“Чистые” террористки

31 августа 2004 в 00:00, просмотров: 538

Неожиданный поворот получило расследование катастроф самолетов “Ту-134” и “Ту-154”. Чеченки Амнат Нагаева и Сацита Джебирханова, которые, как предполагается, привели в действие взрывчатки на разных бортах, оказались подругами. Более того, их видели за два дня до трагедии, 22 августа, уезжающими из дагестанского города Хасавюрт на автобусе в неизвестном направлении. Вместе с ними, утверждают свидетели, были еще две женщины — Роза Нагаева (сестра Амнат) и Марьям Табурова.

Значит ли это, что взорваться должны были 4 самолета? Или вторая парочка еще не дала о себе знать?


Останки Нагаевой и Джебирхановой идентифицированы условно: никто из родственников до сих пор не явился на опознание. Их “вычислили” методом исключения. Чеченская родня погибших террористок не уверена, что в злополучных самолетах летели именно Амнат и Сацита, поскольку ни одна, ни другая в Москву не собирались. “Они вообще никогда в Москве не были и самолетов отродясь не видели”, — уверяют родственники.

Последние полгода все четыре подруги жили в Грозном, в съемных квартирах. Их объединяло то, что, несмотря на возраст (всем около 30 лет), женщины были одиноки: Роза Нагаева и Сацита Джебирханова разведены, а Амнат Нагаева и Марьям Табурова никогда не были замужем. Они зарабатывали на жизнь тем, что торговали на местном рынке детской одеждой. За товаром ездили в Баку и Хасавюрт примерно пару раз в месяц. В родных селах в Веденском районе Чечни женщины появлялись довольно часто, а в Грозном их постоянно навещала мать Табуровой. Так что времени на подготовку в лагерях смертниц у женщин просто не было. Другое дело, что показания родственников надо делить как минимум надвое.

Родня уверяет также, что у них нет никаких поводов для мести русским, как это было, например, в случае с Зулихан Элихаджиевой, которая подорвала себя прошлым летом в Тушине. Она была сводной сестрой боевика Данилбека Элихаджиева.

В нашем случае действительно “криминальных” связей у подруг оперативниками не выявлено. Было предположение, что Нагаева — сестра боевика, но оно не подтвердилось. По словам родственников, 32-летний Увайс Нагаев просто пропал в 2001 г. Правда, у Сациты Джебирхановой брат был убит несколько лет назад. Но случилось это в Дагестане, и к чеченской войне эта неприятность отношения не имеет.

Получается, либо чеченок “по-быстрому” обучили соединять провода, либо террористы просто воспользовались их паспортами, посадив в самолеты обученных шахидок. Самих же хозяек документов либо убили, либо похитили для отправки в те же лагеря смертниц. По крайней мере, родственники всех четырех женщин озадачены их внезапным исчезновением.

— Это все неправда, что смертниц, как пишут, обязательно нужно готовить по полгода в каких-то горных лагерях, — сказали нам в спецслужбах, работающих сейчас в Чечне. — Они вполне могли готовиться и “на дому”. Тут главное не умение “соединять проводки”, а быть готовым психологически. А в Чечне сейчас такая ситуация, что психологически они все готовы к “боевым действиям”.

По данным регионального оперативного штаба (РОШ), Аминат Нагаева все же значится по картотеке спецучета как прошедшая подготовку в группе террористок-смертниц. При ней обнаружены женская сумка и обрывки записки, написанной арабскими буквами, где читаются слова “аллах акбар”. Есть также информация, что следы гексогена обнаружены непосредственно на останках Нагаевой. Верхнюю часть ее тела нашли на значительном удалении от места падения, а левую ногу — под хвостовой частью самолета.

Почему те, кто отправил шахидок в небеса, снабдили их именно этой взрывчаткой?

Взрывники считают, что гексоген гораздо удобнее тротила — не имеет его резкого, специфического запаха. Если пакет плотно упаковать во много слоев полиэтилена, собачий нюх будет бессилен. Тем более что огромный аэропорт “Домодедово”, как выяснилось, располагает всего 10 служебными собаками, натасканными на взрывчатку. Правда, остаются газоанализаторы. С их помощью гексоген в принципе обнаружить можно. Но, как сообщили “МК” в “Домодедово”, ручные газоанализаторы применяют в аэропорту для досмотра не абсолютно всех пассажиров подряд, а выборочно. То есть, чтобы пронести взрывчатку на борт на теле, достаточно держаться спокойно и не суетиться, чтобы не привлечь внимания и не вызвать подозрений.

Еще одно преимущество гексогена — он раза в два мощнее тротила: как говорят специалисты, для подрыва и разгерметизации летящего самолета вполне хватит 50—100 граммов. Шахидки легко могли пронести части бомб на борт по отдельности: скажем, пакеты с гексогеном — на животах, батарейки — в сумочках (в фотоаппаратах, игрушках, мобильниках и проч.), а взрыватели — просто в карманах, среди монет или ключей, на звон которых металлоискатели реагируют слабо.

По самым последним данным, взрывы на бортах “Ту-154” и “Ту-134” раздались даже не с 3-минутным интервалом, как сообщалось раньше, а всего в одну минуту. Это красноречиво свидетельствует, что операция была заранее скоординирована. Смертницам надо было только выйти в условленное время в туалет и там собрать адские машинки: вряд ли они проделали эти манипуляции, сидя на своих местах, — их легко могли заметить и остановить.

Если предположить, что в самолетах были все же Нагаева и Джебирханова, остается выяснить, где сейчас их подруги, с которыми они вместе уехали из Хасавюрта. В столице эти женщины не регистрировались. Также нет информации по поводу того, покупали они билеты на какие-то другие рейсы или нет. Вполне возможно, что их паспорта вскоре “найдутся”. А значит, спецслужбам надо быть начеку.






Партнеры