Эпиграф к операции “Преемник”

8 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 221

Новый политический сезон начался кошмаром.

И Госдума в очередной раз поразила избирателей — тем, что депутаты не вышли из отпусков и не собрались для обсуждения трагедии в Беслане. Хотя что бы они там наобсуждали? Все решат в Кремле, а в Госдуме — утвердят.

Как власть собирается в очередной раз себя укреплять, пока знает лишь она сама. Как должна была бы укрепить — наши эксперты уже предполагали.

Сегодня мы поговорили с политологами на более широкую тему. И задали им вопросы:

1. Каким образом поменяется российская политика в Чечне после событий в Беслане?

2. Что за новшества в политической системе страны можно ожидать от Кремля?

3. Начнется ли в нынешнем политическом сезоне операция “Преемник”?

4. Будет ли продолжаться раскулачивание олигархов? Кто может стать новым Ходорковским?

5. Что еще может измениться в социальной сфере?


Георгий САТАРОВ, глава фонда “ИНДЕМ”: “Новым Ходорковским может стать Абрамович”

1. Если судить по тому, что говорил президент в своем обращении, то серьезных изменений не предвидится, потому что политика в Чечне не рассматривается в качестве серьезной причины усиления терроризма в России. Скорее — возможно усиление контроля над личной жизнью граждан.

2. Больше всего разговоров идет об изменении системы выборов в Госдуму. Вполне вероятно, что это событие чрезвычайной важности действительно произойдет. Ту избирательную систему, которая уже есть, можно испортить еще больше. Думаю, гражданам новшество ничего хорошего не принесет. Что касается Совета Федерации, то, чтобы компенсировать ту мерзость, которую предлагается сделать с системой выборов в Думу, звучали предложения изменить систему формирования верхней палаты (избирать, а не назначать сенаторов - Н.Г.). Не исключаю, что соответствующий законопроект появится к концу нынешнего года.

3. В этом году операция “Преемник” вряд ли начнется. Вообще, вероятность ее проведения в принципе гораздо ниже, чем в 99-м году. Есть две причины. Первая: тогда в Кремле был страх, связанный с окончанием срока полномочий Ельцина. Вторая: Кремль был консолидирован — в том числе и по первой причине. Сейчас страхов такого рода нет, налицо скорее раскол. Ставка на одного человека — это очень решительный шаг. Скорее всего Путин не пойдет на него, благословив нескольких претендентов.

4. Если верны предположения о желании власти создать новый нефтяной кулак под названием “Роснефть” или какой-либо другой холдинг, то вероятность очередного раскулачивания олигархов велика, но только в нефтяной сфере. Есть, например, сладкие куски под контролем Абрамовича.

5. На повестке дня стоит ЖКХ. Сложно сказать, доведут ли реформу до конца. Есть чисто политические причины: наезжать на граждан после того, как произвели замену льгот на деньги, опасно. Поэтому реформу, возможно, оттянут.


Ольга КРЫШТАНОВСКАЯ, руководитель Центра изучения элиты Института социологии РАН: “Есть склонность к ужесточению”


1. Возможны два варианта: или переговоры с Масхадовым и боевиками, или ужесточение политики. Тот факт, что Россия пошла на контакт с Советом безопасности ООН, и последующие действия власти говорят о том, что есть склонность к ужесточению. При этом нам нужно заручиться поддержкой международного сообщества.

2. Самое большое новшество — переход на пропорциональную систему выборов, причем не только в федеральный, но и в региональные парламенты. Этот процесс направлен на изменение политической палитры, на возрождение номенклатуры. То есть в парламентах всех уровней будут представлены две-три партии, и все они будут “партией власти”.

Кроме этого, возможно увеличение роста влияния силовых ведомств, я не исключаю укрупнения ФСБ. Возможно проведение реформы, которая повысит роль судов. И все это направлено на ликвидацию плюрализма, на укрепление вертикали власти.

3. Начинать эту операцию еще рано, поскольку опасен фальстарт. Как говорят в Кремле, можно “спалить” человека. Если преемник станет известен задолго до выборов, можно ожидать, к примеру, появления на него компромата. Поэтому, на мой взгляд, операция стартует в 2006 году. Будущий преемник должен будет занять высокий пост. Может, он занимает его уже сейчас. Обратите внимание: практически каждый день, за редким исключением, в новостях появляется Сергей Иванов. Это еще не кампания, но преемник не может появиться внезапно. Он должен осесть в оперативной памяти населения, а она, как правило, короткая.

Но главное — не фигура преемника, а модель наследования. Преемник — только одна из моделей. Я не исключаю создания союзного государства (правда, пока непонятно с кем), которое возглавит Путин. И будет считаться, что это его первый президентский срок. Если будет введена пропорциональная система выборов, президента, возможно, станет избирать парламент. Не исключено, что президент лишится большинства властных полномочий — они будут переданы премьер-министру, которым станет Путин. А президент будет слабой фигурой. Но также я не исключаю, что никакого преемника не будет вообще, и Путин останется на третий срок.

4. Надо ожидать дальнейших чисток, а их масштаб будет зависеть от степени сопротивления. Суть чисток — в том, что на смену ельцинской политической элите должна прийти путинская политэлита, на смену ельцинским олигархам должны прийти путинские. Процесс скорее всего должен завершиться к новым президентским выборам. Кто будет следующим после Ходорковского? “Форбс” опубликовал список олигархов, которые имеют шансы на раскулачивание. На втором месте, например, Абрамович, в этом же списке — Вексельберг, Дерипаска. Возможно, кто-то из них уедет. Скорее всего это будет Абрамович — как только закончится его губернаторский срок. Так вот, тех, кто уедет, репрессии не коснутся.

