Алла Пугачева: “Вначале я была в панике...”

10 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 558

Шухер по Москве разошелся мгновенно: Пугачева пришла, мол, на кастинг новой “Фабрики звезд” и стала всех сама отбирать. Все знают, что Пугачеву звали и на прошлые “Фабрики”, и каждый раз она обламывала. Говорила, что в звезды за три месяца — это бред, профанация и курам на смех. Что пахать нужно всю жизнь до седьмого пота, чтобы заслужить право быть названным(ой) “звездой”. А когда раз — и в дамки, это просто противно...

И вдруг — такой пассаж! Более ожидаемым был бы даже Филя, но никак не она. Теперь для нее учредили специальную должность — “художественный руководитель”. В помощники снарядили продюсеров-гигантов с первых двух “Фабрик” — Игоря Матвиенко и Макса Фадеева. Видать, Алла что-то задумала...


— Алла Борисовна, вы что, решили разыскать в народе свою преемницу?

— Кого?!

— Преемницу?

— Глупость какая!

— Ну вы же раньше терпеть не могли эту “Фабрику”...

— Я и сейчас говорю, что это — не фабрика звезд. Это скорее фабрика шанса, надежды, фабрика первого шага. Вот так я скажу. СМИ очень виноваты в том, что понизилась планка профессионализма и многие подумали, что это очень легко — стать звездой. Это страшно.

— И вы решили наконец вправить всем мозги?

— В этом мире должна быть хоть капелька добра. Меня долго уговаривали, я долго сопротивлялась. Но потом подумала, что я давно не давала никому шанса. Очень хочется. В конце концов, это моя прямая работа, и мне это нравится. Я раньше занималась этим — на “Рождественских встречах”. Потом этим стали заниматься другие. Да и “Фабрика” эта — последняя. Но если она все-таки будет продолжаться, тогда я займусь этим плотнее.

— Почему же столь благородный порыв так долго вызревал в вашей душе?

— Просто я не люблю фабричные изделия.

— Думаете заняться здесь ручной выделкой?

— Хотела бы. Но пока это очень сложно для меня. Если бы я уже вторую “Фабрику” вела... Как президент, знаешь, — на второй срок идет и уже знает, что делать. А я еще приглядываюсь. Стараюсь не ошибиться. Конечно, я уверена, что все это перекурочат — мое появление здесь... Не знаю — получится ли у меня?

— Для вас даже специальную должность придумали — художественного руководителя. Помощников придали матерых — Матвиенко с Фадеевым. Они и есть, как тот президент, — на второй срок пошли. Чего волноваться?!

— Дело в том, что они мне придумали должность королевы-матери... Но я доверяю этим людям, причем они все — разные. Мне нравятся одни, им другие. Но все это имеет место для жизни на сцене.

— Королева-мать — фигура, конечно, символическая, но я бы не поверил, если бы вы сказали, что ничего здесь не решаете...

— Я стараюсь пока больше прислушиваться. Но кое-что и предлагаю. Должна быть не только фабрика исполнителей, но и фабрика композиторов. Бывает, человек не поет, но очень интересный автор. Они отдают мне кассеты, и, возможно, у них тоже появится свой шанс. У меня возникла идея подростковых “Фабрик”, для тех, кому 13, 12, 11 лет — то есть еще до ломки голоса. Сюда вот приходили те, кому от 13 до 15 лет. Это совершенно другое поколение, у них совсем другое мышление. Очень интересно! Но сюда им нельзя — потому что не впишутся и потому что можно испортить им голос, который ломается. А если ими заняться пораньше — в самый раз.

— А для тех, кто подходит по параметрам, у вас есть главный критерий?

— Да. Музыкальное образование.

— Много ли будущих звезд вы уже рассмотрели на этих кастингах?

— Нет. Звезд нет.

— Почему?

— То-то я и хочу разобраться — почему. Может, я отстала от жизни, может, я чего-то не понимаю.

— Или оскудела земля наша талантами?

— Не думаю. Просто не надо ждать, когда к тебе придут. Надо самой идти искать. Я этим раньше занималась. Вот опять попробую.

— Конкурсанты не опупели, когда увидели вас во главе стола?

— Многие даже приходят сюда, чтобы просто на меня посмотреть. Это очень утомительно. Вначале я вообще была в панике.

— Что еще напрягло?

— Больше рассмешило. Отсутствие у многих адекватной самооценки — такое, знаешь, возмущение у людей, которым отказали и которые вообще не имели ну никаких оснований сюда даже зайти.

— Какие секреты будете раскрывать фабрикантам-счастливчикам?

— Да никаких секретов. Элементарные вещи. Профессиональное мастерство. Мастер-класс.

— А секрет, как стать Аллой Пугачевой раскроете?

— Пугачевой надо родиться.

— Успехов!

Из всего вышесказанного можно выудить по крайней мере два рациональных зерна для столь сенсационного решения Пугачевой. Во-первых, если “Фабрика” действительно последняя — то кому, как не ей — Живой легенде, Примадонне и, главное, Королеве-матери, — ставить жирную точку с максимальной помпой, шумом и пафосом. Уж если вздрагивать, то вздрагивать так, чтоб запомнили надолго. Во-вторых, поискать свежих авторов (о чем обмолвилась АБ) в условиях катастрофического репертуарного дефицита в нашей поп-музыке — мудрый ход матерой суперзвезды, живущей не только сегодняшним днем, но всегда думающей о своем будущем.

Кстати, на кастингах Пугачева сражала всех своей непосредственностью, входя иногда в довольно игривые диалоги с ищущими счастья кандидатами в звезды. Одна душечка — кажется, в розовой кофточке — набралась смелости поинтересоваться у АБ, что она думает “о скандале с Киркоровым”. Алла, доселе не проронившая публично по этому поводу (ФК vs Ароян) ни единого звука, уставилась на душечку и, не мигая, отчеканила: “Да они оба хороши, два сапога пара”. Другой прелестнице, нестройно затянувшей песню из репертуара Орбакайте, Алла призналась с мягкой улыбкой, что прибила бы свою дочь за такое пение...

Славящийся не многословием, но пророческим талантом Макс Фадеев сказал просто: “Это в любом случае будет очень интересный проект. Люди будут наблюдать, затаив дыхание”...






Партнеры