Осетия: потерянный мир

8 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 491

Трагедия в Беслане не имеет исторических аналогов и не умещается в обычном человеческом сознании. Подобно Холокосту, на осмысление случившегося уйдут годы. И один из главных вопросов, на который предстоит ответить: почему бандиты выбрали целью для своей атаки именно осетин?

Западный обыватель узнал о существовании осетин, когда по подозрению в убийстве авиадиспетчера компании SkyGuide был арестован Виталий Калоев, потерявший семью в авиакатастрофе по вине диспетчера. Так европейская бюрократия столкнулась с миром, живущим по древним законам, где действует высшая справедливость и кровная месть. Страшно подумать, какой может быть реакция этого мира сейчас, когда сотни людей рыдают над трупами маленьких детей. Организаторы преступления скорее всего просчитали эту реакцию.

Осетины — один из древнейших народов Кавказа, потомки скифов и аланов. Их язык относится к индоевропейским (как и русский), близок к иранскому. На некоторых картах древняя Алания простирается от Азовского до Каспийского морей, захватывая бассейны рек Дона и Волги. Большинство осетин — православные, есть и мусульмане, но их немного. Ислам — “поздний”, воспринятый в XVIII веке от кабардинцев, поэтому о глубокой укорененности его в Осетии говорить нельзя. Тем более здесь не может привиться ваххабизм. Все разговоры о некоем “осетинском джамаате” — скорее всего удуговская пропаганда. Могут быть только единичные случаи, вроде полуосетина-полуукраинца Владимира Ходова, который был в банде, напавшей на школу. Ходов учился в одном из дагестанских медресе, где превратился в фанатичного ваххабита.

Осетины единственные на Северном Кавказе не участвовали в Кавказской войне. Маленький христианский народ, отстаивающий право на жизнь в окружении мусульманских соседей, увидел в православной России могучую силу, способную защитить. В 1774 году (за 9 лет до Георгиевского трактата) осетины добровольно приняли подданство Российской империи. Причем договор скрепили подписями представители осетинских обществ как севера, так и юга — нынешней Южной Осетии.

С тех пор осетины — верные союзники и надежная опора для российской политики на Кавказе. “На вопрос: “Чем занят осетин?” — всегда можно было ответить двумя словами: “Служит России”, — говорил мне заместитель спикера североосетинского парламента Станислав Кесаев. Это не изменилось и после распада “большой России” — СССР. Южная Осетия отказалась отделяться вместе с Грузией. Северная оставалась военным оплотом Москвы в операциях против Чечни. “Один из краеугольных камней осетинского национального самосознания — это вера в могущество России, в то, что Россия сумеет защитить осетин, — сказал мне один из осетинских собеседников. — Эта вера сейчас поколеблена очень серьезно”. Эксперты прогнозируют радикальную “ломку” осетинского общественного сознания.

На это и рассчитывали “кураторы” и спонсоры террористов, чьи задачи намного грандиознее, чем вывод российских войск из Чечни. Очевидно, что чем омерзительнее теракт, тем менее возможными становятся переговоры с лидерами сепаратистов типа Масхадова. С нравственной точки зрения. Но не этого добивались. Бандиты, захватившие школу, очевидно, имели задачу спровоцировать российских силовиков на штурм либо акцию типа “Норд-Оста”. Понимая, что при невысоком профессионализме этих силовиков прольется много осетинской крови, а виноватыми как бы окажутся русские. И тогда осетины отвернутся от России.

А кому выгодно, чтобы это произошло? Тем, кто хочет вытеснить Россию с Кавказа, чтобы занять ее место. Тем, кто хочет подорвать власть Путина, показав, что он неспособен обеспечить нашу безопасность и потушить пожар войны.

Случайное ли это совпадение: убийство бандитами осетинских детей произошло через две недели после провала военной операции Тбилиси в Южной Осетии. Россия проявила неожиданную твердость в намерении защитить южных осетин. Поэтому по ней был нанесен удар с тыла — а заодно и по северным осетинам, чтобы не спешили на помощь братьям на юге. Чтобы стало не до того.

Гнев и месть осетин теперь могут обрушиться и на соседей-ингушей, с которыми у них давний конфликт из-за Пригородного района. Как только произошел захват заложников, некоторые высокопоставленные собеседники во Владикавказе уже были почему-то убеждены, что школу захватили ингуши. Но до сих пор не названо ни одного ингуша из состава банды. Утверждали, что командует ею Магомет Евлоев, Магас, 22 июня напавший на Ингушетию. Однако пресс-секретарь МВД Северной Осетии Исмиль Шаов заявил мне: “Не знаю, откуда взялась эта информация. Ни один из оперативников о Евлоеве не сообщал”. “То, что реальных ингушей пока никто не назвал, для общественного сознания не важно, — говорит осетинский журналист Алан Касаев. — Вопрос стоит так: бандиты пришли с территории Ингушетии. Значит, виноваты ингуши”.

В последнее время в осетино-ингушском урегулировании наблюдался значительный прогресс. Это можно было почувствовать, просто проехав из Владикавказа в Назрань и обратно. Было время, когда сотрудники миграционной службы возили ингушей через Владикавказ в БТРах. Без защиты бронетехники их могли там просто растерзать. Но уже несколько лет ингуши спокойно появлялись во Владикавказе. Правда, те, кто там жил до конфликта 92-го года, в свои квартиры не вернулись. Как и осетины, жившие в Назрани. Но в Пригородный район ингушские беженцы возвращались.

Отношение к этому возвращению неоднозначное. В аппарате спецпредставителя Президента РФ по осетино-ингушскому урегулированию утверждают, что “конфликт был близок к разрешению. Два года не было ни одного преступления на межнациональной почве. Вернулось 70% ингушских беженцев”.

При предшественнике нынешнего осетинского президента, Галазове, возвращение беженцев было абсолютно невозможно. Это целиком заслуга Дзасохова, который сумел найти общий язык с тогдашним ингушским президентом Русланом Аушевым. Теперь возвращение ингушей могут поставить Дзасохову в вину. Из Северной Осетии доходят слухи, что толпа пытается митинговать в Пригородном районе на Черменском кругу, но милиция ей препятствует. На панихидах по погибшим звучали отдельные голоса с требованием отставки Дзасохова. Нет ничего удивительного, что родственники убитых винят власть, которая не сумела их защитить.

“Велика опасность того, что рухнет доверие к власти в принципе, и первым, кто пострадает, будет президент республики”, — считает один из собеседников “МК”.

Южноосетинский лидер Кокойты все трагические дни провел в Беслане. Говорят, несколько лет североосетинский президент совсем не общался со своим южным коллегой, потому что на выборах поддерживал его предшественника Людвига Чибирова, склонявшегося к компромиссу с Тбилиси. И только когда клюнул жареный петух в лице Саакашвили, Дзасохов прибыл в Цхинвали и проявил во время кризиса твердость и решительность. Сейчас наверняка произойдет еще большая консолидация Северной и Южной Осетии. Незадолго до теракта опросы общественного мнения показывали, что рейтинг Дзасохова по-прежнему намного выше, чем у возможных конкурентов. В Северной Осетии нет бурной политической жизни, нет оформленной оппозиции. Но сейчас все может измениться. Теракт воспринимается как нападение на весь осетинский народ. Поэтому может появиться спрос на более радикальных лидеров, более жестко отстаивающих национальные интересы.

Кстати, вчера днем Грузия вновь начала концентрировать военные силы вокруг Южной Осетии...




Партнеры