Жена за 100 у.е.

10 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 264

Дело было вечером, делать было нечего. Моя длинноногая, белокурая невеста по уши ушла в любимый справочник по фитнесу. Я с головой ушел в компьютер. Идиллия. Вполне в духе времени.

И тут зазвонил телефон:

— Александр, это Карина, у меня есть для вас женщина! — сказал бархатный голос.


— Но у меня уже есть женщина, — отвечаю, косясь на свою пассию, которая мигом навострила ушки.

— Что же вы не предупредили?! — голос в телефоне сменился с бархатного на сердитый.

— Так у нас с вами договор уж полгода как истек. И за свои 100 у.е. не слишком много я получил. Можно сказать, остался в убытке. Вообще, я сам себе нашел жену.

— Ну тогда, Александр, я вас поздравляю, — проворковала Карина.

На том разговор с ней и закончился, но начался другой — с моей суженой. Фитнес был забыт: она жаждала объяснений.

Женюсь, женюсь, какие могут быть игрушки!

— Видишь ли, дорогая, до того, как мы решили с тобой создать союз нерушимый, я состоял в брачном агентстве. Оно называется “Карина”* — так, кстати, зовут и ее хозяйку. Как видишь, там меня еще помнят, — добавил я не без гордости.

И подумал, что надо бы съездить, забрать у “Карины” свои фото. И не только у нее, а у “Роксаны” тоже. В “Импульсе любви”, обозлившись на его ненавязчивый сервис, я все изъял, а “Милый друг” на брачном рынке прогорел вместе с моими анкетами и портретами.

Сейчас, вспоминая свою почти двухлетнюю карьеру записного жениха, задаю себе вопрос: со сколькими молодыми женщинами я познакомился за это время? Семнадцать, двадцать? Или что-то около того.

По брачным меркам — совсем немного. Ведь даже у самого скромного, подписывающегося на минимальный “тариф” — 600 рублей — жениха, отправляющегося на московский свадебный рынок, есть возможность получать в месяц адреса десятка девушек и одиноких молодых женщин — по его выбору. Которые ждут не дождутся вашего звонка, готовы встретиться.

В этом — преимущества брачного сервиса. Но в этом же и недостаток. В первой же амурной фирме, куда я обратился, прочтя ее рекламку в газете бесплатных объявлений, мне выложили стопку толстых альбомов, а в них пара сотен анкет и фотографий, на многих из которых — писаные красотки. Все — москвички, как правило, устроенные в бытовом плане, а следовательно, не стоит опасаться встречи с аферисткой: агентство гарантирует, проверяя и снимая копию паспорта у каждого(-ой), вступающего(-ей) на путь поиска своей второй половины.

Листаю альбом — глаза разбегаются. Кому звонить? Вот этой, что стоит на берегу моря, закинув на спину русалочьи волосы, нарочито демонстрируя гибкую фигуру? Или вот этой, черноглазому ангелу, свернувшемуся в клубочек на диване, выставив напоказ красивые коленки, которая пишет, что больше всего ценит в мужчине не внешность, а верность, и любит домашний уют больше всего на свете? К тому же — Весы, как и я...

Любительниц бурного отдыха у туристского котелка, ярых автомобилисток и бизнес-леди я отмел сразу, но и без того оставались десятки, куда там — сотни милых мордашек.

Ладно, где наша не пропадала. Вот эту мне, вот эту и вот эту...

— Что, только трое?! — удивилась брачный агент.

— Да и с ними я за месяц не успею встретиться. Работа, знаете ли...

— Разумное решение, — кивает агент. — Три так три. Но можно и тридцать три. Только скажите. Вы ведь у нас VIP-клиент!



Соломенная шляпка

Для первого знакомства, хорошо помню, я выбрал ту самую “русалку”, что стояла на берегу моря, картинно закинув мокрые волосы за спину. В руке она держала шляпку из фальшивой соломки. Романтичное, милое личико, внешне — мой идеал, зовут Жанна.

Звоню — голос в трубке грубоватый, совсем не “русалочий”. Но сразу соглашается на встречу. Выбираем удобное нам обоим место у метро “Октябрьская”.

Верьте или не верьте, но я был уверен, что иду на свидание со своей будущей женой. Купил цветы. Приоделся. Нацепил галстук. Положил в бумажник сто долларов — на ресторан.

А зря. Потому что брачные знакомства, как я позже понял, — это марафон, где, оставаясь джентльменом, нужно быть немного и циником. Такая вещь, как цветы, а тем более ресторан, при первой встрече — излишняя роскошь. Пришел, увидел, не понравилась — сразу уходи. Нет ничего тоскливее поддерживать вынужденный светский разговор с женщиной, которая тебе ни уму ни сердцу.

Жанна явилась слегка опоздав. Без шляпки, разумеется. В строгом деловом платье с брошкой. Но русалочьи волосы — свой главный козырь — демонстративно распустила по плечам.

