Нимфетка на троих

28 августа 2004 в 00:00, просмотров: 16176

“Меня насилует папа, помогите”, — перед милиционером в дежурной части ОВД “Савеловский”, скромно потупив глаза, стояло тщедушное существо, девочка-подросток.

Юную жертву звали Оля Кроликова. В милицию она пришла с самым близким другом отца, 42-летним Валерием. Мужчина подтвердил: отец Ольги — гнусный извращенец. Однако вскоре выяснилось, что Валерий не может быть объективным. Ольга призналась в милиции, что добровольный защитник тоже был с ней близок... В результате оперативники задержали и отца Оли, и его закадычного друга. Их обвинили в том, что оба в течение полутора лет занимались сексом с малолеткой. Впрочем, тут же отпустили под подписку о невыезде.

“МК” решил разобраться в шокирующей семейной драме.

Братик девочку любил

Старая улица в районе Савеловского вокзала. Здесь дома утопают в зелени, во дворах до сих пор сушат белье. У подъезда на лавочках сидят бабульки, которые лучше любого участкового скажут, что за люди живут по соседству.

— Кроликовы? Странная семейка...

И дальше в подробностях. Отец — Кроликов Александр — все время на работе, нелюдимый, бирюк. Домашние его боятся как огня, жена и дочка постоянно в синяках ходят. Чуть что не так, старший Кроликов лезет драться. А кулак у него тяжелый, да и сам он весит 120 кило.

Мама Мария — настоящая блаженная и до смерти боится мужа. Детей — двое. Старший брат Дима рос хулиганом, но уже несколько лет его не слышно и не видно. Как сгинул. “Оля в этой семейке — самая нормальная”.

До поры до времени Ольга была домашней любимицей. Даже оторва Димка сестру опекал, в детстве все время с ней возился. А потом в отношениях брата и сестры что-то сломалось.

“Мама, ко мне брат пристает, требует, чтобы мы с ним нехорошим занимались”, — расплакалась однажды 11-летняя Ольга.

По ее словам, кошмар продолжался уже полгода. Маленькая девочка не могла оставаться один на один со своей бедой и, не зная, как защитить себя, рассказала все матери.

“Не вздумай пожаловаться еще и отцу, иначе Дима побьет нас с тобой”, — вот и все, что услышала Оля в ответ от матери.

Только через два года страшная тайна инцеста дошла до ушей старшего Кроликова. Александр вынес суровый приговор: “У меня нет больше сына”. Малолетнего любовника сослали в дом родителей жены и даже имя его вслух больше не произносили.

Но после того, как из дома исчез Олин мучитель, примерная девочка вдруг резко изменила свое поведение.

— Она на улице ни одного парня мимо не пропускала, — вспоминает соседка. — Каждого встречного окликала, предлагала познакомиться. Она вообще на сексе помешана. Такие подробности и скабрезности рассказывала, что даже мне, взрослой женщине, неудобно было...

Секретничать Оля приходила к ровеснице и соседке Маше, единственной своей приятельнице. “Зря ты не занимаешься сексом! — учила она ее. — Ты даже себе не представляешь, сколько теряешь!”

— Она совершенно замучила мою дочку разговорами про оргазм, эротические ласки и прочее. А ведь моя Машка еще совсем ребенок, неискушенный во всей этой грязи! — жаловалась нам соседка Кроликовых.

Именно Маше призналась Оля и в том, что у нее появился великовозрастный поклонник — друг и ровесник ее отца, дядя Валера. “У нее день рождения был, смотрим — идет мужчина с огромной охапкой роз, что за отношения у него с сопливой девчонкой!” — недоумевают жильцы.

Но во дворе девочку жалели: про сожителя-брата знала вся округа. Да и потом Оля нередко появлялась на улице с багровыми синяками. Которые доставались ей от отца.

Ольга не раз в слезах прибегала к соседям: пустите переночевать. Но никто из жильцов не хотел быть крайним и вмешиваться в странные отношения странной семейки.