5. Полагаю, будут расти все платежи: цены на услуги ЖКХ, на бензин. Делается это для того, чтобы государство располагало еще большими деньгами. Этого хочет бюрократия, которая имеет все рычаги для отнятия денег у населения. И она пустит рычаги в ход.


Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий: “От одного олигарха слишком много неприятностей”


1. Вся философия деятельности власти заключается в том, что боевиков нужно мочить в сортире. И общество солидарно с властью. Тем более, как мне кажется, невозможно изменить базовые принципы политики. Что касается возможного ужесточения политики в Чечне, то кроме чеченизации — передачи властных функций руководству республики — ничего не будет. То, что мы получили сейчас, — результат ковровых бомбардировок Чечни в первую войну. И каждое последующее ужесточение только посеет новые ростки конфликтов.

2. Главное — переход со смешанной системы выборов на пропорциональную. Но у меня такое ощущение, что это все равно будет проверкой общественного мнения, потому что у идеи перехода на пропорциональную систему слишком много противников: и одномандатники, и губернаторы, и олигархи. Более того, пропорциональная система невыгодна и самой “Единой России”. С этой точки зрения административный нажим со стороны Кремля маловероятен. Если сопротивление будет даже аморфным, то власть, думаю, откажется от своей идеи. В своем стремлении изменить систему выборов власть достаточно одинока. Добиться принятия закона она может только проламыванием. Но нельзя проламывать до бесконечности. Совет Федерации, я думаю, тоже будет настаивать на нынешнем способе рекрутирования сенаторов. И власть скорее всего прислушается.

Что касается других изменений, то я не думаю, что будет продолжаться — по крайней мере, интенсивно — процесс укрупнения регионов, потому что пермский опыт показал, как это тяжело.

3. Операции “Преемник” следует ждать не раньше 2006 года. Сейчас стоит другая задача: провести социальную реформу, некую модернизацию, а потом ответственные за эти процессы отсеются, и к власти будут приведены достаточно неожиданные фигуры. На мой взгляд, преемник должен быть питерцем, который не будет иметь никакого отношения к реформам. Как, например, может быть популярен Сергей Иванов, который волей-неволей отвечает за военную реформу и который вынужден будет брать рекрутов из вузов? На мой взгляд, фигура преемника сейчас неизвестна широкой общественности.

4. Думаю, от одного олигарха оказалось слишком много неприятностей: в страну не приходят инвестиции, началось бегство капиталов... Поэтому власти придется многократно подумать, прежде чем начать очередное раскулачивание. Скорее всего олигархи останутся в подвешенном состоянии, и только в том случае, если со стороны кого-то из них будет существовать реальная политическая угроза, власть может решиться на очередную акцию. Но сейчас все олигархи умные, поэтому вряд ли кто-то пойдет на обострение отношений с Кремлем.

5. Главная проблема на сегодня — реформа ЖКХ. Но она будет реализована в полном объеме, только если власть почувствует, что успешно прошла монетаризация льгот, если она не вызовет взрыва недовольства. Но пока что это недовольство аморфное.


Вячеслав НИКОНОВ, президент фонда “Политика”: “Сложно представить, что Путин будет выращивать розы”


2. Новшество, на мой взгляд, возможно только одно: преобразования, связанные с избирательной системой, о которых уже сказали мои коллеги. Перспективы принятия этого закона неплохие, если его поддержит “Единая Россия”. Хотя самой “Единой России” этот закон невыгоден: чтобы получить в следующей Думе такое же большинство, как сейчас, ей нужно будет набрать в два раза больше голосов.

Плюсы и минусы изменения избирательной системы. Считается, что мажоритарная система способствует созданию более сильных политических партий за короткое время. В то время как пропорциональная система — дроблению политического сектора с последующим ослаблением партий. Но при этом партии становятся единственным субъектом политической жизни. Насколько мне известно, все наши партии поддерживают идею перехода на пропорциональную систему, в том числе, например, “Яблоко”. Хотя избиратели, по данным опросов, все-таки желали бы видеть в Думе одномандатников.

Что касается возможного изменения принципа формирования Совета Федерации, то я не думаю, что это вопрос следующего политического года. Хотя было бы правильнее провести реформу обеих политических палат одновременно. Не исключаю, что принцип формирования Совета Федерации не будет изменен вообще.

3. В этом политическом году операция “Преемник” будет проходить только в голове у президента Путина и у аналитиков. Всех практических действий можно ожидать только в конце 2007 года. При этом мне сложно представить, что в 2008 году Путин уйдет с политической арены и будет выращивать розы. Он останется влиятельным политиком. Такие примеры в истории есть. Например, Дэн Сяопин занимал достаточно скромный пост председателя военного совета КНР, но при этом оставался влиятельнейшим политическим деятелем.

4. Думаю, дальнейший процесс раскулачивания олигархов возможен только в одном случае: если кто-либо из олигархов захочет повторить “подвиги” Гусинского и Ходорковского. Если же они будут заниматься своим делом, то никаких проблем не возникнет. У меня ощущение, что капитаны российского бизнеса после показательной порки, устроенной Ходорковскому, потеряли всяческое желание вступать в противоречия с Кремлем.

5. Еще не завершена реформа ЖКХ, поэтому следует ожидать дальнейших шагов в этом направлении. Хотя я думаю, что в этом политическом году реформа так и не дойдет до финиша. Будет скорее постепенное движение в виде “ползучей” отмены субсидий.




Партнеры