Рейс Москва—смерть

27 августа 2004 в 00:00, просмотров: 427

— Они вернулись домой, смеются: “Все равно полетим, завтра. Очень хочется на море”. А потом собирались поехать в настоящее свадебное путешествие за границу — они никогда там не были. Ждали загранпаспорта...

Наталья Степанова, сестра погибшего в авиакатастрофе под Ростовом Алексея Степанова, достает из сумочки фотографии. Это последние снимки Алексея и его молодой жены Ларисы Звягинцевой. Свадебные. Они сделаны всего4 дня назад.

— Леша был для нас опорой и защитой, — плачет Наташа. — Я развелась с мужем, когда Алинке, моей дочери, было всего полгода. Так вот Лешка ей просто заменил отца. Она его обожала, звала только “Лешуня”.

С Ларисой Алексей познакомился год назад. Сначала встречались в компании друзей, потом все больше наедине. Когда поняли, что они созданы друг для друга.

— Они были такой гармоничной парой, — горько вздыхает Наташа. — Да вы сами посмотрите на фотографию. Лариса — стройная, высокая, очень красивая, и рядом Алексей — надежный, спокойный, ласковый. Мы их звали “итальянской парочкой” — Алексей был чуть ниже ростом. Но смотрелись они рядом так стильно! Когда Лешка познакомил нас с Ларисой, мы как-то сразу поняли: это будет наша девочка — полюбили ее всей семьей.

Алексею Степанову в октябре должно было исполниться 27, Ларисе — в сентябре 21. Несмотря на молодость, это были уже состоявшиеся люди. Алексей работал прорабом в “Лифтремонте”, заканчивал институт (а прежде закончил техникум). Сослуживцы уважительно величали его Алексеем Николаевичем. И Лариса недавно получила повышение — руководила отделом в компании “Гарант-Виктория”.

— Они были такие энергичные, дружные, — продолжает Наталья. — Сделали родителям настоящий подарок: сами организовали себе свадьбу, все оплатили. А ведь 80 человек пригласили! В общем, свадьба вышла шикарной. В таганском загсе они были в тот день самыми красивыми.

А еще раньше ребята отремонтировали квартиру, купили мебель, ковры, посуду.

— Они так старались, вили свое гнездышко, — глаза Наташи снова наполняются слезами. — Столько было надежд! Мечтали о детях — да просто были счастливы. Понимаете, у них было стопроцентное будущее.

Их будущее оборвала поистине роковая случайность. Ребята должны были вылететь днем раньше, из “Шереметьево”, но... опоздали на самолет. И вынуждены были купить новые билеты. Им достался проклятый рейс.

...Они собирались в Сочи на “медовую” недельку — отдохнуть от свадебных хлопот. Родственники настояли, чтобы ребята взяли с собой свадебный каравай, напутствовали так: “Чтоб за неделю съели обязательно. Это на счастье”. Леша и Лариса честно пообещали все съесть...

* * *

25-летняя Елена Киселева полетела в Сочи на самолете, потому что спешила к мужу Андрею — они поженились всего год назад, Андрей уехал отдыхать к морю чуть раньше, на поезде...

Друзья говорят о Елене как о замечательном, очень интересном человеке. В юности она занималась спортом, увлекалась боевыми искусствами, больше всего — карате. Лена получила высшее образование по специальности психолог, но в последнее время работала менеджером в офисе продаж услуг сотовой связи. В поселке Томилино Люберецкого района у нее живут мать и сестра. Родственники и друзья Елены узнали о трагедии из выпусков новостей, а муж сразу вылетел на место катастрофы — из Сочи.



* * *

Крохотная компания “Волга-авиаэкспресс”, и без того считавшаяся нерентабельной, потеряла главный свой самолет. Кроме “Ту-134” в “Волге” был еще “Як-42” — вот и все летные силы. Теперь сослуживцы горько оплакивают погибших, которых знали очень хорошо: все члены экипажа жили в Волгограде.

Нам удалось связаться с одним из руководителей “Волги-авиаэкспресс” Виктором Щипакиным.

— Поймите, мне трудно говорить, — начал он. — Но в память о погибшем экипаже... В общем, у всех остались на земле семьи и дети. У Юрия Баичкина, нашего гендиректора, — двое. Он сам летал почти 20 лет и ни разу не попадал во внештатную ситуацию. Ему можно было верить и в воздухе, и на земле — такие не подводят никогда. К тому же Баичкин был настоящим профессионалом. Он не потерял форму как пилот — летал несколько раз в месяц регулярно.



