В меры нет веры

8 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 207

Многие москвичи, насмотревшись новостей, решили не отпускать детей в школы. Корпуса младших классов в эти дни на четверть пусты. Тем временем столичные власти еще на прошлой неделе заявили об усилении охраны учебных учреждений. Как заявила глава департамента образования столицы Любовь Кезина, школы будут наглухо закрыты для всех, кроме учеников и учителей.

Корреспонденты “МК” решили это проверить.


Средняя школа №85 на северо-западе столицы. Человек 50 родителей смиренно толпятся перед дверью. Дети заходят в школу, взрослые остаются у крыльца. Это родители первоклашек. Они оживленно спорят, каким должен быть альбом, посвященный 1 сентября. Из школы выходит мужчина с фотоаппаратом и с жаром включается в дискуссию. Минут через 10 вся шумная компания вваливается внутрь. Захожу в школу и я.

— Молодой человек, и далеко собрались? — лениво бросает мне пожилой дядя, сидящий за столом в холле.

— Посмотреть расписание, — отвечаю я, полагаясь на свою свежую внешность.

— А я что-то вас не помню. Новенький?

— Ага, — откликаюсь, на полном ходу двигаясь к лестнице.

Видимо, наглость настолько убедила сторожа в синей униформе, что он даже не полюбопытствовал, что я несу в рюкзаке.

Погуляв по этой школе минут 15, направляюсь к другой — №93. Двери открыты, на одной из них болтается бумажка со штампом.

— Опечатывать двери теперь каждые выходные будут, — говорит одна женщина другой.

— Да что там опечатывать, они теперь никого, кроме детей, в здание не пускают!..

Но меня эти слова не останавливают. Захожу внутрь: НИКАКОЙ ОХРАНЫ НЕТ. От охранника — один стол. На этажах шумят дети, ходят учителя, я для них как человек-невидимка. Возвращаюсь к столу.

— Не у вас, случайно, по вечерам проводятся занятия по карате? — говорю первое, что приходит на ум.

— Даже не знаю, — отвечает появившийся охранник.

— Я вот брата хотел сюда пристроить, мы здесь через дом живем, — продолжаю импровизировать я. Постепенно разговор о карате перетекает в беседу о недавних терактах.

— Да никакого усиления охраны не будет, — признается мой собеседник. — Все эти тревожные кнопки — разговоры ни о чем. Какая там кнопка, когда у меня даже дубинки нет? Налетят сюда 30 бандитов, я даже милицию вызвать не успею, не то что защитить детей.

Вход перед школой №1136 огорожен решеткой, но сейчас она открыта. Выходит мужчина лет 40, от которого веет тройным одеколоном. Встает в дверях и явно не хочет признать во мне школьника. Я снова начинаю про карате. В ответ слышу лаконичное “вы не туда попали” и скрежет закрывающейся двери. Во дворе школы пожилой человек ковыряется в земле.

— Мощный у вас забор, в здание, наверное, просто так не проникнуть...

— Да какой там забор! Камни в окна через него только так летают. Сколько уже стекол побили, все никак не успокоятся!

— А как же террористы? — недоумеваю я.

— Какие террористы? Тут стекла бьют, а ты мне про каких-то террористов рассказываешь...

Железные двери в школе №91 Центрального округа поставили еще три года назад. С 1 сентября их держат закрытыми. Чтобы попасть внутрь, надо два раза нажать на кнопку звонка.

— Чего надо? — высунулся в приоткрытую дверь охранник. — Никого не пускаем!

Трое секьюрити дежурят здесь 24 часа в сутки, а еще, как нас заверили, школу охраняет милиция и сотрудники ФСБ в штатском.

Зато вот в школе №23 двери нараспашку — родители младших классов не хотят ждать детей под проливным дождем. При входе на столе охранника стопка помятых листов с фотороботами террористов.

— Надо вас записать, а то я никого еще с утра не записывал, — молодой охранник работает со второго сентября и знает только то, что в школе пять этажей и два запасных выхода. Но и их, по его словам, обязана охранять милиция, а не он.

Со школами все ясно. А насколько сейчас безопасно скоротать вечер в театре? Это, помня о “Норд-Осте”, тоже постарались выяснить корреспонденты “МК”.

Спартаковская площадь, театр Светланы Враговой “Модерн”. Целых три зрительных зала, расположенных один над другим. Идем к г-ну Кроку — он здесь главный по охране:

— Значит так, — рассказывает Кирилл Игоревич, — существует официальное распоряжение правительства Москвы об усилении мер безопасности. Каждому подконтрольному Москве учреждению культуры предписано подать заявку на количество охранников, видеокамер наружного наблюдения, рамок, металлоискателей. Причем по вопросу поставки оборудования можно обращаться только к той частной фирме, которая выбрана властями. Мы, как и все, такую заявку подали.

— И что?

— Ничего. Рамок пока нет. Но перед открытием сезона (14 сентября) мы увеличили охрану на 2 человека. А было трое.

МХАТ имени Горького на Тверском бульваре характерен тем, что в отличие от других, не рекомендующих детям приходить на вечерние сеансы, сюда, наоборот, детей привозят на автобусах чуть не каждый день. И эти автобусы стоят с 18.00 до 23.00 перед входом. Но во МХАТе нас успокаивают, говорят, что в театре предусмотрены аж два подразделения военизированной охраны — своей и частной. Те и другие дежурят посменно круглые сутки. Рамки при входе — обязательны.

— Нам бы собак еще, да они стоят дорого, — сокрушается помощница главрежа.

Заворачиваем на Садовое. Театр сатиры. Здесь об охране все знает директор — Мамед Гусейнович Агаев:

— Еще перед “Норд-Остом” наша охрана составляла 8 человек. Потом увеличили до 16. У нас два входа. На каждом — металлоискатели. Дежурим мы все круглосуточно: и дирекция, и администрация. Театр ведь никогда не спит.

— Охрана своя?

— Нет, конечно. Приглашенные профессионалы.

И, наконец, Арбат, театр Вахтангова. Отчет получаем быстро:

— Театр платит за это очень большие деньги, но охранники нанимаются в должном количестве. На каждом этаже по человеку, в вестибюле двое. Во всех концах театра. Рамка стоит как на зрительском входе, так и на служебном. С этого года запретили приводить гостей через служебный вход.

Если бы такая готовность была и во всех остальных местах...




Партнеры