С богом и с допингом

6 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 238

О чем думается в Москве, когда начинаешь вспоминать уже неделю как завершившуюся Олимпиаду в Афинах? Нет, не о жаре (да и было там, честно говоря, не так уж и знойно, как нас стращали). И не о допинговых скандалах, хотя о них мы еще поговорим. Не об отдельных блистательных победах даже. И уж тем более не о бессовестном гимнастическом судействе, оставившем Лешу Немова без законной медали.

Лично я сейчас вспоминаю мысль одного из тренеров — очень, как мне кажется, любопытную…

Мысль такая: “Почему на Олимпиаде, в отличие от чемпионатов мира, так часто проигрывают фавориты? И, наоборот, побеждают молодые-необстрелянные, темные лошадки, на которых никто не ставил? Да потому что давление на психику — сумасшедшее! Если ты не на две головы выше, едва ли справишься. Молодежи-то что — еще, глядишь, шансы будут. А вот опытных спортсменов гложет: а ну как это все? Поэтому и случаются срывы. От перенастроя. От чего же еще?”

Сентенция, может быть, небесспорная, но именно она первым делом приходит на ум, когда узнаешь такую деталь — ни один (!) из наших чемпионов в Греции в индивидуальных или парных видах не был первым в 2000-м в Австралии. Повторить успех 4-летней давности сумели только шпажистки Логунова, Азнавурян и Ермакова — в команде. Да еще Маша Киселева и Оля Брусникина, которые в Сиднее завоевали “золото” дуэтом, на сей раз победили в группе.

Из “индивидуалов” же двукратным стал только борец-вольник Бувайсар Сайтиев. Но он Сидней провалил — первый свой олимпийский титул Бусик, как зовут его в борцовском мире, получил еще в Атланте-96… Остальные? Хотите верьте, хотите проверьте, но ни Хасан Бароев, ни Елена Исинбаева, ни Алина Кабаева, ни Ольга Кузенкова, ни Татьяна Лебедева, ни Михаил Неструев, ни Наталья Садова, ни Ольга Слюсарева, несмотря на статус явных или полуявных фаворитов, Игры никогда не выигрывали.

Что уж говорить о прочих. О тех, на кого в предварительных раскладах золотые медали не записывались… Взять хотя бы первого российского чемпиона Афин Алексея Алипова. Или четверку гребцов-“академиков”. Или пятиборца Андрея Моисеева. Или штангиста Дмитрия Берестова. Или велосипедиста Михаила Игнатьева, чья поездка в Афины была под вопросом до последнего момента (“за неделю до Олимпиады все решалось”).

Тут дело не только в том, что его считали аутсайдером. Но и в некоторых тонких политических моментах. Игнатьев ведь гонщик из города Санкт-Петербурга, где тренируется у знаменитого Александра Кузнецова (это его дочка Света, кстати, на кортах шороху наводит). А у того, говорят, отношения с Москвой не ахти. Кто там прав, кто виноват, разбираться не будем (не до того сейчас, да и всех граней этого дела я не знаю). Есть факт: олимпийский чемпион попал в Грецию практически случайно.

А вот случайно ли попал древний допинг-препарат под названием станозолол в организм Ирины Коржаненко — мы, наверное, никогда не узнаем. Сама победительница в споре толкательниц ядра клянется, что чиста. Результаты анализа показывают обратное. Рискну предположить и такой вариант (чисто гипотетически): легкоатлетка могла принимать запрещенные вещества давно. Поэтому теперь абсолютно искренне заявляет: мол, не ела я ничего перед Олимпиадой. Но станозолол этот остался в ее организме с тех давних пор.

Почему предыдущие проверки ничего не показывали? Да просто когда речь идет о нескольких нанограммах (многие даже не представляют, насколько это мало), всякое возможно. Или аппаратура оказалась чуть лучше. Или еще какие-то факторы сказались. Во всяком случае, я эту версию слышал от очень уважаемых людей.

Что еще вспоминается? Не самое это, быть может, главное, но коробит, когда спортсмены говорят о Боге. Вернее, не просто говорят, а рассказывают, как перед стартом молились. Просили Господа о победе.

Почему, интересно, эти прекрасные люди решили, что достойны ее больше других?

И только Юрий Борзаковский после триумфального финиша сказал, что просил Бога об одном — о здоровье. Не заболеть бы, как перед чемпионатом мира в Париже. А там уж — пусть победит сильнейший. Олимпийского чемпиона Борзаковского я теперь уважаю еще больше.




Партнеры