“Эти чертовы переговоры”

7 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 183

Корреспонденту “МК” удалось поговорить с одним из офицеров, участвовавших в бесланской операции. В отличие от гражданских лиц этот человек и его коллеги считают переговоры с боевиками бессмысленной тратой времени.

— Никто не ожидал подобного поворота событий, — рассказал нам по телефону один из офицеров, принимавших участие в операции. — Прогремел взрыв, в воздух поднялись пыль и бетонная стружка. Потом раздались автоматные очереди, за кольцом оцепления послышались крики женщин. Из школы толпой повалили заложники. По ним вели огонь из стрелкового оружия боевики, закрепившиеся на втором этаже. Но тогда это определить было сложно, все произошло в какое-то мгновение. Времени на принятие нового решения тоже не оставалось. “Альфовцы” среагировали первыми. Прикрывая друг друга огнем, они стали спасать детей, становясь хорошей мишенью для террористов. Кто-то додумался вывести БТР, чтобы его броней прикрыть детей и спецов. Наконец поступила команда на штурм. Первыми в здание вошли “альфовцы”, вслед за ними спецы внутренних войск. Мы очень боялись, что боевики уйдут в толпе вместе с заложниками. Родственники захваченных прорывались к зданию, неразбериха была страшная.

Ко мне навстречу из главного выхода выбежал офицер, по-моему, казанского отряда специального назначения внутренних войск. Он нес раненого ребенка. Тут же стали подъезжать частные машины, чтобы забрать раненых. Контролировать обстановку было крайне трудно. В самой же школе завязался бой. Штурмовые группы и группы перекрытия “очищали” помещения здания. По рации мы слышали их доклады о выполнении задач.

После того как нам удалось отвести бывших заложников в безопасный район и усилить оцепление школы, все внимание было переключено на сам штурм. Слышно было, как работают наши снайперы. Их задача была крайне сложной. Была вероятность того, что боевики продолжают удерживать нескольких заложников. Поэтому огонь они вели только наверняка, постоянно поддерживая связь со спецназом.

Вскоре бой внутри школы утих. Спецы, из которых было много раненых, стали выходить на улицу. Все проклинали затянувшиеся переговоры. “Я дочку успел в школу проводить, как поступила команда на вылет, — сказал мне один офицер из московского спецназа. — Мы были готовы к штурму, находясь еще в самолете, и если бы нам дали приказ до этих чертовых переговоров, возможно, потерь как среди военных, так и среди гражданских было бы намного меньше”.




    Партнеры