Большая порка

7 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 868

Накануне трагедии в Беслане и сразу после взрывов самолетов главный выборщик страны Вешняков сделал сенсационное заявление. Он объявил о планах избиркома упразднить одномандатные округа в Госдуме.


Совпадение это не случайно. И череда терактов, и признания Вешнякова — звенья единой цепи. Имя ей — беспомощность, импотентность власти.

Власть не справляется с разгулом террора и преступности. Одно за другим терпит поражения во внешней политике. (Чего стоят хотя бы постоянные обстрелы грузинами российских миротворцев.) Где уж справиться ей с депутатами!

Чего хочет Вешняков (а точнее, Кремль, ведь впервые идею эту председатель ЦИК озвучил сразу после встречи с президентом)? Отменить одномандатные депутатские округа и перевести всю Думу на партийные списки.

По версии власти, делается это во имя “развития парламентаризма”. Надо, дескать, развивать партийное строительство, потому что во всем западном мире живут именно так.

Полноте. Назовите нам хотя бы одну полноценную российскую партию. Именно партию, а не спешно созданное по разнарядке чиновничье жилтоварищество, кои растут как грибы после дождя к каждым новым выборам. За все последние 80 лет в стране была только одна настоящая партия — КПСС, — и все попытки возродить ее в разных обличьях ни к чему, кроме стыда, не приводили.

А это значит, что не народ, не граждане, о свободе которых так печется гуманист Вешняков, а исключительно Кремль будет определять, кому можно пойти в Думу, а кому нельзя.

Разве люди, голосовавшие на последних выборах, допустим, за ЛДПР, голосовали за либеральных демократов? Нет, конечно. Они голосовали за Жириновского. Точно так же, как те, кто выбирал “Родину”, голосовали за Глазьева и Рогозина. А спроси их сегодня — кого еще из членов думских фракций они знают — долго будут морщить лоб, но так никого и не вспомнят. Потому что списочное голосование — это выборы одной-двух ярких фигур. Потому что большинство списочников сразу после прихода в Думу отдают вождям карточки и больше в зале никогда не появляются.

Еще Вешняков говорит, что переход на сугубо партийные выборы остановит коррупцию. Вот уж воистину: с больной головы на здоровую.

Депутатом-одномандатником за взятку никак не станешь. Депутата-одномандатника выбирает народ, чего бы там ни говорили о черных технологиях и вбросах. А кто распределяет места в списках? Вожди и кремлевские чиновники.

Возьмите списки нынешней Думы. Нет ни одной олигархической структуры, чьи представители бы в нее не попали. И Потанин, и Абрамович, и даже Ходорковский — все сумели наделить своих людей мандатами. Это что, за красивые глаза?

Цена депутатского кресла (по спискам) достигла на последних выборах трех миллионов долларов (знаю наверняка). Если же предложения Вешнякова пройдут, цифра эта вырастет еще, ибо в условиях рынка любая монополия неизбежно ведет к удорожанию.

И ведь пройдут! Я нисколько в этом не сомневаюсь. Пройдут, потому что всем без исключения думским фракциям такие перемены только на руку: у ЛДПР — одномандатников нет в принципе, в КПРФ — их всего 10%. Пройдут, потому что в выстраиваемой Кремлем модели управляемой демократии нет места шатаниям и сомнениям.

Чем не устраивают власть одномандатники? Одномандатники — люди с собственной позицией. У них есть обязательства перед избирателями — теми, кто голосовал непосредственно за них, а не за виртуальные партии. В любой ответственный момент они всегда могут пойти против воли большинства.

Во время голосования по отмене льгот более двадцати одномандатников “Единой России” (и я в том числе) заняли противоположную фракцию позиции. (Если бы голосование шло закрытым, заняли бы и все остальные.)

Такая же ситуация повторилась и с законом о запрете шествий и митингов.

Кремль обеспокоился. Монолитный фундамент начал давать трещину. Вольнодумство — вот что пугает кремлевских мудрецов сильнее терроризма и раскола страны. Сегодня ослушались двадцать человек, завтра — ослушаются пятьдесят. Так долго, кропотливо выстраиваемая вертикаль, когда депутаты, по сути, превращаются в штамповщиков кремлевских законов, под угрозой слома.

Лучшее средство от перхоти, говорят французы, — гильотина...

Но ведь всё это уже было. Был Верховный Совет СССР — самый демократический в мире. Были самые свободные на планете депутатские безальтернативные выборы. Был послушный зал, готовый одинаково гневно осуждать и одинаково горячо одобрять. Нерушимый блок коммунистов и беспартийных...

Очень удобно управлять всей страной из одного кабинета. Только, даже если ликвидировать зачатки парламентской свободы, порядка в стране больше не станет.

О сильной руке всегда мечтают слабые. Те, кто боится принимать решения и брать на себя ответственность. Те, кто привык переваливать свою вину на других.

Откровения Вешнякова, череда нескончаемых терактов показывает: именно такие люди стоят сегодня у власти.

* * *

Как, оказывается, просто загнать людей обратно в стойло. И для этого не нужны репрессии, казни, 37-й год. Так глубоко въелся в нас страх, что достаточно лишь прикрикнуть построже, цыкнуть, погрозить пальцем — и мы уже готовы строиться в шеренги по двое.

Я не знаю, как будут голосовать за этот закон мои коллеги-одномандатники. Хочется верить, что большинство из них не станет затягивать петлю на собственной шее.

Но...

Это выяснится скоро. Блок вешняковских законопроектов будет внесен в Думу на днях.

До большой порки осталось совсем немного...






Партнеры