“Защиту” от гневливого папаши Оля нашла у... дяди Валеры. Ей было всего 14 лет, когда она с чемоданом появилась на пороге квартиры отцовского друга.



Друг отца — мой друг...

Валерий Самошин знал Ольгу с рождения. С ее отцом он знаком с 15 лет. Они были не разлей вода: вместе учились в ПТУ, поступили в институт. Позже — дружили семьями.

— Я был самым близким другом этой семьи, но даже представить себе не мог, что происходит за закрытыми дверями их квартиры, Ольга в тот день мне призналась, что отец накануне ее избил, а потом еще и изнасиловал, — говорил нам дядя Валера. — Я долго не мог поверить, что мой лучший друг способен на такое! Хотя меня всегда смущало чересчур нежное отношение отца к дочери: например, Александр мог начать в гостях при всех целовать Олю в губы или развязно обнять.

Да, Кроликов — друг. Но истина дороже.

По версии Валерия, отцовская нежность постепенно перерастала в похоть. Если поначалу Александр ограничивался игривыми поглаживаниями дочери, то потом позволял себе “ласкать девочку рукой между ног”. Толчком к этим эротическим заигрываниям, безусловно, послужил пример старшего сына. “Оля мне рассказывала, что отец впервые изнасиловал ее вечером, — продолжает Валерий. — Сначала избил, а потом и трахнул! Наутро сценарий повторился. Тогда-то она и прибежала ко мне за спасением”.

Валерий немедленно помчался выяснять с другом отношения.

— Саша мне признался, что действительно переспал с дочерью. И добавил: “Это же только в воспитательных целях, нечего заниматься проституцией! Да мне и не понравилось с ней! Больше я ее и пальцем не трону”.

Однако Ольга продолжала жаловаться соседям на приставания озабоченного сексом папаши:

— Уже и мать в курсе. Но она боится заходить в комнату, когда отец уединяется со мной.

О том, что мать Ольги якобы знала о происходящем, подтвердил и Валера.

— Мария сама мне призналась, что видела дочь с мужем вдвоем обнаженными. Но муж ей пояснил: дочка попросила “показать кое-что по-мужски”. А по-настоящему между ними ничего не было...

Оля умоляла мать защитить ее, а в ответ слышала хлесткое: “Ну и что, пусть трахает. Уж лучше пусть так, чем жить без отца...” Так девочка описывала происходящее Валере.

Самошин посоветовал обратиться в милицию — первое заявление в ОВД “Савеловский” Оля принесла в конце июля этого года. Но ход делу так и не дали. Заявление Оля Кроликова вскоре добровольно забрала. И уехала, как все нормальные дети, в лагерь — ведь школьные каникулы были в самом разгаре.



Кого породил, того и имею

— Девчонка просто выпендрилась, навыдумывала все про меня, — утверждает отец семейства Александр Кроликов. — В конце концов она согласилась, что сделала глупость, — и забрала заявление.

Даже по голосу Кроликов совершенно не похож на того монстра, которого описывали соседи. Скромный, интеллигентный человек. В одном из московских НИИ, где Александр работает инженером, у него хорошая репутация. “Кроликов мало общается с сотрудниками, — пояснили нам в отделе кадров, — но у него специфика работы такая — все время один на один с приборами. Исполнительный, профессионал в своем деле. Обычный человек, как все...”

Отец Оли искренне убеждает нас, что в их семье сейчас мир и спокойствие. Девочка отдыхает на даче, он вышел из отпуска — и уверен, что вскоре дело против него прекратят. Ни о каком домашнем насилии, по словам Александра, речи идти не может.

— Да, я врезал Ольке пару раз ремнем, она достала меня своим развратом, — признался корреспонденту “МК” Александр Кроликов. — Кому понравится, что дочь трахается со всеми направо и налево? Да еще рассказывает об этом. Но в сексуальном плане — я пальцем до нее не дотрагивался, это полная ерунда.

