Ужас на крыльях ночи

27 августа 2004 в 00:00, просмотров: 213

Вчера на месте катастроф самолетов “Ту-134” и “Ту-154” было куда спокойнее, чем в среду. Зеваки из числа местных жителей, устав от страшного зрелища, разошлись по домам.

В зоне падения остались только специалисты. Правда, спасатели уступили место следователям.

РОСТОВ. “Он не должен был погибнуть”

Вид раскуроченных фюзеляжей с лежащими рядом трупами в черных полиэтиленовых мешках и прекрасно уцелевших синих авиационных кресел, рассыпанных по полю, может навсегда лишить желания пользоваться самолетами. Вчера трупный запах уже не ощущался. Все найденные тела и останки людей, которые теперь называются “фрагментами”, уже перевезены в морг. Но обломки самолета “Ту-154” весь вчерашний день оставались на месте. Там еще работают эксперты.

Работы по поиску тел в Ростовской области не прекращались всю ночь. В итоге по состоянию на 12 часов четверга были найдены 42 тела. Вчера же в поселок Глубокое — ближайший населенный пункт — к месту трагедии стали съезжаться родственники погибших. Место падения “Ту-154” и в среду, и в четверг было оцеплено плотной стеной сотрудников милиции и ФСБ. Причем милиционеры одеты в белые праздничные рубашки. Их парадный вид на фоне трагедии несколько режет глаз.

— У нас теперь это повседневная форма одежды, — виновато объясняет гаишник из оцепления. — Губернатор распорядился.

Обломки “Ту-154” разбросаны в радиусе 24 километра. Но два самых больших “куска” — хвостовая часть и фюзеляж — лежат недалеко друг от друга. Обломки хвоста для спасателей, поисковиков не представляют интереса, людей там не было, поэтому над ними колдуют лишь несколько экспертов. А то, что раньше было фюзеляжем, лежит немного поодаль брюхом вверх — неизвестно сколько раз в полете корпус перевернулся.

Тела многих погибших сохранились относительно неплохо, по крайней мере их можно опознать по одежде. Но вот головы у всех пассажиров пострадали очень сильно, будто разорвались изнутри.

— Самолет падал с высоты 12 тысяч метров, и такое с людьми происходит при разгерметизации на большой высоте, — пояснил один эксперт. — Разбросанных по полю людей относительно немного, нашли 7 человек. В основном же все погибшие в фюзеляже. Спасатели бензопилами аккуратно резали металл, бережно доставали останки. Смотреть на это невозможно. Поэтому и снимать журналистам эту картину не разрешают.

— Там одна женщина летела с кошкой, — рассказывают спасатели. — Кошку нашли у нее на коленях, и внешне животное не сильно пострадало. А вот ее хозяйка...

Женщину увезли в морг, а ее четвероногую подругу оставили на месте.

— Неизвестно, сколько на борту было детей, — говорит Сергей Кузнецов, заместитель губернатора Ростовской области. Он показывает мне списки пассажиров. — Вот, видите, возраст не указан. Мы нашли 14-летнего суворовца, он был в форме, и еще одного мальчика лет семи.

Всего, по данным Сергея Кузнецова, на этот рейс было продано 44 билета, 6 человек на рейс не явились, так что всего летело 38 пассажиров и 8 членов экипажа (4 бортпроводницы и 4 летчика, от которых “вообще осталась каша”, как выразился один из спасателей).

Иностранцев на судне не было.

— Хотя звонили из МИДа Украины и интересовались гражданством одной погибшей, Ольги Шония, — говорит Кузнецов. — Но она из Сочи, это установлено.

Родственники погибших стали съезжаться к месту трагедии в четверг ближе к вечеру. Москвичей — около 30 человек — взялась доставить компания “Сибирь” — ей принадлежал погибший лайнер. А из Сочи людей привезли в автобусе.

Однако еще в среду вечером к обломкам самолета приехали первые родственники — родные погибшего Саркиса Аганесяна, 41-летнего жителя Сочи.

Хотя кавказские мужчины славятся своей выдержкой, родной брат Саркиса не стеснялся плакать навзрыд.

— Примите успокоительное, — подбежала к нему медсестра, дежурившая на месте трагедии.

— Не надо успокоительного, — ответил мужчина. — Таблетку от головной боли.

— Он не должен был погибнуть, — вздыхает брат жены погибшего Славик Алексанян. — Такие люди не должны гибнуть.

Славик, житель Краснодара, узнал о случившемся одним из первых. Он знал, что Саркис летит этим рейсом из Москвы домой, и встречать его в Сочи должен был племянник Славика.

— Племянник позвонил мне домой ночью и сказал, что самолет не прилетел. Это было в полночь, — рассказывает Славик, черный от горя. — А потом позвонил через два часа и сказал, что служащие аэропорта сообщили, что самолет разбился.

У Саркиса Аганесяна остались двое детей: мальчики 14 и 12 лет. Старший — инвалид с детства.

— Вы бы видели, как он любил своих сыновей, как ухаживал за старшим.

Саркиса опознали по часам и одежде. Он был в белых брюках. Удалось найти голову, которая находилась совсем в другом месте от тела.

Работы по извлечению тел не прекращались даже ночью, хотя и велись более осторожно (из-за разлившегося на месте трагедии керосина существовала опасность взрыва). Трупы тут же отвозили в местный морг, там их по максимуму привели в порядок, чтобы как можно меньше травмировать родственников. Родных, кстати, из-за отсутствия гостиниц в поселке расселят здесь же, в центральной районной больнице. К приему гостей вчера уже были полностью готовы.