— Вы прекрасно выглядите, — сказал я, чтобы что-то сказать. Этот наивный комплимент внезапно вызвал бурю на мою бедную лысеющую голову.

— Вы с ума сошли! — буквально вспыхнула “русалка”. — Разве можно говорить женщине, что она хорошо выглядит? Она подумает, что выглядит как чучело, если вы ей это сказали. Со мной разве что-то не так?

— Простите, но...

— Да вы с женщинами не умеете обращаться! — полыхала дама, размахивая моим букетом, и лицо ее мне уже не казалось милым и романтичным, как на том фото в альбоме. Оно было некрасивым, непропорциональным, и под слоем косметики я разглядел шершавую, с угрями кожу.

— Извините, Жанна, наверное, мы оба сделали неудачный выбор... — решил я мягко погасить этот вулкан эмоций.

“Вулкан” в ответ брызнул вспышкой лавы:

— Вы что же, не угостите девушку хотя бы чашкой кофе?!!

Что было дальше? 40—45 минут тоскливого кофепития, когда я деловито поглядывал на часы, а дама мрачно прихлебывала из чашечки и временами пытала меня вопросами типа: “Вы, наверное, привыкли командовать людьми? Вы на работе с женщинами тоже так?..”

“Стерва!” — думал я.

“Редкостный козел!” — читалось по ее глазам.

Когда мы уже наконец прощались, “русалка” вдруг как-то странно взглянула на меня:

— Со сколькими женщинами уже вот так встречались? Через агентство?

— С одной. Это — вы.

Я ушел. Она озадаченно смотрела вслед.

Через недельку я заглянул в брачную контору — за новыми адресами. Вежливая менеджер, именовавшаяся здесь “психологом”, встретила как родного:

— Александр, а вам тут Жанна звонила.

— ?!!

— Говорит, что была не в настроении, и просит ваш телефон (как VIP-клиент я имел “закрытую анкету”, поэтому телефон давали только с моего согласия).

Вспомнив “извержение Везувия”, я поежился: “Не стоит, знаете, мне вот тут две другие девушки понравились. Можно с ними связаться?”

— Конечно. У Кати телефон открыт, а вот Лена: она сама VIP-клиент, и я должна ей позвонить, описать вас.

— Хорошо. Если спросит, какой у меня цвет волос, скажите: как у Гоши Куценко.

— Непременно.



Иветта, Лизетта, Мюзетта...

Место встречи — Старый Арбат, открытое кафе. Лето в разгаре, и моя новая “невеста” — в ярко-красном платье с большим, пожалуй, чересчур большим декольте, открывающим чуть полную, но красивую грудь. Дама немного старше, чем на фото, — посередине между тридцатью и сорока, чего я, собственно, и искал. Вполне мила, не глупа. Поэтому мы и сидим в кафе, а не удаляемся в разные стороны со скоростью вагона московского метро, завзятыми пассажирами которого оба являемся.

О чем говорят впервые встретившиеся мужчина и женщина, оценивая друг друга с точки зрения “жениха” и “невесты”?

— Вы кто по гороскопу? — спрашивает Света.

— Весы...

— На вас похоже. Вы такой уравновешенный.

— Откровенно говоря, я — неуравновешенные Весы...

Света — давний “кадр” агентства, я — не первый на ее пути к обручальному кольцу, поэтому она ведет и направляет нашу беседу. Я просто следую в фарватере. И плачу по счетам, разумеется: за сухое вино, угощение и прочее. И мне, представьте, в этот раз денег ничуть не жалко.

— Вы где работаете?

— В издательстве, — слегка привираю, но не намного. В конце концов моя профессия и должность — редактор отдела в “МК” — тут ни при чем: в брачное путешествие я отправился не по редакционному заданию, а от одиночества, которое вдруг остро ощутил, перешагнув барьер сорока лет.

Вино в бокале тает, на тарелках пусто, беседа подходит к логическому концу. Света мне нравится. Увы, не более того. И в записной книжке остались еще телефоны. Может, следующая женщина будет лучше? Красивее, умнее? Я не знаю, чего мне не хватает. Но чего-то не хватает, чтобы спросить ее: “Хотите встретиться еще раз?..”

Она, кажется, понимает мое состояние. Чувствую ее слегка насмешливый взгляд.

— Знаете, когда мужчины впервые приходят в агентство, у них глаза разбегаются: столько женщин! И все готовы встречаться. Это затягивает. Многие не могут остановиться.

— Наверное, будем прощаться... — извиняющимся тоном говорю я.

Ее глаза удивленно округляются:

— Вот так просто расстанемся?

— Но...

— Мы разве не поедем ко мне?!

Это дразнящее декольте, это сухое вино...

Мы едем к ней. Первый и последний раз. Больше мы не встречались.



Hе плачьте, сердце раня...