* * *

Вчера МИД Украины объявил со ссылкой на соответствующую службу Домодедовского аэропорта о гибели в этом же рейсе гражданина Украины Сергея Шарова, жителя города Первомайска Луганской области.

Неприятные для украинцев известия, к сожалению, не исчерпываются фамилиями пассажиров. Выяснилось, что и командир экипажа “Ту-154”, летчик 1-го класса Михаил Гурьев, хоть и является российским подданным, также родом из Украины. В Одесской области проживает его 72-летняя мама. В последний раз она видела сына в июне, когда тот приезжал на похороны отца.

Мать 48-летнего Михаила Гурьева, несмотря на преклонный возраст, узнав о гибели сына, в тот же день отправилась в Москву. Она намерена требовать выдачи тела для захоронения рядом с со своим мужем.

Михаил Гурьев проживал в подмосковном Чкаловском вместе с 17-летней дочерью от первого брака. Его вторая жена и 6-летний сын в настоящее время живут в Германии. Михаил — выпускник Балашовского авиационно-транспортного училища, бывший “афганец”. Летный стаж командира “Ту-154” — около 20 лет. Авиатором был и его недавно скончавшийся отец…



* * *

В самолете, следовавшем рейсом Москва—Сочи, погибла барнаульская бригада бортпроводников из 4 человек. Возглавляла ее старший бортпроводник Ольга Быковская (1963 г.р.), а в состав входили Сергей Иванов (1966 г.р.), Яна Тарсукова (1974 г.р.) и Марина Худеева (1979 г.р.). Как объяснил “МК” руководитель барнаульского представительства “Сибири” Владимир Финагин, бригада была в Москве в служебной командировке с 16 августа и работала вахтовым методом. По печальному стечению обстоятельств срок командировки барнаульских бортпроводников должен был закончиться 25 августа. Иными словами, трагически прервавшийся рейс должен был стать для них последним рабочим. После этого все собирались вернуться в Барнаул, где их с нетерпением ждали родные...

По словам одной из бывших бортпроводниц, работавшей раньше с Ольгой Быковской, та считалась опытнейшим профессионалом, обучила тонкостям профессии не один десяток молодых коллег. Достаточно сказать, что стаж ее работы в гражданской авиации — 14 лет. Яна Тарсукова и Сергей Иванов проработали в небе соответственно 11 и 12 лет. А вот Марина Худеева успела полетать бортпроводницей всего лишь год.

Руководство барнаульского представительства сразу встретилось с родственниками погибших. “Это было настолько тяжело для родных и близких, что мы встречались с каждым по отдельности”, — вздыхает Финагин.

У Ольги Быковской остался ребенок. Осиротели двое детей Сергея Иванова. Двое ребятишек остались без матери в семье Марины Худеевой.



* * *

Главный раввин Волгограда Залман Йоффе еще долго будет хранить билет на проклятый рейс компании “Волга-авиаэкспресс”. Из-за важной встречи раввин в последний момент решил отложить свой вылет. Получается, Бог его спас.

Через несколько часов после сообщении о двойной авиакатастрофе в Израиле была открыта телефонная “горячая линия”, по которой на русском языке можно было получить сведения о погибших. Обычно такие линии открываются, когда в стране произошел теракт или случилось ЧП с большим количеством жертв. Это является частью общего плана действий госслужб в чрезвычайных ситуациях. В этот раз трагедия произошла в тысяче километров от Иерусалима. Но руководство страны, видимо, опасаясь глобальной террористической атаки по всему миру, решило подстраховаться и привести службы безопасности в повышенную готовность.

К тому времени израильтяне еще не знали, что в одном из разбившихся самолетов находились двое их соотечественников: 50-летний Давид Коэн и 40-летний Эли Якоби (Тенгиз Якобашвили). Оба погибших в последнее время постоянно жили в Санкт-Петербурге, где занимались бизнесом и в местной еврейской общине были известны своей благотворительной деятельностью. В частности, Эли Якоби еще в 1999 г. открыл первую в России фабрику по производству кошерных продуктов и готовых обедов для бедных.

А в самолете на Волгоград они оказались потому, что решили навестить в заключении своего друга — петербургского предпринимателя Михаила Мирилашвили. Как известно, в августе прошлого года Мирилашвили приговорили к 12 годам лишения свободы в колонии строго режима за заказное убийство. Но Мирилашвили недавно обжаловал приговор в Европейском суде по правам человека. Вполне возможно, друзья везли ему благую весть по перспективам этого дела.






    Партнеры