Пора помидоров-мутантов

30 августа 2004 в 00:00, просмотров: 333

Какую партийную систему власть хочет построить в России? И насколько далеки мы от придуманного ею, властью, идеала?

Секретарь генерального совета “Единой России” Валерий Богомолов как “политолог, догадывающийся об идеях высшего руководства страны”, утверждает в интервью разным газетам, что основными составляющими партийной системы должны стать правоцентристская и левоцентристская партии. Они, сменяя друг друга у власти, будут составлять основу двухпартийной системы. “Чистые” либералы, по мнению Богомолова, должны быть — но как “креативщики”, генераторы идей. Но власти им не видать. КПРФ, видимо, тоже останется — пока.

Неужели наконец сбудется давняя мечта российского руководства о правом и левом крыле одной и той же партии власти, которую не удалось реализовать Черномырдину с Рыбкиным при Ельцине? Ведь многое из того, о чем лишь грезилось три-четыре года назад, уже стало былью...

“Правый центр”: МЕДВЕДЬ МОЖЕТ ТРЕСНУТЬ

“Правый центр” — это, конечно, “Единая Россия”. “Правый центр” — потому что “положа руку на сердце, надо признать, что и в Кремле, и в правительстве политику сейчас определяют правые” (Борис Надеждин, СПС). И правда — что такое монетизация льгот в том виде, как ее проводят, если не очень жесткая правая политика?

Но поскольку внятного левого центра, то есть филиала партии власти с социальным уклоном создать пока не удалось, “Единой России” приходится играть и его роль. На кнопки для голосования нажимать правой рукой, а левой (хотя бы с помощью председателя Комитета по труду и социальной политике, профсоюзного деятеля Андрея Исаева) делать успокаивающие пассы в сторону обиженного и ничего не понимающего населения.

Конечно, логичнее было бы не мучиться и поделить “Единую Россию” на две части. Но сейчас это, судя по некоторым признакам, считается нецелесообразным, потому что затруднит управление процессом штамповки решений в парламенте, раздробит силы партии власти. А непопулярных законов в ближайшее время Думе, судя по всему, предстоит принять немало.

Так что если “Единую Россию” и поделят — то ближе к выборам. Некоторые политологи и политики предполагают, что на глазах у изумленного человечества может быть сыгран такой спектакль: правая “Единая Россия” вместе с “правым” нынешним правительством дискредитируют себя непопулярными решениями, и тогда их конструктивной критикой через государственные СМИ займется спешно отколовшаяся, “несогласная” с политикой правительства “левая” “Единая Россия”. У нее появляется свой лидер (он же преемник), его сделают в конце 2007 года премьером, а в 2008-м — президентом...



“Левый центр”: ДИМА ПЛЮС ГЕНА

А с “левым центром” пока беда. Причем Кремлю ведь нужны не сильные левые, а сильные левые центристы (словом “центрист” у нас обычно определяют не просто договороспособных и умеренных, а лояльных власти политиков). При этом произносятся разные слова про то, что “нам нужны социал-демократы или социалисты — как на Западе”.

Но КПРФ Зюганова, побитая и потерявшая часть электората, все равно остается солидной силой, и с ней приходится разговаривать. Сейчас эта партия, в начале первого срока президента Путина ругавшая только правительство, но не “самого”, ушла в “непримиримую” оппозицию главе государства, разглядев в нынешнем режиме знакомые “антинародные” черты. На планах превращения наших коммунистов в социалистов-“центристов” Кремлем поставлен крест. Тем более что если это и могло случиться, то не скоро. А нам же нужно очень скоро — к 2007 году...

Значит, КПРФ надо загнать в угол и максимально ослабить, а вместо нее подсунуть обществу выращенное в экстренном порядке под неусыпным контролем левоцентристское НЕЧТО.

И вот на левом фланге наблюдается ажиотаж. Если у власти есть спрос, неразлучный с большими деньгами, — значит, у политиков будет предложение. “Родина” Дмитрия Рогозина, “Народная партия” Геннадия Гудкова, Геннадий Семигин с Народно-патриотическим союзом, объединяющим несколько неразличимых невооруженным глазом левых организаций, бывшие соратники Зюганова по КПРФ, уже подавшие в Минюст заявление о намерении создать осенью “Ленинскую Коммунистическую партию”...

Кремлевским любимчиком, безусловно, является Дмитрий Рогозин. Когда он говорит о геополитике, о Южной Осетии, правах русскоязычного населения в Прибалтике — сразу видно, от души. “Верю!” — сказал бы Станиславский. Но “по роли” ему приходится все чаще говорить на социальные темы — про бедных старушек, про выселяемых из квартир, про обираемых ветеранов войны и труда... И вот тут-то хочется засвистеть в два пальца и закричать: “Не верю!” Ну не вяжется щемящая душу “социальная” риторика с его внешним обликом и чем-то неуловимым, что характерно только для очень благополучных с самого рождения людей! Геннадий Андреевич даже в дорогом костюме и “обуржуазившийся”, как говорят его недоброжелатели, все-таки более естественен в таких ситуациях...


Справка “МК”.

По данным всероссийского опроса общественного мнения, проведенного в августе 2004 года Аналитическим центром Юрия Левады, за “Родину” под руководством Глазьева готово проголосовать 5% от числа намеренных прийти на избирательные участки. А за “Родину” под руководством Рогозина — 2%.

Но “Родины” Сергея Глазьева нет в природе, а сам он на заседания Думы почти не ходит. Захочет ли Кремль еще раз использовать его потенциал (как оказалось, немаленький) и захочет ли он еще раз сыграть с Кремлем в его игру — покажет время.

Что касается КПРФ Зюганова — за нее готовы проголосовать 16% активных избирателей. За несуществующую пока Компартию под руководством Владимира Тихонова — 0,2%...


