Черный ураган

25 августа 2004 в 00:00, просмотров: 222

РАЗМИНКА ПОД СИРТАКИ

После того как организаторы наградили победителей заезда инвалидов-колясочниц и над полем перестали летать молоты, в программе воскресного вечера образовалась пауза. До главного события главной олимпийской дисциплины - мужской легкоатлетической стометровки - оставалось минут пятнадцать. А поскольку греки, как выяснилось, тоже умеют быть пунктуальными, они решили соблюсти регламент и заполнить перерыв музыкой.

Не сомневайтесь, это был сиртаки. И 120 тысяч ладоней мгновенно подхватили мелодию, забыв о разминающихся на дорожке спринтерах. Им самим, однако, это не показалось справедливым. Да и музыка, видимо, подошла в самый раз для взбудораженных нервов. В общем, в такт сиртаки прямо у линии старта начала приплясывать удивительная компания: ганец, португалец, барбадосец, ямаец и представитель Сент-Китса и Невиса. И было во всем этом что-то гогеновское.

Не танцевали лишь американцы. От Мориса Грина, пожалуй, и не стоило этого ждать. У чемпиона сиднейской Олимпиады уже давно выработалась своя манера готовиться к забегам, а после того как он совершил резкий прорыв в ширине собственного торса и объеме мышц, эта манера, утверждают знающие люди, стала еще более импульсивной. Грин патетически, как ему казалось, закатывал глаза, нервно высовывал дрожащий язык, словно кобра, готовая покусать всех мангустов в округе, а затем снял майку и принялся дефилировать с видом качка на пляже.

Тут, однако, Грин не угадал. Даже без майки он смотрелся хиловато на фоне Шона Кроуфорда, который и считался главным фаворитом финала. (Кроуфорд, если кто не видел, очень похож на игрока в американский футбол, который из всех своих доспехов снял только шлем). Он и Джастин Гэтлин работают под началом одного тренера Тревора Грэхэма и явно крепко дружат. Во всяком случае, еще в полуфинале два этих парня устроили шоу в духе "Мы никого не боимся" и метров за 15 до финиша принялись мило беседовать о чем-то, глядя на бегу друг другу в глаза. А перед финалом их тяга к прилюдному братанию достигла зенита. Они и руки друг другу жали, и туловищами толкались, и клятвы какие-то страшные, судя по всему, давали.

Вообще-то танцоры и актеры из восьмерых темнокожих бегунов были никакие, а потому представление напоминало ярмарочный балаган. И ни одна душа в мире не стала бы смотреть на все это по собственной воле, если бы не одно "но": эти люди умеют очень быстро бегать. Так быстро, что это даже трудно себе представить.


USA

Никогда раньше на Олимпиадах и чемпионатах мира третьему призеру не удавалось "выбежать" из 9,90, а в воскресенье это сделали сразу четверо. Более того, в нынешнем сезоне тот же рубеж преодолевался лишь дважды. Оба раза - Кроуфордом: в июне на олимпийском отборе в Юджине (9,88) и здесь, в субботнем афинском четвертьфинале (9,89). Стоит ли говорить, что именно Кроуфорд после таких-то подвигов и выглядел в чужих глазах суперпретендентом, и вел себя соответствующе? С него, пожалуй, и начнем представление финалистов во всех отношениях примечательной олимпийской стометровки.

Спортивную сторону биографии Кроуфорда очень яркой пока не назовешь. Он сумел стать третьим в двухсотметровке на чемпионате мира в Эдмонтоне-2001, выиграл эту же дистанцию в Лиссабоне-2004 под крышей и, пожалуй, все. Зато 26-летний любитель рыбалки прославился другим. В январе прошлого года Кроуфорд принял участие в реалити-шоу американского канала Fox TV, по ходу которого посоревновался в скорости с жирафом и зеброй! Не сочтите за маразм то, что прочтете дальше. Жирафа Кроуфорд легко обыграл, а вот зебре уступил. Но не сдался, доказав организаторам, что зебра сделала фальстарт! Тогда ее, зебру, вновь вернули на беговую дорожку, и она снова побила Шона, показав 9,9 против его 10,8. Кто и как замерял результаты, а также давала ли зебра пресс-конференцию после своего успеха, мне узнать не удалось.

