Почему наступила эра террора?

6 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 224

Трагические события последних дней в России вызвали на Западе реакцию самую неоднозначную: от сочувствия до обличительных статей в СМИ. Известный политолог из Германии Александр РАР в интервью “МК” делится своими взглядами на происходящее у нас.


— Сейчас Россия подверглась очередным атакам террористов. Можно ли говорить о том, что страна находится в состоянии войны?

— Из происходящего можно сделать вывод, что Россия находится в состоянии войны. На мой взгляд, то, что эта страна претерпела в последние дни, абсолютно сопоставимо с тем, что Америка пережила три года назад. В данном случае удар был нанесен по имиджу России на международной арене, по президенту, по всему обществу в целом, а также по стабильности государства и по его институтам власти. Цель этих терактов — посеять панику, расколоть общество и добиться полной дестабилизации Кавказа. Этого добиваются не только чеченские сепаратисты, но и исламистские структуры, использующие чеченский сепаратизм в целях “джихада” против западной цивилизации.

— Откуда тянется эта кровавая рука?

— Ответ на этот вопрос ищут сейчас практически все — и американцы, и европейцы, и россияне. Я думаю, что истоки терроризма следует рассматривать в комплексе. Сепаратизм — проблема не только Чечни, но и всего Кавказа. Его катализатором стал распад СССР. Постсоветское пространство еще не до конца стабильно. Интерес к этой территории проявляют сейчас разные силы, положившие глаз как на саму территорию Чеченской республики, так и на ее природные ресурсы. Они спекулируют на национальном вопросе, на проблеме автономии Чечни. Сейчас все их стремления направлены в одно большое исламистское русло. Я думаю, что события, произошедшие в последнее время в России, — после 11 сентября первый мощный сигнал ко всем разрозненным террористическим структурам к началу полномасштабной войны против западной цивилизации. Взрывы 11 марта в Мадриде явились своеобразной атакой на Европу, взрывы в Турции — продолжение этой стратегической линии террористов. Теперь взрывы самолетов, теракт в Москве, резня в Осетии.

— Если все начинается только сейчас, как же тогда квалифицировать теракты, происходившие в Европе ранее?

— Ранее за терактами не только в Европе, но и в России стояли другие группировки, не столько исламизированные и радикальные. За сегодняшними террористическими атаками стоят очень опасные умы, не чурающиеся массовых убийств. На мой взгляд, и к огромному сожалению, террор еще не достиг апогея, и мы станем еще свидетелями глобальных ужасов. И я думаю, что очень правильно делают многие государства, усилившие охрану атомных электростанций и ракетных складов.

— После 11 сентября в США терактов, по сути, не было. В России иная ситуация. Потери от каждого отдельного теракта не столь ошеломляющи, но зато взрывы и захваты заложников происходят часто. Чья здесь вина? Сотрудников спецслужб? Политики?

— Ну, во-первых, у Америки уникальное географическое положение. В отличие от Евразии и Африки она является как бы островом. Поэтому террористам извне довольно трудно заполучить там плацдарм. Во-вторых, американцы вкладывают огромные средства в госбезопасность, у них имеются хорошо оплачиваемые и патриотично настроенные элитные войска. Российское же государство только выходит из состояния полного развала 90-х. Просматривается кризис нации, налицо проблемы с патриотизмом. В армии и силовых структурах очень низкие зарплаты, многие кадры ушли в коммерческие структуры, а некоторые вообще сотрудничают с террористами. Ну а сам Кавказ по сути является широким плацдармом, с которого можно производить атаки по территории России. Ранее такой же плацдарм существовал в Афганистане для атак на Центральную Азию. Американцам удалось его ликвидировать, но теперь он может возникнуть еще и в Ираке. С другой стороны, российским властям не удалось на протяжении 10 лет на территории Чечни, чья территория меньше немецкой земли Тюрингия, уничтожить лагеря террористов. Не пойманы ни Басаев, ни кто-либо другой из крупнейших руководителей сепаратистов. Складывается впечатление, что российские спецслужбы недостаточно владеют ситуацией или же они недостаточно сильны, чтобы противостоять бандформированиям на территории самой РФ.

— А может, российские спецслужбы не только не могут, но и не хотят. Как известно, на чеченских войнах наживались и политики, и олигархи, и военачальники.