...Упорно ходят слухи, что не просто так Минюст вдруг признал нелигитимным съезд коммунистов-тихоновцев. Платой за сохранение партии будет теперь для Геннадия Зюганова вынужденная дружба с Дмитрием Рогозиным и его “Родиной”: уже объявлено о планах создать в Думе т.н. координационный совет КПРФ и “Родины”, чтобы сообща определять политику по отношению к правительственным инициативам и дружно их клеймить. Можно не сомневаться: на телевидении от имени координационного совета разъяснять гнилую сущность политики нынешней власти будет именно Рогозин. “Мы с КПРФ”, — будет говорить он и переводить стрелки с президента на правительство (потому что, в отличие от Зюганова, Дмитрий Олегович об оппозиции президенту не говорит). Можно себе представить, какая каша образуется в результате в головах несчастного левого избирателя...

Так что “левый центр” пока не очень просматривается. В любом случае вырастить за два-три года, оставшиеся до выборов, нормальную новую партию на этом фланге маловероятно. Зато можно вырастить партию “генетически модифицированную”: вроде по внешним признакам все в порядке, но и цвет слишком яркий, как у генетически модифицированного помидора, и большая ненормально, и если съешь — непонятно с какими последствиями для организма.



“Креативщики”: ГОРЕ ОТ УМА

Может быть, нет худа без добра, и усилия власти по созданию для партий экстремальных условий существования наконец приведут к появлению в России единой демократической оппозиции.

СПС и “Яблоко” пребывают в полусонном состоянии. “Яблоко” (в основном его молодые члены) время от времени устраивают несанкционированные пикеты и вступают в конфликт с правоохранительными органами. СПС еще думает, по какой схеме избрать себе лидера, и пока управляется квинтетом, что, по мнению самих правых, “не очень здорово для партии”. Дорога на телевидение для демократов закрыта. Чуть ли не единственная передача, где еще можно было их слышать и видеть, “Свобода слова”, закрыта тоже. “Но это не значит, что мы сдались и ничего не делаем, — обижаются они, — просто мы осмысливаем новую реальность”. Вопрос о том, что делать дальше и как выживать, решается на внепартийных площадках: Комитете-2008 и в клубе “Демократическая альтернатива”, созданном депутатами Владимиром Рыжковым и Михаилом Задорновым.

Предложение создать новую, объединенную демпартию поддержки не нашло: ни “Яблоко”, ни СПС самоликвидироваться не захотели. В то же время всем понятно, что сам по себе ни один из правых и либеральных проектов преодолеть 7%-ный барьер в 2007 году не сможет. А для демократов-одиночек такой путь в парламент, как одномандатный округ, при новой избирательной системе тоже будет перекрыт. Так что осенью может состояться историческое событие: создание демократической коалиции. Поставить подписи под документом в личном качестве уже готовы Ирина Хакамада, Григорий Явлинский, Борис Немцов, Гарри Каспаров и Владимир Рыжков. Потом Комитет-2008 должен предложить, как определить лидеров общественного мнения на этом фланге (то ли с помощью опросов, то ли праймериз), и к следующим выборам появится единый список демократической оппозиции... Список членов коалиции будет открытым.

Какая партия или партии станут ее организационной основой — тоже не ясно. Выбор невелик — “Яблоко” или СПС. “Сначала надо проявить политическую волю и подписать заявление о создании коалиции, а потом решать технические вопросы, посмотрев сначала, какие правила игры нам подготовит власть”, — говорит Сергей Иваненко (именно он участвует в переговорах от имени “Яблока”).

За разработку идеологии отвечает Владимир Рыжков. Вот что он говорит: “Рабочий вариант такой. Сейчас все за реформы, и Путин у нас тоже реформатор. Но он проводит их традиционными российскими методами: заткнув всем рот, руководствуясь принципом “ты начальник — я дурак”, “я лучше всех все знаю”, “кто зарывается или рыпается — в тюрьму”... Это — путь авторитарной модернизации, не решающей проблему коррупции и превращающий Россию в чиновничий рай. Мы же должны предложить путь модернизации не авторитарными, а демократическими методами...”

Потенциальные участники коалиции говорят о готовности тесно сотрудничать с “прогрессивными левыми силами” (Ирина Хакамада) и возможности создания “широкого демократического фронта против авторитарного режима” (Сергей Иваненко). “Если будет взят курс “Вперед, в Белоруссию!”, то будет наплевать, какая у кого идеология” (Борис Надеждин).

Некоторые из демократов время от времени общаются с кремлевскими чиновниками (на предмет прояснения ситуации). По их словам, пока “оттуда” сигнал поступает такой: “Независимые политические силы нам не нужны. Специально душить нас не душат, но вокруг нас все задушено: на СМИ доступа нет, денег тоже нет...”

У некоторых вызывает сомнение целесообразность создания коалиции “проигравших политиков” (имеются в виду Хакамада, Немцов и Явлинский). Мол, такой альянс обречен на поражение. Но сами “проигравшие” оправдываются: “Мы готовы уйти, но новых раскрученных и известных политиков на этом фланге сейчас просто нет, и раскрутить их нет возможности, учитывая состояние дел с телевидением и финансами” (Ирина Хакамада).

Если они опять не переругаются, скучно не будет...


Справка “МК”.

По данным опросов, если бы выборы в Думу были в августе 2004 года, за “Яблоко” проголосовало бы чуть больше 3% избирателей от числа намеренных участвовать в голосовании, за СПС — чуть больше 2%. А отвечая на заданный в мае 2004 года вопрос: “Могли бы вы проголосовать на следующих выборах за новую объединенную демократическую партию?”, положительно ответили 14% опрошенных.






Партнеры