А в 2002 году в Милане Кроуфорд решил похохмить самостоятельно. Вдохновленный близостью La Scala, он вышел на старт двухсотметровки в маске Призрака оперы из популярного мюзикла Эндрю Ллойда Уэббера. Затея оказалась бредовой: маска на бегу сползла Кроуфорду на глаза, он сослепу сбился с дорожки и был дисквалифицирован.

22-летний Джастин Гэтлин, конечно, не такой крендель, как его приятель, зато у него, похоже, большое будущее. Уроженец Бруклина, если помните, уже успел выиграть стометровку и полмиллиона призовых на сильном турнире Moscow Challenge-2003 и стал первым на 60 метров на прошлогоднем чемпионате мира в закрытых помещениях. Стоит, пожалуй, упомянуть и о том, что Гэтлин в свое время собирался заняться своей университетской специальностью - графическим дизайном, но в итоге выбрал спорт, о чем теперь вряд ли жалеет.

Но самую интересную новость, касающуюся новоиспеченного чемпиона, агентства распространили вчера. Оказывается, тренер Джастина - тот самый Тревор Грэхэм - признался, что именно он отправил американским антидопинговым властям шприц с неизвестным тогда тетрагидрогестриноном, что повлекло за собой целую серию допинговых скандалов и разоблачений, связанных с лабораторией BALCO. Признание Грэхэма очень напоминает рапорт конгрессу США и лично дорогому Джорджу Бушу о правильном понимании на местах его антидопинговой политики. В качестве иллюстрации своей честности Грэм мог бы заодно предъявить Гэтлина, имеющего нормальное телосложение. Но вот что делать с другим его питомцем - Кроуфордом, который выглядит как Шварценеггер в молодые годы? Впрочем, не станем копаться в чужих проблемах, которых, возможно и вовсе нет, - со своими бы разобраться.

Про Мориса Грина написано столько, что и добавить особо нечего. Все знают, что олимпийский чемпион Сиднея-2000, победитель чемпионатов мира в Афинах-97, Севилье-99 и Эдмонтоне-2001 в свое время чуть не ушел в американский футбол, и что только любимый папа предостерег его от этого шага. Что в американской версии "Кто хочет стать миллионером" он выиграл 125 тысяч долларов и половину этой суммы пожертвовал на благотворительность. Известно, что Грина очень долго мучили травмы и что этот выдающийся бегун главным своим соперником считает себя, а главным соревнованием - собственную жизнь. (Вот образчик его философии: "Каждое утро в Африке просыпается газель. Она знает, что должна бежать быстрее самого быстрого льва, иначе умрет. Но просыпается и лев, который знает, что должен бежать быстрее самой медленной газели, иначе погибнет от голода. И не имеет значения, лев вы или газель. Главное, когда взойдет солнце, - находиться в состоянии бега".)


ОСТАЛЬНЫЕ

Грин очень хотел выиграть Олимпиаду второй раз подряд, хотя из-за правила двух снарядов и одной воронки в это не очень-то верили. А вот португалец Френсис Обиквелу представлялся большой загадкой. Хотя португалец он вообще-то с октября 2001 года, а до этого был нигерийцем и чемпионом мира среди юниоров 1996 года на 100 и 200 метров. К Олимпиаде Обиквелу набрал отличную форму, что стало ясно уже в четвертьфинале, где он показал 9,93.

Ганца Азиза Закари всерьез никто не рассматривал, поскольку из 10 секунд на больших соревнованиях он не выбегал ни разу, а в Афинах легкоатлетическая общественность была настроена в финале на время, близкое к рекордному. Асафа Пауэлл с Ямайки, напротив, бегал в районе 9,9 уже в этом году, причем совсем недавно - 30 июля в Лондоне. Да и в предварительных забегах 22-летний Пауэлл смотрелся внушительно, так что крови в ближайшее время на нестабильной в плане фаворитов стометровке он им еще попортит.

