Оле-оле, Оли!

27 августа 2004 в 00:00, просмотров: 408

Рядом с главным пресс-центром Олимпиады есть некое итальянское заведеньице. Что-то типа пиццерии. Туда с коллегами мы и ходим иногда пообедать. Благо цены в этой кафешке куда гуманнее к нашим кошелькам и кредиткам, чем в пресс-центровском фаст-фуде. О качестве питания и не говорю.


И все бы хорошо, да одна вещь не дает мне покоя. Там, знаете ли, подают спагетти с соусом под названием “водка”. Ну ничего общего с национальным российским напитком ни по запаху, ни по вкусу, ни тем паче по степени воздействия на организм! Вроде и написано ясно — “водка”, а во рту не слаще...

Если бы на костюмы многих наших ведущих спортсменов, тех, кого спонсоры, рекламные компании и ушлые газетчики-прогнозисты априорно записали в чемпионы, прилепить специальную наклейку “фаворит” или там “звезда”, вполне рисуется аналогия. С той “водкой”. Титул, пусть и неофициальный, есть, а победы олимпийской — нет.

Так было до поры до времени. Вспомните: Александр Попов, Алексей Немов, Светлана Хоркина, Александр Москаленко, Станислав Поздняков — никто ведь из них не взял на этой Олимпиаде золотую медаль (хотя про гимнастов отдельный разговор, там судьи постарались, но не безупречны же они были, а?). Зато выигрывало вовсю новое поколение. Алексей Алипов. Четверка гребцов. Велосипедист Михаил Игнатьев...

Поэтому я очень настороженно отреагировал, когда глава нашей велофедерации Александр Гусятников позвал после победы того же Миши Игнатьева: “Завтра тоже приходите. Должна быть золотая медаль!”

Я понял, конечно, что речь о нашей приме Ольге Слюсаревой, побеждавшей на последних четырех чемпионатах мира именно в гонке по очкам. И прийти, конечно, пообещал. А сам подумал: “Что-то сегодня не приглашали. А победа — вот она... Может, тогда завтра стоит на какой-нибудь другой объект сходить? Туда, где не ждут и не обещают ничего?”

Но тем же вечером все поменялось. Впервые на афинской Олимпиаде золотую медаль для России завоевала звезда национального, не побоюсь этого слова, масштаба Елена Исинбаева, за которой также впервые тут гонялись не только мы, российские журналисты, но и коллеги из Англии, Греции, Америки... Слова нам не давали вставить — спрашивали про все подряд. Например: “Моторную лодку вы, наверное, уже купили. А сейчас как с призовой суммой поступите?” Лена не терялась: “А-а, про лодку я в Бирмингеме говорила, чтобы отстали. Так, а вам скажу, что куплю супермашину! Чтоб не спрашивали... На самом деле — не знаю. Мне еще не вручили эту сумму, понимаете?”

...В общем, кто как, а я лично понял: прорвало! Звезды сошлись как надо — и наши, извините за каламбур, звезды начали выигрывать. Значит, можно смело идти и на Слюсареву, и на Бароева, и на Кузенкову. Всюду не успеть — выбрал прекрасный пол.

СЛЮСАРЕВА

Какая же у нее все-таки милая улыбка! И не подумаешь, увидев после гонки, что получасом ранее эта обаятельная дама давила на педали своего велосипеда так, что из-под колес на зрителей только искры летели...

А в этот день она особенно старалась — была еще одна серьезная причина выиграть. “У мамы день рождения, — признается Слюсарева, — ей эту победу и хочу подарить. И еще, конечно, сыну Сереже”. — “Он же, — интересуюсь, — обычно с вами ездит по гонкам. А сюда не взяли?” — “Нет, — отвечает, — все-таки соревнование такого высокого ранга. Мне было бы тяжелее сконцентрироваться... Он же такой непоседа — не уследишь!”

Кстати, тренирует Слюсареву ее муж — Михаил Ростовцев. Естественно, он тоже в Афинах. С кем же, интересно, сына оставили? Оказывается, Олина сестра специально из Харькова к ним в Тулу приехала...

— Оля, групповая гонка по очкам — ваш конек. Я, честно говоря, в велосипеде специалист тот еще. Скажите, вам эта медаль легко далась?

— Да что вы! Гонка очень тяжело складывалась. В отрыв без меня уезжали... В какой-то момент я даже не то чтобы сдалась, но мысли грустные посещали уже. Хотя бороться, конечно, продолжала.

— Олимпийская победа для вас самая дорогая?

— Нет, я ее на второе место определю. Самая дорогая — это рождение сына...



КУЗЕНКОВА

Уже наступил четверг (а в Москве так и вовсе второй час ночи пошел), когда побежала круг почета с российским флагом и другая Ольга — Кузенкова. Побежала, увы, практически перед пустыми трибунами: немногие, надо сказать, зрители досидели до конца соревнований метательниц молота. “Я сама, — недоумевала она, — так и не поняла, зачем надо было устраивать все так поздно. И мало того что на десять с лишним вечера старт назначили! Начать вовремя все равно не смогли. Минут двадцать нас промариновали еще. Почему — не знаю”.

Если ее тезка Слюсарева на чемпионатах мира рвала всех подряд, а вот Олимпиаду доселе не выигрывала, то Кузенковой, несмотря на статус многолетнего лидера в женском молоте, и на мировом первенстве приходилось вторым местом довольствоваться. Страшно даже сказать — сколько раз подряд.

— Я даже на вас, журналистов, в обиде слегка, — говорит Кузенкова и смотрит совсем не угрожающе. — За этот ярлык “вечно второй”...

— Ну так ведь сами повод давали! За счет чего, по-вашему, здесь удалось все же победить?

— Даже не знаю — может, меня там, — показывает наверх, — наконец заметили. Все-таки Олимп рядом. Боги... Шутка, конечно!

— Ты же, кажется, за армейский клуб выступаешь...

— Нет, тут вам неправильную информацию дали — за динамовский.

— И в каком воинском звании вы сейчас?

— Майор. В управлении по борьбе с наркотиками. Или во что там его сейчас переименовали...






Партнеры