За пять секунд до штопора

28 августа 2004 в 00:00, просмотров: 616

“Черные ящики” “заговорят”, видимо, лишь после того, как власти наконец-то определятся с официальной версией.

— Это случится не раньше понедельника, когда пройдут выборы в Чечне. Нам это сразу дали понять, — сказал “МК” один из расследователей. — А вообще с “самописцами” проблема. Есть какие-то непонятные вещи, которые мы пока не можем объяснить. Как таковых взрывов на них не зафиксировано — потому что они их не пишут. Остались другие отметки, как только самолеты начали разрушаться. Записи прекратились в воздухе.

Как показал временной анализ расшифровок “черных ящиков”, сигнал “SOS” пошел на землю уже после того, как в самолете началась разгерметизация.

— Все случилось за 5—10 секунд. Небольшой локальный взрыв, самолет начал в воздухе разрушаться, кто-то из летчиков успел переключить тумблер. Сказать он уже ничего не мог — на высоте 10 тысяч метров хватит нескольких секунд, чтобы отключиться. Это то же самое, как если бы водолаза подняли со стометровой глубины.

Расшифровка “черных ящиков” с “Ту-134”, упавшего в Тульской области, показала, что там летчики даже не успели подать сигнал беды. Бортовые самописцы зафиксировали лишь внезапное разрушение лайнера.

Молчат и судмедэксперты, хотя их выводы могли бы пролить свет на конкретное место взрыва. И на его силу.

— У людей, сидевших рядом с эпицентром взрыва, в легких должны обнаружить остатки угарного газа. И патолого-анатомическая экспертиза их бы показала. А поскольку все тела опознаны, можно понять, кто где находился во время теракта, — считают эксперты “МК”. — Если в графе “причина смерти” напишут “разрыв легких”, значит, пассажир умер от разгерметизации. И это поможет установить, где именно был взрыв.

По нашей информации, уже во всех авиационных структурах гражданской авиации прошли совещания по безопасности.

Если теракт признают официально, то, как следует из Варшавской конвенции 1929 года о правилах несения ответственности в гражданской авиации, наступят т.н. форс-мажорные обстоятельства. Тут-то и появятся первые правовые неясности.

— Пятьдесят—сто тысяч рублей — эти суммы называются сейчас в качестве компенсаций. Сегодняшние события с точки зрения международного права показывают всю убогость наших законов в области авиационного страхования, — считает специалист по международному воздушному праву Виталий Бордунов. — Россия не подписала Монреальскую конвенцию 1999 года, которую ратифицировали 30 государств, потому что у нашего правительства не дошли до нее руки. Во всем мире сразу же родственники погибших получают 140 тысяч евро, это новый международный стандарт. Если же вина авиакомпании или аэропортовых служб доказана, то в Италии сумма компенсаций увеличивается на 300 тысяч евро. В США — на 350 тысяч долларов, в Японии вообще на один миллион.

После похорон близким наших погибших снова придется пройти все круги ада. С родственниками будут торговаться до последнего, не раскрывая истинных причин случившегося.






Партнеры