Зато с Обаделе Томпсоном и Кимом Коллинзом все было более или менее ясно. Оба уже стали героями своих стран Барбадоса и Сент-Китса и Невиса соответственно. Первый - когда выиграл бронзу в Сиднее, ставшую единственной олимпийской медалью его страны. После чего, обзавидуетесь, премьер-министр Барбадоса лично назначил его послом барбадосской молодежи по особым поручениям во всем мире. Кстати, Томпсон является обладателем лучшего результата, показанного когда-либо человеком на стометровке: в 1996 году он пробежал эту дистанцию за 9,69 - правда, при слишком сильном попутном ветре. Вот только в этом сезоне секунды лучше 10,08 ему не давались.

А Коллинз после победы на прошлогоднем чемпионате мира в Париже с посредственным результатом 10,07 существует по принципу "жизнь удалась". Он гордится тем, что считается "натуральным" бегуном, который не любит таскать штангу и наращивать горы мышц, хотя и имел в карьере тревожный случай допинговых неурядиц - тогда все списали на его астму. Коллинз в свои 28 уже мечтает стать хозяином ресторана на океанском острове, но по инерции еще бегает, так что его выход в финал можно считать очень серьезной личной победой над подступающей ленью.


ГРИН НЕ ЗАХОТЕЛ СТАТЬ ЖЕЛТЫМ ЗЕМЛЯНЫМ ЧЕРВЯКОМ

Стартовали с первого раза и при симпатичном попутном ветре +0,6, хотя в полуфинале, например, было - 1,6. Жаль, рекорда не состоялось. Зато финишная мешанина из рук, голов и грудных клеток четырех лидеров позволила наконец выявить сильнейшего. Гэтлин - 9,85! Неожиданная и интригующая развязка великолепного по скорости и напряжению забега!

После этого признаки дружбы Гэтлина с Кроуфордом куда-то запропастились. Обнялись они хотя бы или нет, признаюсь, не разглядел, но Кроуфорд, в глубине души уже примерявший на себя маску фронтмена олимпийского вечера, сразу затерялся, а вышедший из его тени Гэтлин отправился с национальным флагом по традиционному маршруту - вдоль зрительских рядов. Обиквелу, установивший рекорд Европы, сделал то же самое. А чтобы никто не усмотрел в этом рекорде африканской изнанки, португалец экспрессивно потрясал флагом своей новой родины.

Ну а Грин... Прежде, чем расскажу, что сделал Грин, - короткая история, которую поведал мой коллега по бригаде "СЭ" Сергей Родиченко. В 1997 году здесь же, в Афинах, причем на этом же самом стадионе, который тогда был без крыши, Грин сверг со спринтерского трона канадца Донована Бэйли. Потом оба они пришли на пресс-конференцию. Совсем еще, простите за тавтологию, зеленый Грин вел себя в худших традициях своей субкультуры: постоянно напоминая всем о собственном величии, Бэйли он только что желтым земляным червяком не называл. А мудрый Бэйли молчал и с грустной иронией смотрел тогда на своего сменщика: подожди, мол, парень, придет и твое время.

Грин, чтобы про него ни говорили, достоин огромного уважения за субботнюю бронзу, ибо в стометровке он почти долгожитель. Но его время - прав был канадец - все-таки пришло. Более того, Бэйли тогда стал вторым, а Грин сейчас - третьим. Вот только американец позавчера никак не мог допустить, чтобы кто-то назвал его проигравшим. И потому Грин тоже взял американский флаг и в сопровождении одного-единственного телеоператора отправился к трибунам - возвышать себя любимого. Чтобы никому, не дай бог, не пришло в голову считать его желтым земляным червяком.


Материал предоставлен Газетой "СПОРТ-ЭКСПРЕСС", постоянный адрес статьи http://www.sport-express.ru/art.shtml?91118






Партнеры