Пролет с Простоквашино

27 августа 2004 в 00:00, просмотров: 175

Весь мир давно переехал из шумных мегаполисов в тихие пригороды. Воздух — чище, жизнь — безопаснее. И главное — дешевле. Наша элита переняла западную моду, обосновавшись в ближайшем Подмосковье. Не отказываясь, разумеется, от московских апартаментов. Простым смертным такая роскошь не по карману. Как, впрочем, не по карману и загородный рай. Вы собираетесь обменять свою московскую квартиру на достойный домик в деревне? Забудьте об этом!..

“Стартовый капитал” — стандартная по советским временам “двушка” в 50 кв. м (квартиры большей площади четверть века назад были скорее исключением, чем правилом) в длиннющем 12-этажном доме — вряд ли эту серию начнут сносить в ближайшие годы. Эту “китайскую стену” не выделить среди других “панелей” не самого отдаленного от центра спального района Москвы. Риэлторы дадут за нее 60 тысяч американских долларов. Не больше.

Задача: продать тесную квартирку в городе и купить коттедж. Пусть не у МКАД, но все-таки в зоне транспортной доступности, чтобы на дорогу тратить примерно час-полтора в один конец. И никаких домиков в деревне — удобства должны быть. Если не как в Москве, то хотя бы не на улице.

Облом № 1
Достойное соседство — не по карману

Понятно, что вариант Рублевки даже не обсуждается: бизнес-элита и политбомонд оккупировали все свободные участки вблизи правительственной трассы. Пустых “наделов” осталось совсем мало, а цены на них просто заоблачные.

Другие престижные направления — вроде Новой Риги или Минки — также отпадают: участки под строительство в радиусе 20 км от Москвы продаются по цене от 7 до 25 тысяч долларов за сотку. Если углубиться в подмосковные леса, то примерно в 50 км по тем же трассам можно отыскать живописные участки всего (!) по 5 тысяч баксов за сотку. Причем за эти деньги предлагается не голая земля. Свет, вода, канализация и хороший подъезд — уже включены в стоимость.

Меньше просят за “наделы” в пределах сотни верст — но туда только на оленях. Да и дешевизна весьма относительная. Как уверяют риэлторы, земля, обеспеченная всеми коммуникациями, стоит не меньше 2,5—3 тысяч долларов. Путем нехитрых арифметических действий выясняется: бюджет, ограниченный 60 тысячами “зеленых”, потянет лишь землю. Строить дом уже не на что.

Другой вариант — типовой коттедж в организованном поселке. Застройщики заманивают весьма привлекательными ценами. Говорят, можно отделаться какими-то 9 сотнями долларов за метр. Причем за землю доплачивать не нужно. По московским меркам — почти даром. Но только на первый взгляд. За эти деньги можно в лучшем случае рассчитывать на стены. А косметический ремонт извольте за свой счет.

Загородный коттедж между тем — не малогабаритная московская квартира. Меньше 200 “квадратов” застройщики почему-то не предлагают. В итоге, только в ремонт “коробки” потребуется вложить стоимость квартиры. Риэлторы не скрывают, что в среднем коттедж стоит около 200 тысяч долларов, а ремонт облегчает кошелек еще на полсотни. Итого: четверть миллиона долларов. Цена, на минуточку, чуть ли не четырех “двушек”.

Строиться самому — тоже не выход. Если свободных денег нет, придется продавать квартиру. А где жить? Снимать – весьма накладно. Плюс к стройматериалам — услуги прораба, дизайнера, откупные для участкового за использование “иностранной рабочей силы” и т.д. Каждый квадратный метр влетит как минимум в тысячу долларов. В общем, в смету не уложиться.

Для самых отчаянных есть еще один путь. На подъездах к столице полно брошенных “крепостей”, выстроенных товарищами в красных пиджаках. О том, что стало с их владельцами, лучше и не думать. А наследством можно воспользоваться по дешевке. Одна беда: отхватив участок и вбухав немалые деньги в строительство, прежние владельцы довольствовались водой из скважины и биотуалетом в лучшем случае. Кто станет прокладывать коммуникации, если строение ни в каких официальных списках не значится? А засвечивать свое добро рисковали не многие.

К тому же дворцов в полтысячи “квадратов” как будто не касалась рука инженера, знающего стандарты по отоплению. В результате кирпичные громадины зимой не протопить при всем желании. При таком раскладе покупаются те же стены. Сколько потребуется на ремонт — нетрудно подсчитать. Другая статья расходов — коммуникации. А чтобы их провести, “черную дачу” придется узаконить. Сделать это задним числом — слишком дорогое удовольствие.



Облом № 2
Большинство подмосковных “усадеб” — вне закона

Про “черные дачи” — отдельная песня. Тягаться с новичком от экологии, Олегом Митволем, рвущимся в бой, не под силу даже звездам. Что говорить о простых смертных.

В Подмосковье каждый дачник хоть немножечко, но захватчик. Мало кто устоял перед соблазном перенести забор на полметра, чтобы прибавить к шести соткам еще чуть-чуть. Прихваченную землю и выстроенные дома невозможно ни продать, ни завещать, ведь официально ее нет. А чтобы сбыть с рук этот участок, нужно либо забор разбирать, либо выкупать излишки.