Александр кажется вполне вменяемым и совсем не глупым мужчиной.

И только в одном его заклинило: в растлении единственной дочки он вовсю обвиняет бывшего лучшего друга. “Валера меня предал, такой наглец. Он даже предлагал деньги, чтобы безнаказанно спать с моим ребенком. Вы же понимаете, девчонке всего 15 лет — подарил пару хороших подарков, и дело в шляпе. Я лично больше его знать не хочу — сразу выбросил все его координаты”.

Прощаясь, Александр попросил нас дочь не беспокоить:

— Вы поймите, бедного ребенка и так затаскали по допросам. Она сейчас мечтает только об одном — пожить наконец спокойно.

После того, как дело предали огласке, мать Оли перестала общаться с чужими. Через закрытую дверь она крикнула:

— Я вам не открою, я больна — у меня это... у меня опухоль!

— Даже не пытайтесь найти с ней контакт, — огорошили нас жильцы дома. — Женщина со странностями. Говорят, она еле-еле доучилась до восьмого класса и никогда не работала.

В отличие от матери Оля учится на четыре и пять. Учителя ценят ее усидчивость и серьезность.

— Девочка очень хорошая, — заверила нас директор Олиной школы, — недавно заняла второе место по Москве по шашкам. Только не очень общительная: подруг у нее нет, всюду ходит одна. Мы знаем, что в семье не все гладко, поэтому ее успехи особенно удивительны.

Этим летом, кстати, Оля забрала документы из школы и поступила в колледж. Будет учиться на секретаря-референта.

Заботливый отец. Больная мать. Благородный друг семьи...



Танго втроем

Выходит, что сейчас все герои нашей истории невинны — все, кроме маленькой озабоченной Оли. Рано или поздно правоохранительные или судебные органы, надеемся, определят степень вины всех героев этой грязной истории. Вот только поломанную судьбу девочки уже не склеить...

— Я был с Олей, когда она отнесла первое заявление, и просил следователя помочь девочке. Но его интересовало только одно: какие у меня самого с ней отношения! — жаловался нам Валерий. — Между нами, естественно, никакой близости не было. В конце концов это и моя жена может подтвердить. Она, кстати, предупреждала меня: “Не лезь в чужую семью, вот увидишь: Ольга с отцом помирятся, а ты виноват будешь!” К неприятностям я был готов, но что меня же в сексе с ребенком обвинят, этого я не ожидал! Что я, монстр какой-то, что ли? У меня же у самого дите есть... Ну жалел я Олю, ну мог по-дружески поцеловать в щечку. Но чтобы спать с ней — этого не было. Я ни в чем не виноват, говорю как на духу!

Тем не менее Оля вовсю делилась с соседкой шокирующими интимными подробностями: “Мы с папой поехали к Валере на дачу и спали все вместе на одной кровати. А я была без лифчика!”

— Жалко девчонку, эти два кобеля совсем ей мозги набекрень сдвинули, — возмущались соседи, но почему-то, безоговорочно поверив в Олины рассказы, никто из них не попытался встать на защиту прав невинного ребенка.

А может, и не было никакого преступления? Просто разыгралась у девочки не в меру фантазия: пожаловалась дяде Валере на папу, а папе на дядю... Вот и оказались оба фигурантами одного уголовного дела.

Впрочем, друг семейства Валера считает по-другому: отец Ольги способен выйти сухим из воды, потому что по-прежнему держит в страхе жену и дочь:

— Он Ольгу избивал проволокой, вся попа была в кровоподтеках. Она мне сама показывала. А заявление она забрала, потому что он грозился вернуть домой брата Диму.

— А вас-то почему он обвиняет в связи с дочерью?

— Саша знал, как Оля ко мне относится, — я стал для нее самым близким человеком, кроме меня, ее и защитить от него некому.

Так или иначе, но сейчас дело приняло новый серьезный оборот. Подробности тройного инцеста попали в прессу. Семья Кроликовых стала знаменита. Но только длительная психологическая экспертиза может сказать, что это — извращенные девичьи фантазии или жуткая семейная драма.


