Прорвало!

26 августа 2004 в 00:00, просмотров: 197

“Да! Да! — кричала в трубку, любезно протянутую Машей Яровой с ОРТ, олимпийская чемпионка-2004 в прыжках с шестом Елена Исинбаева. — Выиграла! Спасибо большое... Целую!”


От крика этого вздрагивали стены Олимпийского стадиона: у этой девушки, кажется, столько энергии — на роту солдат-срочников хватит. А на глазах у нас, видевших и слышавших все это, блестели слезы умиления...

И мы все, сдается, готовы были вместе с ней заорать от счастья. Выпустить его, распирающее нас изнутри, на волю. Наконец-то удалось воочию увидеть настоящую большую российскую победу — ведь при всем уважении к стрелкам Алексею Алипову, Михаилу Неструеву, Любови Галкиной, четверке гребцов, другим вторничным триумфаторам Михаилу Игнатьеву и Дмитрию Берестову их виктории едва ли произвели в Афинах такой резонанс, как исинбаевская. Один прыжок на 4 метра 91 сантиметр — мировой рекорд! — чего стоит.

...И вообще — такое чувство, что наконец-то прорвало! Выиграли в четвертьфинале наши гандболисты — у французов, считавшихся фаворитами. Победили на треке. В тяжелой атлетике. В прыжках с шестом. Пошла пруха?!

Елена ИСИНБАЕВА: ЛИЧНЫЙ РЕКОРД — ПЯТЬ МЕТРОВ

В этот вечер (хотя какой вечер — даже по афинскому, когда все закончилось, уже за полночь перевалило) ей аплодировали все. Стоило только Исинбаевой появиться в подтрибунных закоулках — захлопали от души в ладони волонтеры, журналисты, даже суровая охрана.

Она только до нас, бойцов пера и диктофона, добиралась добрых полчаса. Сначала ее тормознул Евроспорт, которому она прокричала что-то типа: “Я очень счастлива!” Потом еще какие-то иностранцы. Потом пытал наш “Маяк”, а энтэвэшница Иоланда Чен кричала патриарху Курашову: “Сан Саныч, имейте совесть!”

Пятая телекамера, шестая... Ну наконец-то, Лена!

— Не знаю, что делать. — И улыбка от уха до уха. — Надо смеяться, а охота плакать.

— Лучше скажи, что такое интересное ты произносила перед прыжком?

— Это секрет, — опять улыбается.

— А я вот знаю — сейчас как всем расскажу! — Это уже ее главная соперница — Светлана Феофанова, серебряная медалистка, находит в себе силы шутить.

— Да скоро, боюсь, и так весь мир узнает, — парирует Исинбаева. — Камеры с микрофонами совсем близко уже поставили...

— Если честно, в какой момент ты поверила в победу?

— Когда взяла 4,80, поняла, что стану олимпийской чемпионкой. Почувствовала, что поймала кураж. Как будто передалась энергия от всего стадиона. И даже из Волгограда, где за меня болели родные и друзья.

— Когда дважды переносила высоту после неудачных попыток, страшно не было?

— Нет. Я, наоборот, сконцентрировалась. Поняла: или все, или ничего. Или “золото”, или “бронза”. Но если “бронза” — тогда, значит, зря я потела на тренировках, зря мозоли кровавые натирала...

— Почему ты, установив мировой рекорд, не заказала пять метров?

— Потому что я не такая богатая. Ведь каждый сантиметр — это немаленькие деньги. А я хочу подзаработать еще...

— На тренировках сколько прыгаешь?

— Личный рекорд — как раз пять метров.



Михаил ИГНАТЬЕВ: “УБЕДИЛ ВСЕХ В ТОМ, ЧТО Я — АУТСАЙДЕР...”

“Смотри-смотри — русский парень в отрыв поехал!” — ткнул я локтем коллегу. “Подожди ты... — вяло отмахнулся тот. — Знаешь, сколько им ехать? 160 кругов. А ребята только начали. Лучшие друг дружку стерегут, вот нашего и отпустили: пускай позабавится!”

