Смертницы вошли последними

28 августа 2004 в 00:00, просмотров: 327

Вчера ФСБ России официально подтвердила, что при обследовании самолета “Ту-154” (Москва—Сочи) обнаружены следы взрывчатого вещества. Предварительный анализ показал, что это гексоген.

Вторая сенсационная новость — на обоих бортах летели женщины-чеченки. И если всех погибших уже опознали родные, то этих двух до сих пор никто не ищет. Значит, опять смертницы?

Террорист со взрывным устройством предположительно находился во втором салоне “Ту-154”. О том, как в этом случае могла развиваться ситуация на борту, “МК” попросил рассказать специалиста по расследованию летных происшествий:

— В хвостовой части фюзеляжа — а в салоне это место расположено сразу за туалетом — находится специальный технический отсек. Там собрана вся “гидравлика” — управление рулевыми агрегатами, которые “ведут” самолет. Там же — аккумуляторы аварийного питания, которые автоматически подключаются в случае, если основные генераторы тока (они расположены также сзади, на двигателях) по каким-то причинам отказывают.

То есть, если взрыв произошел в предхвостовом отсеке, он одновременно вырубил все управление самолетом плюс основное и аварийное электропитание. Этим можно объяснить отсутствие радиосвязи и записей на пленках самописцев. Видимо, последнее, что успел сделать экипаж, — послать сигнал “SOS”. Летчики могли еще делать попытки как-то удержать падающий самолет, одновременно пытаясь связаться с диспетчером, но земля их уже не слышала...

Но была ли в “Домодедово” техническая возможность обнаружить гексоген в багаже или ручной клади?

С этим вопросом мы обратились к руководителю пресс-службы группы компаний “Ист-Лайн”, управляющей аэропортом “Домодедово”, Юлии Мазановой.

— Да, такая возможность есть — с помощью газоанализаторов.

— А они установлены в аэропорту? Применяются при отправке каждого рейса?

— Их не устанавливают, это ручные газоанализаторы. Они действительно применяются на каждом рейсе. Но выборочно — не каждый пассажир проходит через газоанализатор, а только тот, кто кажется подозрительным.

...Сейчас ФСБ вовсю занимается поисками родственников погибших чеченок и проверяет всю информацию, связанную с ними. В МВД Чечни уже поступили запросы на С.Джебирханову, летевшую рейсом Москва—Сочи, и Аманту Нагаеву, летевшую в Волгоград.

Именно Джебирханова поменяла билет с утреннего рейса в Сочи, намеченного на 25 августа, на более ранний, вечерний рейс 24-го числа — прямо во время начала регистрации на самолет “Ту-154” авиакомпании “Сибирь”. Однако ее паспортных данных в регистрационных списках почему-то не обнаружилось. Почему? Пока загадка. Кстати, Джебирханова сидела именно во втором салоне, то есть вблизи туалета (и двигателя). Ее место было 19F.

А можно ли пройти на борт самолета без паспорта или по фальшивому документу? Известно ведь, что при покупке билетов в некоторых московских авиакассах паспорт не требуют вообще...

Как нам ответили в группе компаний “Ист-Лайн”, возможность пройти в самолет вообще без паспорта категорически исключена. А вот насчет второго... Вот что рассказала Юлия Мазанова:

— Система такая: представители авиакомпаний, в чьих кассах ведется продажа билетов, должны вбивать данные паспортов себе в компьютеры. Но в России на это нет четких указаний, и потому одни компании при продаже билетов требуют паспорта, а другие — нет. Для аэропорта же главный перевозочный документ — это авиабилет. По требованиям Международной ассоциации гражданской авиации (IAT) авиабилет считается недействительным, если на нем нет фамилии, так называемых “количественного сегмента” (данных о рейсе, дате, времени, направлении полета) и валидатора (печати ответственного уполномоченного офиса по продаже билетов). А задача аэропорта — сверить, что фамилия в паспорте соответствует той, что указана в билете.

Человек приходит на регистрацию. По нормативу регистратору дается 1 минута, чтобы сверить фамилию в паспорте с той, что указана в билете. Причем норматив даже допускает несколько ошибок — в фамилии, имени... Если все сходится, в компьютер вносятся данные о количестве мест багажа, его весе. Пассажиру отдают посадочный талон с купоном, и он проходит на посадку, где купон отрывают. На “международке” еще смотрят, есть ли виза.

— И все? Других проверок нет? Разве служба авиационной безопасности больше в паспорт не смотрит?

— Смотрит. Сличают фото, паспортные данные и проверяют срок действия паспорта. Хотя, конечно, эти работники не являются специалистами по фальшивым документам — это не предусмотрено законом.

Пресс-секретарь компании “Сибирь” Илья Новохатский сообщил “МК”, что при покупке билета на самолеты его компании допускается не только общегражданский паспорт, но и загранпаспорт или другой документ, удостоверяющий личность. Выходит, полететь можно и по студенческому билету, и по служебному удостоверению с неясной фоткой и размытой круглой печатью? Имя и отчество Джебирхановой в билете не были указаны. Не исключено, что она как раз покупала его не по паспорту. И зачем-то меняла билет...

— Точной информации, когда был куплен первый билет, у нас нет, — сказал Новохатский. — Но известно, что вечером. Незадолго до рейса на 21.25.

Спустя короткое время Джебирханова передумала, сдала первый билет и купила второй — на менее удобный рейс в 21.25, на который уже шла регистрация. При этом ей пришлось заплатить за переоформление.

О Нагаевой известно лишь, что она родилась в поселке Кирова Заводского района Грозного. Молодая, незамужняя, 1977 г.р. В Москве она купила билет на самолет самой последней из пассажиров — за час до отлета. И это тоже не может не вызвать подозрений. В Волгограде ее никто не встречал. Зачем она туда летела — тоже неизвестно. Но в МВД Чечни “МК” рассказали, что обе женщины, находившиеся на борту взорванных самолетов... вовсе не чеченки.

— Эти женщины — ногайки (северо-кавказский народ тюркского происхождения общей численностью около 75 тыс. — Авт.). Если все-таки версия о терактах подтвердится, то можно предположить, что они принадлежали к ногайской бандгруппе, т.н. Ногайскому батальону. Это они устраивали все последние “фейерверки” в Ставрополе, Кисловодске и в том числе в Москве. Эту группировку мы называем “Ногайский джамаат”. Она довольно мощная и настроена крайне проваххабитски. Базируются они, как мы предполагаем, в ногайских степях, это Шелковской район. Вообще же ногайцев, которых никоим образом нельзя отождествлять с боевиками, в Чечне около 5 тыс. Ногайский батальон активно сотрудничает с моджахедами из Карачаево-Черкесии.

По некоторым данным, и Джебирханова из того же Заводского района. В РОВД Заводского района нам сообщили, что гражданки Нагаева и Джебирханова ни в чем предосудительном замечены не были. Правда, при этом не стоит забывать, что само РОВД уже трижды сжигали дотла.

На вопросы “МК”, когда и где Нагаева приобрела билет на рейс Москва—Волгоград, и в центральном офисе авиакомпании “Волга-авиаэкспресс”, и в ее представительстве в “Домодедово” отвечают расплывчато: “Никакой информацией не располагаем. Все, что было, рассказали в первый же день. А билеты у нас продаются в кассах”.

Теперь спецслужбам предстоит выяснить, кто направлял этих женщин и кто помогал им в Москве. И вообще — те ли они, за кого себя выдавали?




    Партнеры