Театр Гоголя подсел на кокаин

26 августа 2004 в 00:00, просмотров: 172

На втором этаже Театра им. Гоголя не пройти — весь пол покрыт металлическими конструкциями, похожими на пояса садомазохистов. Но если осторожно пробраться сквозь такое половое покрытие, можно оказаться в зале, где режиссер Дмитрий Петрунь репетирует самую загадочную вещь ХХ века — “Роман с кокаином” М.Агеева.


Кто этот Агеев — Михаил, Матвей или Мафусаил, — неизвестно. Ни до “Кокаина”, ни после него он ничего выдающегося не явил миру. После многих текстологических исследований появилась устойчивая версия, что авторство принадлежит не кому-нибудь, а Владимиру Набокову. Но среди раскрытых самим писателем псевдонимов никакой Агеев не значится. И тем не менее это произведение с порочным названием манит и притягивает режиссеров. Дразнит, пугает и отталкивает. Но все же самые отчаянные подступаются к нему, сознательно не думая о последствиях.

Одним из них стал Дмитрий Петрунь, удачно дебютировавший в минувшем сезоне с современной пьесой “Солдатики”. Но что такое солдатики по сравнению с “Кокаином”? Некий молодой человек, а именно Вадим Масленников, живет в пространстве своих фантазий, возбужденных наркотиком, популярным в начале ХХ века. Петрунь пытается столкнуть воображаемый мир с реальным. Как у него это получается, видно пока в репетиционном зале, где артист Иван Шибанов в белой навыпуск рубахе отвечает на вопросы следователя.

— Я не убивал свою мать, повторяю вам, — мучительно произносит он, и начинается ломка.

Однако тут же появляется живая, не как глюк, мать (актриса Людмила Долгорукова) и не по тексту спрашивает режиссера:

— Может быть, мне подыскать другую блузку? А то я в этой как секретарша Ленина — Фотиева.

Режиссер дает “добро” на новый костюм и продолжает проходить сцену за сценой. В ожидании своего выхода по разным углам стоят кокаинисты и женщины сомнительного поведения. Не хватает только роковой женщины. Но дело в том, что актриса Алла Каравацкая в этой сцене не занята.

— Я не знаю, куда мы вырулим в конце концов, — смеется режиссер. — Задача стоит сложная.

И смех у него такой нервный.

— Может, кокаинчика попробовать? Тогда легче пойдет.

— История с кокаином как раз складывается, но история подхода к нему — тяжелая. Сейчас у нас получается такая матрица, когда одна сцена входит в другую — бред в реальность и наоборот.

Да, без кокаина здесь точно не обойтись. Шутки шутками, но на сцене жизнь кокаинистов явит наряду с артистами и живая рыба, которую запустят в аквариум. А также кожано-металлический занавес замысловатого плетения, что сейчас пока лежит на полу. Специально в наркотическую историю приглашен профессиональный тенор, очевидно, для озвучения глюков.

— Дима, а у тебя самого глюков не возникает?

— Пока нет, но я здорово похудел.

Премьера “Романа с кокаином” назначена на 11 сентября. А ровно через две недели после гоголевцев свою версию скандального романа выдаст Российский молодежный театр. Зато знаменитый немецкий режиссер Остермайер уже показал ее в Германии и во Франции на Авиньонском фестивале.



Партнеры