Позабавился 19-летний Михаил Игнатьев в итоге неслабо — “золото” отхватил. Первое для российских велосипедистов-трековиков не только в Афинах — вообще в истории. Последние наши победы тут датируются 88-м годом. Сеулом. Тогда еще Вячеслав Екимов по треку кружился. Впрочем, даже советская команда в этой дисциплине — индивидуальная гонка по очкам — никогда не выигрывала...

Во вторник на олимпийском велотреке многие российские журналисты оказались, надо признать, случайно. Точнее, случайно попали на золотой заезд. Пришли-то смотреть на победу в спринте Светланы Гранковской или Тамиллы Абасовой — они встречались между собой в полуфинале. Но в итоге Тамилла, победившая во внутрироссийских разборках (а чуть ранее в четвертьфинале героически разобравшаяся с литовкой Крупецкайте), доехала лишь до “серебра”. А Светлана ни до чего не доехала. Впрочем, та же Абасова говорит, что Гранковская очень плохо себя чувствовала. На старт через не могу вышла.

Жаль, конечно, что наши велодевушки без “золота” остались — зато какую победу Игнатьев одержал! Еще раз скажу — абсолютно неожиданную...

Мало того — буквально неделю назад было непонятно, поедет ли вообще Михаил в Афины. Не хочется в столь радостный миг углубляться в детали (хотя они, говорят, очень любопытны — дошло даже до письма Валентине Матвиенко), но главе нашего велоспорта знатному гонщику Александру Гусятникову пришлось, по его словам, нехилую битву выдержать, прежде чем удалось включить Игнатьева в состав олимпийской сборной.

— Видел, что он — прирожденный групповик. И не только я видел, — рассказывает Гусятников. — Владимир Петров, знаменитый наш тренер, меня поддерживал... Я-то сам групповик был. Правда, не на треке, а на шоссе. Но знаю, что тут надо. Чутье — в первую очередь. Вот одна атака, вторая, третья... А ты — ждешь. Потому что во всех атаках участвовать невозможно. Нужно уловить момент.

...В итоге война за Игнатьева была выиграна — несмотря на то, что результатами в этом году парень не радовал.

— Хорошо еще, что меня в командную гонку не поставили, — признается Миша. — Был ведь и такой вариант: в команде еду, а тут — нет. Мол, шансов все равно мало. А я убеждал всех в обратном: там-то максимум, что нам светит, — “бронза”, здесь же могу “золото” взять!

— То есть ты планировал победу в Афинах?

— Не то чтобы планировал — знал, что способен на это, когда готовился. Но перед стартом все эти мысли от себя старательно гнал. От этого ведь расслабляешься — нельзя заранее думать, как будешь праздновать...

— Постой, Миш, так ведь на тебя никто не ставил?

— Правильно. Я сам убедил всех в том, что я — аутсайдер. Даже очки на этапах Кубка мира в этом году не брал. Можно сказать, что специально. Поэтому, когда в начале гонки я пошел в отрыв, никто особенно не забеспокоился.

— Ты сразу после гонки сказал, что не ощущаешь себя олимпийским чемпионом. Теперь, с медалью на шее, ощутил?

— Теперь, — улыбается по-детски открыто, — конечно. Понимаю, что сделал. Друзья уже вовсю звонят, говорят, что по телевизору смотрели. А первым, кстати, по телефону поздравил Вячеслав Екимов...

Екимов, кстати, тоже питерский. И тоже воспитанник чудесного тренера Александра Кузнецова (это его дочка Светлана на теннисных кортах блистает).

И первую свою олимпийскую золотую медаль выиграл, кружась по треку.

Интересно, Игнатьев намерен и дальше копировать карьеру шоссейного чемпиона Сиднея и серебряного призера Афин? Тогда подождем, например, Олимпиады-2020...





    Партнеры