Какая это по счету встреча? Десятая, двенадцатая? Уже и не помню. Стою у кинотеатра “Художественный”, где когда-то назначал свидание с любимой, но, увы, не ответившей мне в ту пору взаимностью девушкой. А сейчас жду неизвестную мне Аню. Про нее знаю лишь то, что она работает в магазине бытовой электроники и очень хороша собой. Просто куколка — на фото по крайней мере.

Уже умудренный печальным опытом, я переспросил брачного агента: соответствует ли фото “оригиналу”?

— Точная копия!

— А возраст? — не унимаюсь я.

— Все как на снимке.

К тому времени я расстался с агентством “Импульс любви” и записался в другие два. Уже не как VIP, за 100 у.е., а как “закрытый” жених, всего за 1500 рублей. “VIP”, конечно, звучит красиво, но обрести семейное счастье никак не поможет. Все, что могут вам предложить в агентстве в обмен на ваш (оплаченный соответственно) VIP-статус, — это рекомендовать вас дамам и соответственно подбирать претенденток по вашему вкусу. Но, приняв ваши 100 у.е., агентство, как правило, забывает об этих своих обещаниях.

Ведь что такое агентство? Одна-две перегруженные звонками женщины-менеджера, днями висящие на телефоне. Максимум, что они могут сказать вам:

— Женщина, столько-то лет, темноволосая, есть ребенок — дочь (сын). Хочет с вами встретиться. Будете встречаться?

— Я, пожалуй, сначала подъеду, посмотрю фото...

— Так, значит, не будете встречаться?

— Я хотел бы взглянуть на фото.

— Конечно, приезжайте.

Вот что такое “VIP-жених”.

Только один раз агент и вправду оказала мне услугу, удержав от опрометчивого шага. Я выбрал эффектную даму, на вид лет 35, с отличной фигурой и без больших запросов вроде “устрою личное счастье состоятельному деловому человеку с собственным бизнесом”. Или “только заядлому автомобилисту” (много, представьте, таких “невест на колесах”).

— Зная ваши запросы, не советую, Александр, — предупредила агент.

— Но почему? Такая славная, красивая...

— Она старше на 10 лет, чем выглядит на фотографии. Старше вас. Поймите: многие женщины, обратившись в брачное бюро, находят себе визажиста, идут в художественную фотостудию, поэтому на снимках вы видите не всегда то, что ждет вас при встрече.

И тогда я взял телефон Ани. Кукольно красивой блондинки из магазина бытовой электроники. Я уже давно понял, что брачное агентство — это путь через тернии к звездам. Все зависит от вашей личной активности. “Женщины у нас пассивны, — предупредила меня симпатизировавшая мне агент. — Действуйте настойчивей”.

И я действовал: сам звонил, представлялся, пытался выгодно подать себя уже в телефонном разговоре. А для этого не надо быть “VIPом” — нужно лишь, заплатив полторы тысячи “деревянных”, иметь доступ в любое время к альбомам агентства и брать адреса понравившихся дам без ограничений в течение полугода.

“Куколка” согласилась повидаться. Она была в точности как на фото. Ангел во плоти: фигурка, личико — все безупречно. Вот только росту в ангеле было метр сорок без малого. При моих верных 175 мы смотрелись рядом как Тарапунька и Штепсель разного пола.

Она все поняла, стоически выдержав бесконечно длинную паузу. Только попросила проводить ее домой: оказалось, она жила рядом, в лабиринте узких переулков старой Москвы.

Уже у подъезда, сурово взглянув на меня, “куколка” сказала: “Я все равно найду себе пару”. И даже топнула ножкой в знак своей беспредельной решимости.

Что тут сказать: я ей поверил. Наверное, она уже замужем...

Но с тех пор, когда просматривал каталог в агентствах, первое, на что обращал внимание: сначала на фото, потом на анкету, потом — на рост (не ниже 165—170), затем — на вес (толстушки — не мой сексуальный стиль), и уж затем — на прочие детали, из которых только одна для меня имела значение: наличие детей (я искал бездетных, потому что хотел в браке иметь своих). Вот в такой последовательности.



И буду счастлив я вполне...

— Спасибо, Карина, у меня уже есть женщина, — сказал я искренне и повесил трубку.

Выслушав историю моих брачных похождений, моя невеста — настоящая, не из агентства, свет очей моих — призадумалась. Помолчав, спросила:

— Неужели ни одна не понравилась?

— Представь, понравилась, и не одна.

Последняя такая встреча была этой зимой. У метро “Китай-город”. Я был в скверном настроении, разочарован, ничего не ждал от свидания — сколько их уже было! — и не подготовился. Оделся черт-те как: старый пиджак, старая куртка, мятая рубашка без галстука, даже, каюсь, скверно побрился. Она же пришла при полном параде: высокая, стройная, с иголочки одетая, голубоглазая блондинка в ореоле роскошных вьющихся волос. Черты лица несколько резковаты, но, безусловно, такие женщины притягивают, вызывают интерес, с ними хочется общаться, и не только...

Я стушевался. Но, мобилизовавшись, пригласил ее в “Шоколадницу”. