Сама виновата!

1 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 336

В тихом патриархальном Егорьевском районе — всплеск насилия. Только за один летний месяц здесь совершено три жутких преступления на сексуальной почве. В середине июля в небольшом рабочем поселке среди бела дня была изнасилована 6-летняя девочка. Неделей позже в другой глухой деревушке надругались над 17-летней девушкой. Последний случай — просто дичайший. Двое отморозков ограбили и изнасиловали солдатика местного гарнизона, возвращавшегося в часть из увольнения. Особую остроту случившемуся придает тот факт, что все три преступления совершили “гости” из ближнего зарубежья. По слухам, в Егорьевске назревал стихийный бунт населения против “инородцев”. Но, как водится, слух оказался сильно преувеличенным...

Поселок Рязановский, где живет 6-летняя Саша (имена и фамилии пострадавших изменены), находится от райцентра в тридцати километрах. Поселок встречает безлюдьем и полуденным зноем. В общежитии местного муниципального предприятия “ЖИЛЭП”, где произошло преступление, никого. Темные грязные коридоры, выбитые двери.

— Таджиков сразу же после этого случая выселили, — поведала женщина, открывшая дверь после долгих уговоров. — Они были тихие, только восточная музыка играла у них постоянно. Спать мешали, а у меня ребенок маленький. Теперь все равно боюсь отпускать его одного.

Негодяй изначально показался местным мамашам странным. В отличие от других гастарбайтеров он не работал, а целыми днями сидел во дворе, на детской площадке. Чего-то или кого-то высматривал. Впоследствии понятые, которых милиция попросила присутствовать при обыске, с удивлением обнаружили в его комнате мягкие игрушки и порнографические кассеты. Детей он зазывал к себе в гости часто.

Помещение, где жили гастарбайтеры из Таджикистана, сейчас опечатано. Отсюда 6-летняя девочка несколько недель назад вышла в слезах, сразу же побежала к маме в другое крыло общежития. Ведь преступник и жертва жили рядом, в каких-то пятнадцати метрах друг от друга: русских строителей и гастарбайтеров начальники МУПа селили рядышком, в одном доме. Как постоянных работников, так и временных. Родители маленькой Саши трудились и продолжают трудиться в “ЖИЛЭПе”. Она — маляр-штукатур, он — плотник, обычная рабочая простая семья. Таджиков же привезли в поселок по договору с одной из московских фирм для демонтажа старой котельной. Проработать они успели лишь месяц.

В тот злополучный день мама Сашеньки, Лена, стала укладывать младшего сына спать, а дочку отпустила с подружкой поиграть во дворе в песочнице. Времени было часа три, когда она пришла тихая, жвачку жует, а губы все синие. Лена спросила, где взяла. Девочка промолчала, сказала только: “Он обещал, что убьет меня, если кому-нибудь расскажу”. Перепуганная мать в истерике побежала вызывать “скорую” и милицию. На улице столкнулась с отцом Сашеньки. Тот поднял местных мужиков, пошли разыскивать таджиков.

— Они как раз с работы возвращались, — рассказывает мне Лена. — Паразит этот, как увидел наших мужчин, побежал, я не видела, чтобы люди так бегали. Только милиция на машине его сумела догнать. Саньку в больницу увезли, ее под наркозом осматривали. Она потом рассказала, что он ее в комнату к себе заманил, включил музыку, посадил на колени и заставил прыгать как на лошадке, а рот рукою до синяков зажимал, чтобы она не кричала. Потом дал жвачку, сказал: “Свободна”.

В горячке поселковые мужики пообещали “чурок” убить, и начальство во избежание эксцессов поспешило выпроводить таджиков подальше. Однако сейчас, спустя несколько недель, пламенное негодование и сочувствие по “горячим следам” сменили другие, совершенно противоположные настроения.

...Администрация поселка Рязанский находится примерно в 500 метрах от общаги. В ее кабинетах царит сонная послеобеденная тишь. На стенде красуется объявление, приглашающее жителей на ремонт хоккейной коробки, и информация об открытии магазина “Венки ритуальные”. Именно здесь, в администрации, меня огорошили:

— Главы поселковой администрации Т.И.Лещук нет, она в отпуске, участкового тоже нет, он где-то в районе — если хотите, ищите. И вообще, было ли изнасилование ребенка — неизвестно. Просто таджик девочку напугал. Больше ничего сообщить вам не можем.

(Окончание. Начало на 7-й стр.)

То, что представители местной власти усиленно насаждают версию, что в поселке, мол, все спокойно, очень даже понятно. Глава поселковой администрации Т.И.Лещук и директор МУПа “ЖИЛЭП” И.В.Лещук, который пригласил гастарбайтеров и поселил их в ведомственном общежитии, — не однофамильцы. Они муж и жена. Как говорится, коммерция и комендатура в одном флаконе. В небольшом рабочем поселке у них “все схвачено”.

