Внутреннее наказание

8 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 593

Трагедия в Беслане вызывает у россиян множество вопросов, которые хочется задать прежде всего президенту Путину, потому что только он может на них ответить.

Президент Путин, однако, предпочел в первую очередь встретиться не с российскими журналистами, а с западными. В результате уже вчера россияне могли узнать из британской газеты The Guardian, что президент не собирается проводить публичное расследование событий, но внутреннее будет проведено обязательно.

“Я хочу установить хронологию событий и выяснить, кто несет за это ответственность и должен быть наказан”, — сказал Путин.

Желание президента выяснить, кто несет ответственность, полностью совпадает с чаяниями народа — так же как желание их наказать. Все террористы, безусловно, звери, но не все сотрудники правоохранительных органов, безусловно, ангелы. И если террористы смогли захватить и взорвать школу, то за это должны быть наказаны по крайней мере те, кто:

а) не узнал заранее о готовящемся теракте;

б) не остановил террористов, пока они двигались по территории Ингушетии и Северной Осетии;

в) не организовал операцию по спасению заложников.

Даже без внутреннего расследования ясно, что вина за это лежит на ФСБ и МВД — причем не только на сотрудниках низшего и среднего руководящего звена, но и непосредственно на руководителях этих ведомств. Ведь это руководители не смогли наладить эффективную работу своих ведомств. Не смогли сформировать оперативный штаб из людей, способных принимать решения и брать на себя ответственность. В конце концов, они ведь и сами не взяли ответственность на себя.

Где они были все это время? Мы не знаем. Ни Патрушев, ни Нургалиев не сочли нужным появиться перед россиянами и дать какие-то разъяснения по ситуации, которая находится полностью в компетенции их ведомств.

Может быть, конечно, у президента есть какая-то информация на сей счет, но налоги на содержание спецслужбы и милиции все-таки платим мы — граждане. Мы вроде бы тоже имеем право знать, чем они занимаются.

Впрочем, министров за теракт у нас все равно отправляли в отставку только один раз, когда теракты еще были делом новым и непривычным — в июне 95-го, после налета банды Басаева на Буденновск. Тогда погибло 143 человека и были освобождены от занимаемых постов министр внутренних дел Виктор Ерин и директор ФСБ Сергей Степашин (сейчас он возглавляет Счетную палату).

После Буденновска наказания пошли по нисходящей. В январе 1996-го банда Радуева напала на Кизляр и Первомайское. Погибло более 70 человек. За это был отправлен в отставку начальник Центра общественных связей ФСБ Александр Михайлов (сейчас он зампредседателя Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков).

Теракт на Дубровке оказался в плане наказаний самым мягким. Был уволен начальник ОВД “Южнопортовый” Юрий Коровчуп.

Здесь уже появились не только виноватые, но и отличившиеся. За штурм “Норд-Оста” вручено 57 наград: Героями России стали 5 человек, орден Мужества получили двое, 50 человек — членов правительства Москвы и депутатов Мосгордумы — отмечены памятными знаками “Норд-Ост”.

За Беслан, конечно, тоже будут награды. Обязательно наградят погибших бойцов “Альфы” и “Вымпела”, помогавших детям выбраться из школы, и это будет правильно. Но большой вопрос: кого за Беслан накажут и накажут ли кого-то вообще?

Решение Путина на этот счет на самом деле будет знаковым.

Если в отставку уйдет директор ФСБ, это будет означать, что президент отказывается от своего принципа подбора кадров: “Главное, чтоб все были свои, надежные, с кем учился, служил, дружил, а способны ли они делать трудное дело в сложнейших условиях — не так важно”.

Если директор не уйдет — значит, принцип остается принципом, и россияне всегда смогут узнать об этом из британской газеты The Guardian.





Партнеры