Как я бегал стометровку

24 августа 2004 в 00:00, просмотров: 194

...Трава на поле олимпийского стадиона пахнет почему-то арбузом. А беговая дорожка вокруг газона — точно ковер, если пройтись по ней босыми ногами. Или, скорее, специальный такой массажный коврик. Очень, знаете, тонизирует!

Греция — удивительно раздолбайская страна. Хуже, как иногда кажется, России. Уже примерно через полчаса после финиша воскресной стометровки, завершившейся победой американца Джастина Гэтлинга (быть на Олимпиаде и не увидеть воочию “королевский забег” — это, знаете ли, верх цинизма!), в чашу главной арены Игр-2004 можно было спуститься абсолютно беспрепятственно. Поглядеть оттуда на чудо-крышу — творение славного архитектора Калатравы. Сфотографироваться на стартовых колодках. Пробежать шутки и незабываемых ощущений ради босичком стометровку, поспорив с волонтером на пиво. Заглянуть в сектор для метания молота, попытавшись представить, каково тут было сегодняшнему победителю — венгру с забавной фамилией Аннус...

А потом — потоптаться на песочке прыжковой ямы. И ощутить себя — нет, вовсе не новоиспеченным олимпийским чемпионом Олссоном — нашим мастером тройного Данилом Буркеней. Первым российским мужчиной-медалистом афинского легкоатлетического турнира.

ДАНИЛ БУРКЕНЯ: ЧИТАЛ ДОСТОЕВСКОГО. “ИДИОТ”

Начинал он не ахти. В первых трех прыжках — ни одного полета за 17 метров. Так ведь можно было и в финальную восьмерку не попасть. Он в итоге пробился. Практически на флажке — седьмым.

А уж в решающей серии разошелся! 17,45. 17,48. 17,47. Удивительная кучность “попаданий” — и в результате третье место. Бронзовое. Очень, скажем так, неплохо для человека, пришедшего в тройной прыжок около двух лет назад. Сенсация в какой-то степени...

— Счастлив до чертиков! — Буркеня вообще-то парень серьезный, аспирант, между прочим, Академии нефти и газа имени Губкина, но тут, понятно, и не думает скрывать эмоции. — С чем связано то, что сначала прыжки не пошли? Волновался, наверное, очень. А потом чуть умерить свой пыл...

— А не боялся, что вообще в финал не попадешь?

— Очень боялся!

— Тем более одну из первых трех попыток ты просто завалил — чуть за 16 метров!

— Там меня немного крутануло... Жаль! Чувствую, получись этот прыжок, — лукаво улыбается, — Оллсон бы меня точно не достал...

— Видел, ты себя как-то специально заводил. Что кричал-то?

— Да ничего особенного — обычные междометия.

— Интересно, а как ты готовился к соревнованиям? Накануне тренировался?

— Размялся только перед стартом. А так — отдыхал, книжку читал...

— Какую?

— “Идиот” Достоевского.

— А как спалось накануне?

— Наверное, никто не поверит, но абсолютно нормально. Вот перед квалификацией несколько дней назад — да, волновался, плохо спал...

— Кому медаль посвятишь?

— Наверное, сыну Егору. Ему через несколько дней год и три месяца исполняется.

— Можно, кстати, уточнить: твое имя как правильно пишется? А то разные варианты встречаются...

— По паспорту я Данил. А вообще — можно писать и Данила. Главное — с одним “и”...

Традиционный вопрос телевизионщиков: “Как будешь отмечать победу?” Традиционный ответ: “Пока рано отмечать — еще столько стартов впереди. После сезона отметим...” И вдруг: “А пока можно вина сухого долбануть!”

“Наш человек...” — удовлетворенно заметил стоявший рядом коллега Трушечкин.





Партнеры