А как быть тем, кто когда-то решил надуть государство по-крупному: огородил полгектара в престижном районе или на берегу водохранилища и отгрохал дачу? Им предстоят разбирательства посерьезнее. Звезды наши, например, уже несколько недель живут на валидоле: снесут или не снесут? Пугачева, Расторгуев, Швыдкой — вот только несколько имен, попавших в черный список Митволя. Неизвестно, дойдет ли дело до показательного сноса.

Кстати, потрепав нервы знаменитостям, товарищи из природоохранного ведомства, видимо, примутся за прочих дачников. Извольте, господа “захватчики”, землю приобрести в собственность, а незаконно выстроенные дома по всем правилам сдать в эксплуатацию. Плюс — заплатить крупный штраф.

А пока столь серьезные проблемы грозят тем, кто собрался совершить какую-нибудь сделку со своей загородной резиденцией. Как только речь зайдет о регистрации договора, “грехи” обязательно обнаружатся. Так что покупать хоть и привлекательные по цене, но незаконные по документам загородные особняки — себе дороже.

СУДИТЕ САМИ: для начала придется пройти кадастровый учет. Без плана участка к госрегистраторам не подступишься. Цена вопроса — от $50. В среднем “кадастр” обходится в 100 баксов. Это официально. Сколько попросят отвалить за ускорение процесса — одному богу известно.

Ведь уже на самом первом этапе могут выйти неувязочки. Например, по документам дом должен стоять на 6 сотках, а замеры показывают 7. Соточку заставят оплатить. Сколько — вопрос престижа. Земля везде стоит по-разному, и в элитных районах за излишки выставят счет с несколькими нулями. В у.е., разумеется.

Получив на руки документ, в котором подробно описан участок (адрес, размер, категория земли, назначение, границы и т.д.), пора собирать правоустанавливающие документы. Отдельно на землю — отдельно на строения.

Уладив “земельный” вопрос придется заняться домом. С легализацией недвижимости — вообще беда. Слишком часто дома или сарайчики строились без разрешений. Теперь выпишут штраф за самовольное возведение, а потом заставят сдавать в эксплуатацию задним числом. А это еще сложнее. Чиновники понимают: перед ними нарушитель и раскручивают “заложника” по полной программе. Целой межведомственной комиссией.

Впрочем, и без нее головной боли хватит. Прежде придется намотать “штрафные круги” по инстанциям: пожарные, чиновники Главгосархстройнадзора, специалисты служб электро-, газо-, водо- и теплоснабжения — и это неполный список товарищей, с которыми предстоит познакомиться поближе. Правда, набор может меняться в зависимости от того, что это: садовый домик, жилой, незавершенка или самовозведенный объект. Напоследок хорошо знакомое БТИ. На “домик в деревне” понадобится такой же поэтажный план, как на московскую квартиру.

В общем, забив на работу ради заветной цели, на сбор документов нужно отводить не меньше 4—5 месяцев. В лучшем случае, если не нужно с кем-нибудь судиться.

Выходит, что в скромный бюджет укладывается только квартира в ближайшем Подмосковье — мечты о собственном доме остаются на потом.



Облом № 3
Московское шило на подмосковное мыло

Еще недавно за каждый московский метр давали два подмосковных. Но теперь все изменилось: область по ценам подбирается к столице. Чем ближе к МКАД, тем дороже стоит метр. Скажем, в Химках модная нынче “панель” на монолитном каркасе давно перевалила за 1000 долларов за “квадрат”. По Рязанке просят не меньше. И в Красногорске цены на квартиры стартуют с той же отметки. Причем квартиры уходят, как говорится, на ура.

Строительный бум в окрестностях Москвы начался в 2001 году, когда столичные цены на недвижимость поползли вверх. Те, кто не привык сорить деньгами, стали присматриваться к городам, расположенным рядом с кольцом. Реутов, Химки, Люберцы, Одинцово и Видное первыми испытали на себе наплыв гостей.

Сегодня впрыгнуть в уходящий поезд и найти приличный вариант по старым ценам нереально. Областной рынок недвижимости очень чутко реагирует на все изменения, происходящие в “центре”. Стоит метру в Москве потяжелеть на сотню долларов, повышаются цены в Подмосковье. Правда, не так стремительно. Кстати, риэлторы лишают последней надежды, обещая, что через 10 лет цены на квартиры в области догонят московские.

И нужна такая смена климата? За вычетом расходов на риэлтора и оформление сделок получается — шило на мыло. Практически тот же метраж в стандартной планировке, но в Подмосковье. А область, как ни крути, не столица. Никаких тебе клумб и вертикального озеленения от мэрии, проблема с фитнес-центрами, салонами красоты, кинотеатрами и прочими увеселительными заведениями.

В Москву за благами цивилизации не наездишься. Трассы, по которым без пробок едут в столицу, можно пересчитать по пальцам. Одной руки.

Да и жизнь в области не дешевле. Продукты — дороже, зарплаты — меньше. С хорошей работой — проблемы. Не зря же жители области, прямо как чеховские барышни, рвутся в Москву.

P.S. Риэлторы обещают: через несколько лет Подмосковье начнет заманивать москвичей в загородный рай выгодными спецпредложениями. Для этого нужно всего ничего. Чтобы чиновники поспособствовали выделению земельных участков под строительство. Архитекторы — придумали оптимальные проекты — не дворцы и не хибары. А застройщики — играли на понижение в борьбе за клиента.

Осталось только дожить...





    Партнеры