— Мы освободили 40 мест для родственников погибших, — рассказывает главврач больницы Александр Карханин. — И подготовили для помощи бригаду врачей, куда входит и психолог.

“Номера” в больнице — на 4 человека. В каждом есть умывальник, если кому-то понадобится серьезная медпомощь, для них предусмотрены двухместные палаты со всеми удобствами.

— Врачи и психолог будут присутствовать и во время опознания, — говорит главврач.

Надо отдать должное администрации поселка Глубокое, на которую в одночасье свалились тяжелейшие проблемы, — она взяла на себя труд не только по размещению родственников погибших, но даже журналистов и сотрудников оперативных бригад. Ведь трагедия произошла в поле, вдали от крупных населенных пунктов (до Ростова отсюда 150 км). Люди, работающие на месте трагедии, ночуют в местной школе, прямо в классах, куда специально привезли кровати.

К сожалению, добрых слов нельзя сказать в адрес более высоких властей, которые почему-то запрещают говорить журналистам об истинных причинах трагедии. Заместитель Генпрокурора РФ Сергей Фридинский, побывавший в среду на месте происшествия, сказал традиционное в таких случаях: “Рассматриваются все возможные версии”.

Однако на месте трагедии буквально все говорят о теракте. Летчики как будто специально уводили самолет от крупных населенных пунктов, но журналистам, по крайней мере телевизионщикам, строго-настрого приказали забыть о версии теракта. В эфирах в среду об этом действительно не было сказано ни слова.

С уверенностью сейчас можно сказать, что пожара на борту не было, обломки самолета не обгорели, но это еще ни о чем не говорит. Что-то ведь послужило причиной разгерметизации.

С рассветом в четверг началось сплошное прочесывание местности — в поисках еще не найденных частей самолета и тел погибших. В эту операцию задействовано 1003 человека, “в основном это бойцы МЧС и внутренних войск, а также 107 единиц техники, в том числе вертолеты МЧС”.



ТУЛА. “Куликовское поле скорби”

Вчера в полдень два автобуса с родственниками погибших в авиакатастрофе под Тулой прибыли на место крушения из Волгограда. Траурная колонна в сопровождении милиции и карет “скорой помощи” прибыла в местный профилакторий. Там и разместили безутешных родных.

— На опознание приехал 31 человек, — говорит журналистам представитель администрации Волгоградской области, сопровождавший колонну. — Во время пути все родственники вели себя мужественно. Тем не менее некоторым пришлось оказывать медицинскую и психологическую помощь. Опознание начнется во второй половине дня, после того как уставшие люди отдохнут с дороги. Всю прошлую ночь работала бригада судмедэкспертов. Им удалось опознать 32 тела погибших.

— Пока никто из погибших родственников не изъявил желание посетить место авиакатастрофы, — добавляет Вячеслав Ротин, зам. губернатора Тульской области. — Но если кто-нибудь изъявит такое желание, то мы окажем им содействие.

Изъявят ли? Даже посторонним людям, даже спасателям с крепкими нервами тяжело смотреть на то, что осталось от пассажирского самолета.

На поле с пшеницей к месту катастрофы многочисленными машинами проложена укатанная колея. Рассматривают место катастрофы. Комментируют увиденное живо, с матерком... Для них случившееся — как кино.

Идем к месту падения фюзеляжа. Крылья распластанной машины видны издалека. Оцепления у места падения нет... Подходим вплотную к смятому корпусу самолета. Видим, что он частично ушел в землю. К упавшей “тушке” вплотную подогнали машину с краном. Гигантской стрелой подцепляют часть корпуса, под ним змеей вьются кабели — провода, куски обшивки, части кресел. Нет ни одной обгоревшей или обуглившейся детали... Самолет упал плашмя — “на живот”.

В стороне горой сложены пассажирские кресла. Многие из них целехоньки, даже привязные ремни на месте.

— Хвостовая часть лежит за лесом, метров в 700 от нас, — объясняет сотрудник МЧС Кимовского района.

Тут же находятся добровольцы из числа местных жителей, готовые проводить нас к обломкам.

16-летний паренек Вадим, хлестая придорожную траву ивовым прутом, рассказывает о страшных событиях той ночи:

— Мы с ребятами в карты играли на чердаке, удара о землю самолета из-за грозы не слышали. А потом видим — ближе к трем ночи поле прожекторами осветили. Мы тут же побежали смотреть. Поле развезло — дождь прошел. Вдруг Витек споткнулся, шепчет нам: “На что-то мягкое наступил...” Мы к нему — а там... женщина в белом платье лежит. Смотрим — сбоку пожарные со службой спасения цепочкой идут... Мы в крик: “Помогите, тут женщина!” Они на нас цыкнули, а ее — в черный пластиковый мешок. Потом устало говорят: “Идите, ребята, домой, здесь никто не выжил...”

На вчерашний день поисковая операция на месте катастрофы “Ту-134” была завершена. Найдены тела 43 человек — 35 пассажиров и восемь членов экипажа. Всех их доставили в морги рядом расположенного Новомосковска.

На поле работают эксперты — берут соскобы со всех обломков самолета и тихо говорят мужчине в штатском:

— Даже при взрыве мощностью от 400 граммов до килограмма в тротиловом эквиваленте самолет может потерпеть катастрофу, а те, кто сидит на расстоянии более трех метров от эпицентра взрыва, могут и не получить увечий — погибнут от ударной волны, а тело и одежда останутся целыми.

— У нас тут места вообще гиблые, — говорит нам на выходе из села мужчина, представившийся Геннадием. — Рядом Куликово поле, где полегло несметное количество воинов. А теперь и это поле, Бучалковское, будет проклято.






Партнеры