“Друг отговаривал лететь...”

26 августа 2004 в 00:00, просмотров: 442

О жертвах вчерашних трагедий только появляется первая скупая информация. Ведь их родные в шоке, и пока им не до журналистов. Да и данные о погибших все еще уточняются.

Но о некоторых из них, увы, уже можно рассказать.

Один из пассажиров рейса Москва—Сочи, 28-летний москвич Сергей Кузнецов, в последнее время жил в курортном городе, а в столицу прилетал в среднем два раза в месяц по делам. Несколько лет назад он окончил Московское высшее общевойсковое командное училище, служил в Таманской дивизии. А после увольнения из Вооруженных сил в звании старшего лейтенанта с 1998 г. Сергей работал в “Содружестве компании “Вымпел-Миг”, созданном бывшими офицерами группы специального назначения ФСБ России “Вымпел”. Эта организация занимается комплексной безопасностью и информационно-аналитическим сопровождением бизнеса. В 2000 г. коллеги откомандировали Кузнецова в Федерацию независимых профсоюзов России, и Сергей стал гендиректором сочинского санатория имени Тореза, числился зампредседателя совета директоров курортного холдинга “Мацеста”. Во вторник он собирался возвращаться в Сочи. Там его ждала жена, 26-летняя москвичка Соня.

Незадолго до отъезда в аэропорт в офисе Федерации независимых профсоюзов России, расположенном на Ленинском проспекте, Сергей попрощался с лучшим другом, гендиректором “Содружества компании “Вымпел-Миг” Андреем Кругловым. Тот отговаривал товарища от полета, поскольку Кузнецов подзадержался в столице и рисковал опоздать на самолет. “Оставайся, вечером еще посидим все вместе”, — просил Андрей. “Не могу. С билетами напряг. Надо лететь”, — ответил Кузнецов.

В аэропорт Сергей едва успел. На рейс он зарегистрировался одним из последних...

— Сергей был общительный, сильный, — с трудом выговаривает слова Андрей Круглов. — Большой, а большие — они очень добрые. Всего добился своим трудом и умом. Был слушателем Российской академии госслужбы при Президенте РФ. Так рано жизнь оборвалась...

Родители Кати Фетисовой, летевшей в проклятом “Ту-154”, живут в подмосковном Видном и прибыли в “Домодедово” одними из первых. Мама Кати Галина Константиновна сразу нашла имя дочери в списках погибших пассажиров... Девушка отлично, без единой четверки, училась в юридическом институте и одновременно работала в фирме “Фемида аудит”, где тоже была на хорошем счету. Эта фирма и послала молодого специалиста в двухдневную командировку в Сочи. Самое “бархатное время” — наверное, это казалось большой удачей...

Кате Фетисовой было всего 22 года, и она осталась в памяти всех друзей и близких как человек мягкий, отзывчивый, общительный.

* * *

Корреспонденты “МК” дозвонились в Волгоград, где жили четверо из погибших. Все они занимали руководящие посты на крупных волгоградских предприятиях.

Подробнее всего удалось узнать о Михаиле Храмченкове, который до недавних пор занимал пост начальника отдела рабочего снабжения Волгоградского отделения Приволжской железной дороги. Трубку сняла его секретарша Фаина, знавшая его 14 лет. Михаил родом из Тамбовской области, родился и вырос на хуторе. Когда время пришло выбирать институт, решил, что станет учителем. После окончания педагогического университета он стал дипломированным учителем физики и математики. Но позже решил получить еще экономическое образование.

— Знаете, он совсем чуть-чуть не дожил до своего дня рождения, — рассказывает Фаина. — Ведь 20 сентября ему исполнилось бы 54 года. Он всю жизнь прожил с своей женой Еленой Александровной. Относился к ней с большой нежностью. Она у нас в городе работала экономистом на пивном заводе...

Михаил вырастил двух дочек, Юлю и Аню, выдал их замуж и уже успел стать дедушкой. Три года назад Юля родила дочку.

“Он мне всегда дарил подарочки на 8 Марта, — со слезами вспоминает Фаина. — Последний раз на праздник вручил бутылку шампанского и мягкую игрушку. А вообще был очень строгим руководителем. Весь коллектив держал в ежовых рукавицах. А что, начальнику так и положено...”

В Москву Михаил выезжал не часто. Да и вообще был трудоголиком. По словам Фаины, в год отдыхал от силы неделю. Последняя поездка стала для него роковой.

— 19 июля 2003 г. он получил должность, которой долго добивался, — директора Саратовского дорожного центра рабочего снабжения. Знаете, он был лидером. Всегда стремился к большему. Вот и переехали они в Саратов, получили трехкомнатную квартиру...



* * *

В других организациях тоже до сих пор не могут прийти в себя после сообщений информагентств, из которых узнали о гибели своих руководителей.

Погибшему в авиакатастрофе директору “Волгоградтрансгаза” Виктору Лебединскому в январе исполнилось 55 лет. Как нам рассказали в службе общественных связей организации, у него осталась семья — жена, тоже работающая “в этой же системе”, замужняя дочка и трехлетний внук. В Москву Лебединский ездил по служебным делам примерно раз в месяц, иногда поездом, но, как правило, предпочитал кратчайший путь — на воздушном судне. В этот раз глава “Волгоградтрансгаза” летал на плановое совещание в “Газпроме”.

Управляющий региональным отделением Федерального депозитного банка Игорь Бытин был из тех, о ком говорят: “молодой, очень перспективный”. Ведь обладателю высокого руководящего поста было всего 33 года. Без кормильца остались жена и сынишка 1997 года рождения. На месте службы Игоря Бытина “МК” поведали, что в командировки в столицу шеф отправлялся регулярно, по нескольку раз в месяц. “Вчера утром улетели, вечерним рейсом вернулись. То есть возвращались”, — поправился еще не свыкшийся с гибелью управляющего наш собеседник в отделении ФДБ.

Другой их сотрудник, Александр Степанов, возглавлял отдел активно-пассивных операций и был на два года моложе начальника — только перешагнул порог тридцатилетия. На попечении одной мамы остался его трехлетний сын. Степанов курсировал в Москву не в пример реже шефа, где-то раз в два месяца.

А Олег Белозеров, региональный партнер издательского дома “АиФ” и издатель “АиФ в Нижнем Поволжье”, позавчера весь день провел в московской редакции, успешно решил все вопросы и вечером помчался в аэропорт, чтобы побыстрее вернуться домой в Волгоград, к жене и дочке Маше, которой скоро исполнится два года.



* * *

Самая загадочная история с сотрудниками одного из крупнейших российских концернов — ЛУКОЙЛа. Из ряда источников поступили сведения, что на борту “Ту-134” их было, по крайней мере, трое. Но в штаб-квартире ЛУКОЙЛа подтвердили гибель лишь одного сотрудника, причем назвать его фамилию и должность отказались. В Волгограде сказали, что он специалист по вопросам безопасности. Но относительно еще двух лукойловцев тоже ничего сообщить не смогли.






Партнеры