не признавала себя виновной ни тогда, ни теперь. В свое оправдание подсудимая ссылается на... своего молоденького секретаря Ольгу Табакову. Девушка выступала свидетелем в процессе и подверглась настоящей психологической атаке.

— Вспомните, я сказала, когда перезвонила вам, что дела в сейфе, давайте встретимся и закончим оформление протокола, — настойчиво спрашивала девушку обвиняемая.

— Не говорили вы такого, — дрожащим от волнения голосом отвечала свидетельница, все еще робеющая перед бывшей начальницей.

— А вы мне сказали такую фразу: “Они на меня надавили, мне еще учиться”.

— Задайте вопрос в другой форме, — осадил обвиняемую председательствующий судья Александр Дзыбан.

— Хорошо, ваша честь. Вы ведь сказали это, не так ли?

— Не говорила я такого!

В этом деле поражают две вещи: очевидность произошедшего и банальные оправдания подсудимой. Опытный юрист говорит: “Меня оговорили, не виноватая я...” — и все в том же духе.

Обычно и безграмотный нарушитель старается все продумать и замести следы. А судья даже не позаботилась, чтобы к ней не было претензий со стороны закона. Самое маленькое из нарушений в том, что она взялась за рассмотрение не подсудного себе дела. По закону споры между юридическими лицами (в данном случае предприятиями “КЗ” и “ЛОЭП”) рассматривают арбитражные суды. К слову, потом Арбитражный суд Москвы признал право на землю за “КЗ”. То, что дела были фактически сфабрикованы, подтверждают эксперты. Установлено, что все документы были написаны почерком судьи, и нет ни одной бумажки, начертанной рукой секретаря. А так по определению не бывает. Кстати, ни один свидетель не высказался в защиту Илларионовой. Даже люди, в пользу которых она выносила решения, от всего открещивались.



Взяточница? Клевета!

Ольга Андреевна Илларионова и в самом деле женщина весомых достоинств. О ней пресса писала не раз. Весной 2002 года — в связи со скандалом вокруг АОЗТ “Москомплектмебель”. На фабрике сменилось руководство, но прежний начальник не хотел уступать кресло новому. Началась тяжба. Судья вынесла решение в пользу вновь избранного акционерами гендиректора, постановив не препятствовать его прохождению на рабочее место. Исполняла решение судебный пристав Вячеслава Загудаева. И чего только не натерпелась бедная женщина! Рабочие фабрики закидывали ее камнями, поливали водой из пожарных шлангов, травили углекислым газом. Через неделю Илларионова вдруг отменила собственное решение, а Загудаеву… обвинили в превышении полномочий и возбудили уголовное дело.

Выступала Илларионова и в роли... потерпевшей. Она обвинила в клевете одного из истцов по делу, которое рассматривала. Мужчина высказал свое мнение — назвал судью взяточницей. И оказался на скамье подсудимых.

Процесс Ольги Илларионовой близится к концу. По УК РФ за подобные преступления грозит до четырех лет лишения свободы. Илларионовой скорее всего назначат условный срок. Но в любом случае, если приговор окажется обвинительным, это означает, что судьей Ольга Андреевна больше не будет никогда.





    Партнеры