Сто рож у каждого подъезда

27 августа 2004 в 00:00, просмотров: 443

Безопасность москвичей стала одной из главных забот властей. Уже многие дома оборудованы домофонами, а из каждого четвертого подъезда за нами следит глазок камеры видеонаблюдения. Чувствуем ли мы себя при этом в полной безопасности?

Обозреватель “МК” решил прояснить ситуацию и вместе с депутатом Мосгордумы Юрием Поповым отправился в рейд по столичным пунктам видеонаблюдения.


СПРАВКА “МК”. Оборудование одного подъезда камерами видеонаблюдения обходится в 30 тыс. руб. А ежемесячное обслуживание стоит столько же, сколько консьержка, которая работает лишь пять дней в неделею по 8 часов (2,5 тыс. руб.).


Решившись взять всех москвичей на карандаш, отцы города пережили немало неприятных минут. Были опасения, что жители воспримут “всевидящее око” в штыки — как вмешательство в их частную жизнь. Так, один депутат Госдумы, проживающий на Арбате, самолично перерубил проводки у камеры в своем подъезде. Но для большинства москвичей вопроса о неподконтрольной частной жизни в подъездах даже не вставало — еще не забылись громкие теракты. Поэтому два года назад в Москве начали повсеместно устанавливать системы видеонаблюдения. Сейчас ими оборудовано 28 тыс. подъездов, к 2007 г. их число доведут до 90 тыс.

Самые первые “глазки” появились на территории ОВД “Тверской”, куда мы и отправились в первую очередь. Сейчас это один из трех районов Москвы, имеющих Центральный пункт видеонаблюдения (ЦПВ), куда стекается информация сразу из всех подъездов.

...Душная комната. По периметру — женщины в синих халатах, прикованные взглядом к экранам компьютеров, от картинок на которых рябит в глазах. Каждый монитор разбит на 16 окошек, таких мониторов перед каждой дамой три. Итого: 48 картинок (норматив на одного человека) из разных подъездов, за которыми нужно следить одновременно в течение 24 (!) часов. Как пояснили в руководстве центра, на такой график (сутки через трое) перешли по просьбе сотрудниц, живущих в основном в Подмосковье. Москвичек не привлекают тяжелые условия труда и низкая (5—6 тыс. руб.) зарплата.

— Глаза не устают? — спрашиваю у одной женщины в очках.

— Кто не выдерживает, уходит, — отвечает она, не отрываясь от экранов. — А я уже год работаю, привыкла. Ночью два часа поспать можно, каждые два часа — перерыв 15 минут плюс обед и ужин.

Чтобы глаза не собрались в кучку, картинки, где происходит движение, обводятся в красную рамку. А сачкануть невозможно. За всеми операторами, в свою очередь, следят внутренние камеры видеонаблюдения, так что каждое утро начальство проверяет, какой компьютер оставался свободным. Впрочем, такого тут не случается.

Диспетчеры должны реагировать и информировать старшую по смене о любых подозрительных делах возле подъезда: выносе вещей, попытке взлома замка, подозрительных предметах. Старшая передает сигнал в Управление вневедомственной охраны. Чаще всего тревога оказывается ложной: люди просто переезжают или забыли ключ.

— А милиция всегда реагирует на ваши вызовы?

Услышав этот вопрос, старшая по смене вздыхает:

— К сожалению, нет — мы это видим на экранах. Вот в Хамовниках с этим легче — их обслуживает ЧОП.

— Приходилось видеть серьезные правонарушения? — спрашиваю у оператора Ларисы, работающей 10 месяцев.

— Нет, у меня участок спокойный. Но в другую смену были.

Как признают сотрудники центра, система видеонаблюдения лучше работает на профилактику, нежели на раскрываемость преступлений. Преступный люд оперативно узнает, где есть “глазки”, и старается обходить их стороной. Итог: с начала этого года в Тверском было 42 кражи, и лишь одна — в подъезде, оборудованном “глазком”. Впрочем, в ОВД “Тверской” довольны и раскрываемостью. С помощью “видеоглазков” уже состоялось несколько успешных задержаний — в основном автомобильных воров. Например, за последние полгода благодаря видеонаблюдению экипажи вневедомственной охраны поймали трех жуликов, в их числе и одного профи, который нарочно приехал в Москву на “гастроли” из Рязанской области.

Самым продвинутым в городе оказался ЦПВ района “Аэропорт”, у него есть даже собственный экипаж УВО, постоянно дежурящий возле центра. Под ЦПВ здесь завязаны не только все жилые дома, но и техпомещения, чердаки, подъезды и лифты. А некоторые дома оборудованы датчиками, реагирующими на температуру, загазованность и затопляемость.

А еще район “Аэропорт” оборудован красными кабинками типа телефонных с кнопкой “Вызов милиции”. Это так называемые внутридворовые переговорные устройства экстренной связи. Подсчитано, что скоро их будет по 23 в каждом районе Москвы (пока они есть лишь в ЦАО и Зеленограде, всего чуть более 100). По ним можно сообщать о любых правонарушениях анонимно. С их появлением, сказали нам в ЦПВ района “Аэропорт”, диспетчеры стали более культурными: не станешь же материться, зная, что разговор записывается.

Еще одно ноу-хау аэропортовского ЦПВ апробируется специально по просьбе ГУВД. Это экспериментальная камера в доме на улице Самеда Вургуна, которая снимает человека не только возле, но и внутри подъезда и позволяет “сфотографировать” его лицо. Стоит установка такой камеры дороже на 3 тыс. руб., зато для милиции она куда более ценна.

Итак, эти районы оказались образцово-показательными. Но только они. В целом же раскрываемость краж по городу, согласно сводкам ГУВД, уменьшилась не намного: 40—60 краж ежедневно, из них по горячим следам раскрывается 1—3. С чем же это связано?

— В большинстве районов Москвы пункты видеонаблюдения не завязаны на центральный пост, — говорит депутат Мосгордумы Юрий Попов. — Чаще всего это маленькие локальные посты, обслуживающие несколько домов, где всего два оператора и три компьютера. Лично мне жаловались милиционеры: приезжаем туда ночью, а все операторы погасили мониторы и спят. Особенно много локальных пунктов в Южном и Северо-Западном округах. Беда и в том, что разные фирмы оборудуют разные пункты разной техникой, которую состыковать для формирования единой системы в будущем невозможно.

А ведь отцы города с самого начала планировали в перспективе оборудовать “глазками” видеонаблюдения все дома, подвалы, школы, детские сады… Это дешевле, чем подключать их к центральным пунктам. Но пока, увы, огромные бюджетные деньги (а это примерно 800 млн. руб. ежегодно) тратятся не слишком рационально. По данным “МК”, Всемирная академия безопасности сейчас проводит анализ эффективности работы системы видеонаблюдения в районе Южного порта, и предварительные выводы экспертов неутешительны: система неэффективна.

— Для многих префектур оборудование подъездов камерами видеонаблюдения превратилось во что-то типа соцсоревнований — кто поставит больше, — продолжает Попов. — Вопросы же обработки информации и оперативного реагирования редко кого волнуют.

Остается надеться, что эту порочную практику мы когда-нибудь искореним.




    Партнеры