Магас воскрес

9 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 181

У Генпрокуратуры появилась оригинальная версия: боевик Магас — бывший ингушский милиционер. И вовсе он не Магомед Евлоев (паспортом на это имя пользуется моджахед), а некто Али Тазиев.

То, что в Чечне паспорт купить не проблема, это понятно. С паспортом террористки, взорвавшей самолет, такая же ситуация. Выяснилось, что документы шахидки — поддельные, а настоящая Аманта Нагаева живет и здравствует. На вопрос: “Откуда у боевиков паспорта?” — в МВД Чечни наивно хлопают глазами, разводят руками и говорят, что понятия не имеют. Все-таки идея Ахмата Кадырова брать в госструктуры сдавшихся боевиков является абсурдом. Они легко продаются...

Генпрокуратура пришла к выводу, что Магас работал раньше в управлении вневедомственной охраны МВД Ингушетии и звали его — Али Тазиев. В 1998 году его приставили охранять жену советника президента Ингушетии Валерия Фатеева. Боевики напали на машину, в которой находилась супруга советника; женщину похитили вместе с двумя охранниками, в том числе с будущим Магасом. Супругу Фатеева освободили через два года, один охранник погиб — его тело было найдено, а об Али Тазиеве не было никакой информации. Суд Ингушетии признал его смерть и посчитал его погибшим при исполнении служебного долга.

— Да, Али Тазиев действительно у нас работал. Но потом умер — вернее, не умер, без вести пропал, — рассказали нам в управлении вневедомственной охраны МВД Ингушетии.

Судя по всему, Магас, оказавшись в Чечне, примкнул к боевикам, обзавелся паспортом на имя Магомеда Евлоева и поселился в чеченских горах с моджахедами.

Магас командовал нападением на бесланскую школу. Самого его на месте событий не было. Боевики, захватившие школу, априори были смертниками. Им, конечно, рисовали радужные картины успешного прорыва сквозь все кольца оцепления. Но ведь руководители операции заранее знали, что если кто-то и уйдет, то только чудом.

Сразу же после назрановского налета в июне, где, собственно, Магас и засветился, один из высокопоставленных чеченских силовиков заявил нам примерно следующее: “От этого еще натерпимся. Он ненормальный. Басаев хоть думает, просчитывает, а этот — как бык на красную тряпку. Магас — псих”.

Сулим Ямадаев, командующий элитным отрядом “Восток”, который базируется в Ведено, знаком с Магасом не понаслышке — сталкивался с этим нелюдем в боях. И пока Магасу удавалось уходить.

— Последний раз мы сталкивались с Магасом в бою в Ведено. Опять живым ушел, собака! Зверь он. Самый настоящий зверь.

— Есть информация, что он бывший милиционер, примкнувший к боевикам...

— Вполне возможно. Из шайтанов получаются самые ярые боевики. Шайтаны — это “оборотни в погонах”. Я вам даже вот что скажу: 29 августа на выборах президента Чечни в Грозном на нескольких избирательных участках ровно в 12 часов должны были произойти теракты. Мы спасали ситуацию долями секунд, все висело на тонкой ниточке. В итоге, знаете, кто хотел устроить взрывы? Шесть подкупленных сотрудников МВД! Лейтенанты! Они — как зомби. Вот, наверное, самое точное сравнение. Магас очень жестокий. На детей руку поднять... Слов нету!

— Он участвовал в нападении?

— Был ли он непосредственно там, не знаю. Но вся акция устроена им и Шамилем. У Магаса в прямом подчинении около 40 человек. Он из “ингушской группировки”, но вместе с тем в одной компании с Басаевым и арабами. Базируются в Ингушетии, часто перекочевывают, бывают в горах Чечни. На самом деле они везде. Это такая отлаженная сеть...




Партнеры