Все фамилии в материале изменены.


КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

— Сказать с полной уверенностью, — Андрей КОНОВАЛОВ, практический психолог, психотерапевт, — было или не было в этой семье насилие, пока невозможно. Однако совершенно точно, что возникшая ситуация вполне закономерна. Ее предопределила психологическая атмосфера, царящая в семье Кроликовых.

За воспитание ребенка отвечают оба родителя. Но молчаливая мать от своей доли ответственности предпочла отказаться — для нее проще не перечить грозному отцу. Проще — не значит лучше. Вполне возможно, что она хорошая хозяйка: стирает, готовит, убирается. Это, конечно, важно, но для воспитания детей совершенно недостаточно.

Отец тоже самоустранился, отгородившись от сына и дочери своей работой. Он там пропадает. Лучше и не скажешь. Любой аналогичный трудоголизм всегда свидетельствует о нежелании человека заниматься домом, семьей. Он тоже, как и мать, не хочет брать на себя ответственность за детей. Два года отец не знает, что его старший сын насилует сестру! А узнав, выгоняет из дому — с глаз долой, из сердца вон. Это что — воспитание? Это практически полное его отсутствие и бессилие перед сложившимися обстоятельствами.

Дети не рождаются ни плохими, ни хорошими: девиантное поведение — это способ привлечь к себе внимание взрослых. Любой ребенок, даже оступившийся, заслуживает внимания к себе и способен еще на исправление. А в этой семье от сына просто отрекаются. Так что я сомневаюсь, была ли идиллия в этом доме когда-нибудь. Скорее всего, им просто удавалось не выносить сор из избы.

Героиня статьи — Ольга — насквозь проникнута духом своей семьи. Она, так же как и брат, пытается добиться к себе внимания. Разумеется, делает это по-своему, с особенностями, свойственными ее характеру. И она этого добивается. Какие страсти кипят вокруг нее, сколько о ней говорят! В данном случае она психологически компенсирует свою незаметную мать. Чисто теоретически она вполне может выдумать все эти истории с ее насилием. Так она оказывается в центре внимания, она становится заметна другим людям. Но точно так же насилие вполне могло иметь место, поскольку Ольга ведет себя слишком провокативно, особенно в отношении друга семьи Валерия. Да и Валерий, глядя со стороны, полностью попадается на эту удочку.

Подчеркиваю, правду может установить лишь грамотное следствие.


КОММЕНТАРИЙ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

“С отцом и его другом школьница занималась сексом добровольно. Никто ее к этому не принуждал”, — говорят сотрудники ОВД “Савеловский”, занимающиеся расследованием этой запутанной истории.

Первоначально Оля появилась в милиции с заявлением, что над ней надругался отец. Была у девочки и справка из травмопункта, подтверждающая побои. Однако проведенное медицинское обследование не обнаружило следов изнасилования. Прокуратура передала дело на дальнейшее расследование в милицию.

Поскольку на одном из допросов девочка призналась, что, хотя ее действительно никто не насиловал, сексуальные контакты с обоими мужчинами были. Ее партнерам придется отвечать за сексуальные отношения с лицом, не достигшим совершеннолетия.

“Нашу семью поставили на учет как неблагополучную, а мужу сказали приходить в милицию на профилактическую беседу”, — говорит мама Оли. Женщина считает, что ее муж ни в чем не виноват. А просто пострадал от коварства своего друга и глупости обиженной дочери, которая решила ему отомстить таким образом. Этим летом мужчина избил ее ремнем за легкомысленное поведение. На вопрос корреспондента “МК”: не было ли данное наказание слишком суровым для школьницы, ее мама ответила отрицательно. Результат, по словам женщины, того стоил. Теперь Оля ведет себя примерно — никаких звонков от посторонних и прогулок с компаниями. Даже запрет родителей на поход в кино в мужской компании она восприняла спокойно.






Партнеры