Единственный представитель поселкового начальства, оказавшийся в этот час на работе, Мария Петровна Новодеева, начальник ЖЭУ, подтвердила, что общежитие действительно принадлежит “ЖИЛЭПу”.

— Перед милицией я постоянно ставлю вопрос о регистрации приезжих. Была ли у тех таджиков регистрация, разрешение на работу, легально они приезжали к нам или нет — неизвестно. Это не мы должны следить за регистрацией, а фирма, отправляющая их на работу. Я такие вопросы перед руководством всегда ставлю. Таджиков мы выселили из общежития, сейчас они живут только в частном секторе.

И добавила неожиданно:

— Матери надо было за девочкой лучше смотреть.

— Девочку изнасиловали? — в доме, где живет бабушка девочки, меня встретили две не слишком доброжелательные соседки. — Проморгали, а теперь раздувают трагедию! С чурками надо спать меньше, так и пишите!

Дальше последовал такой поток мата, что я пулей вылетела на улицу.

Не менее своеобразной, хотя и вполне подцензурной оказалась трактовка недавних событий заместителя директора другого местного предприятия — “Металлист”, использующего труд гастарбайтеров, — Сергея Гольцова.

— Да, у меня работают на заводе узбеки, и я уверен в них, как в себе. Знаю еще с Афгана, что дело с ними иметь можно. Я бывший военный, здесь работаю всего пять месяцев. Неясно, было ли изнасилование ребенка, слухи о нем сеют какие-то баркашовцы. На днях, правда, произошла драка: местные побили армян. Однако никакого уголовного дела об изнасиловании нет, наоборот, заведено дело о разжигании межнациональной розни.

Почему родителей несчастной девчушки в поселке пытаются представить чуть ли не крайними в этой жуткой истории, не секрет. Если скандал с гастарбайтерами раскрутится по всей форме, не поздоровится ни местным властям, ни работодателям.

Сегодня мать девочки разрывается между домом, крохотным сыном и дочкой, нуждающейся в квалифицированной помощи врачей и психологов. Девочку следовало бы отправить на лечение в санаторий, а на это нужны деньги. Малышка не спит по ночам, плачет, прячется под кровать, постоянно вспоминает, что с нею произошло. Ясно, что гастарбайтер не сможет ничего оплатить. Раскошеливаться придется конторе, взявшей его на работу

— У нас очень злые люди! — плачет Лена. — Уж чего я только не наслушалась за это время: что ее впятером насиловали, а я валялась пьяная… Грязь льют со всех сторон. — Она протягивает мне медицинское заключение: “Изнасилование в прямую кишку. Проникновение на 3 сантиметра. Заключение: разрыв прямой кишки”. — Им этого мало? - спрашивает молодая мать. — Чего они от меня хотят?! Глава поссовета ведет себя так, будто ничего не произошло. Даже не подошла, не поговорила. А ведь это общежитие семейное, многие работники “ЖИЛЭПа” стоят в очереди на жилье, а к нам селят приезжих.

Любопытно, что поголовное “незнание” вдруг охватило поселок Рязановский после того, как семья решила подать иск о возмещении ущерба. Вскоре семья поняла: в поселке житья ей не будет. От дурацких расспросов и любопытных взглядов деваться некуда. Девочке на следующий год идти в школу, там ее просто замучают. Значит, надо перебираться на новое место, но куда? Сашенька, которую на время спрятали у родственников, рыдает: “В Рязановский не поеду, там чурки”. Это слово маленькая девочка выучила хорошо.

Окончательно прояснить весь этот кошмар удалось только в Егорьевской городской прокуратуре. Да, действительно, гражданин Таджикистана задержан за изнасилование ребенка и находится в СИЗО, официально подтвердили следователи. Ему предъявлено обвинение. Учитывая характер статьи, в тюрьме педофилу придется несладко.

И еще два преступления аналогичного “профиля” параллельно расследуются в Егорьевской прокуратуре .

20 июля около 23 часов девятнадцатилетний военнослужащий возвращался из отпуска в часть. В деревне Бутово двое кавказцев предложили подвезти на светлых “Жигулях”. Но вместо КПП гарнизона завезли парня в лес, разбитой бутылкой, так называемой розочкой, нанесли несколько жестоких ударов. Отобрали деньги — полторы тысячи рублей, сумку с гостинцами, напоследок изнасиловали.

Семнадцатилетняя девушка тоже по наивности села в машину к узбеку вместе с подружкой. Подружка расплакалась, и подонок ее отпустил. А потом навел на пассажирку дуло пистолета (гость оказался неплохо вооруженным) и... Теперь преступник сидит в соседней камере с таджиком.

Криминогенная обстановка в районе все хуже и хуже, обмолвились в разговоре следователи. Три громких дела в течение месяца для отдаленного Егорьевска — это уже ЧП. Такого раньше не было. В прокуратуре провели расширенное совещание по этому поводу, на расследование преступлений бросили лучшие силы. Но это уже постфактум. Все в ужасе ждут, когда в районе начнутся крупные межэтнические разборки.




Партнеры