— Я думаю, что этот элемент по-прежнему присутствует. Позволю себе сравнение с Ираком, где чуть ли не ежемесячно взрываются нефтяные магистрали, по которым иракская нефть идет на Запад. Тамошние повстанцы нередко наносят свои атаки по своим трубопроводам. В Чечне же трубопроводы практически не взрывают. Даже поступают сообщения о том, что там энергетический комплекс восстанавливается и он уже заработал. Напрашивается вывод, что чеченские боевики заинтересованы в сохранении этого энергетического комплекса. Не исключено, что на черной экономике Чечни греет руки множество структур, в том числе и боевики-террористы, а заработанные на нефти деньги вкладываются в войну. Я также сомневаюсь и в том, что все боеприпасы и оружие в Чечню поступали только через Грузию. Думаю, что, когда после 11 сентября русские и американцы начали тесно сотрудничать, грузинско-чеченская граница была взята под контроль. Можно сделать вывод, что вооружение к боевикам приходит с территории России. Каким образом? Российские СМИ об этом очень мало пишут, расследование не ведется, но подозрения имеются. А именно, что военная мафия России продает чеченцам оружие. Есть еще особенности, присущие этой войне. Во-первых, после 10 лет войны чеченский народ очень трудно вернуть в РФ. Нужно работать с населением, что Россия делает недостаточно. Деньги на восстановление Чечни рассасываются по черным каналам. Как результат, население оказалось абсолютно дезориентированным и не понимает, кого следует поддерживать, что создает благодатную почву для исламского терроризма. На территории Чечни оперируют исламские боевики из Иордании и Саудовской Аравии, проникающие на ее территорию. Я думаю, что этим типам плевать на чеченскую независимость. У них более грандиозные планы — создать на территории Кавказа и Центральной Азии исламский халифат. С 1996 по 1999 год им удалось создать в Чечне нечто наподобие талибского режима, и теперь они пытаются распространить конфликт на территорию всего Северного Кавказа.

— Если обратить взгляд в прошлое, то кто виноват в сложившейся ситуации, Николай I, Ельцин или же генерал Лебедь, сдавший позиции России в Хасавюрте? Когда была сделана та роковая ошибка, после которой уже не стало пути назад?

— Я думаю, что точно никто не может этого сказать. Очень трудно найти виновника той или иной войны. Абсолютно точно, Вторую мировую начал Гитлер. А вот на вопрос, кто начал Первую мировую, уже труднее ответить. Я согласен, что на чеченские войны следует смотреть в историческом контексте. Аргументы, которые сегодня приводят чеченцы, что у них существовала государственность, — мягко выражаясь, неверны. Поэтому стоит вспомнить ситуацию, сложившуюся на Кавказе в XVIII веке, до его покорения Россией. До этого его завоевания велись с юга, в частности Османской империей. Большие державы проглатывали маленькие, кто-то торжествовал, кто-то проигрывал. В итоге череды колониальных войн чеченцы оказались под крылом Российской империи. Отчасти они выиграли от этого. При турецком режиме им вряд ли бы удалось приобщиться к европейской цивилизации. Но кто теперь это помнит? Думаю, что основной причиной сегодняшней войны стал развал СССР. Многие народы от этого выиграли — как, к примеру, украинцы и прибалты. Чеченцы же почувствовали себя обделенными историей. С их точки зрения, они обладали таким же правом на выход из “империи”, как, к примеру, и грузины. Но грузин отпустили, а их нет. В такой ситуации и вспыхнули войны, которые теперь остановить очень сложно. Предоставление сегодня чеченцам независимости станет прецедентом для других народов Кавказа требовать для себя того же. Но если учесть, какую роль при этом играют исламисты, то данное решение может привести к далеко идущим катастрофическим последствиям как и для России, так и для всей западной цивилизации.

— Что в такой ситуации можно посоветовать россиянам?

— После того как в 1991 году Россия по сути потеряла третью часть своей территории, теперь РФ нужно консолидировать. Россия должна стать в XXI веке мощным государством, а не продолжать разваливаться, что привело бы к потрясениям не только на территории постсоветского пространства, но и во всей Европе.

— Какова, на ваш взгляд, в чеченских войнах роль президента Путина и что ему можно порекомендовать в сложившейся ситуации?

— Путин просчитался в чеченской войне. Он рассматривал ее как внутриполитический фактор прихода к власти в России. Я не исключаю, что данный “проект” был создан до него. Он просто сел на коня, которого ему подали после начала второй чеченской в 1999 году. Первые успехи российской армии заставили Путина ощутить себя стабилизатором всей России. После обуздания в Чечне сепаратизма в 2000—2001 гг. ему начало казаться, что он способен создать новую структуру уже обновленной Российской Федерации. То, что происходит сейчас, — это результат просчетов спецслужб и не доведенная до логического конца стабилизация политической ситуации в республике. Что можно посоветовать в данной ситуации? Восстанавливать республику. Заняться нуждами людей, а не одних руководителей. Я думаю, что это основной элемент, которого недостает современной российской политике. Может, стоит задуматься о привлечении к урегулированию чеченского вопроса ЕС. Но не в плане охраны рубежей “голубыми касками”, а в плане денежных вложений в экономику, как это происходит на Балканах. Однако все мероприятия должны происходить строго в рамках Российской Федерации.




    Партнеры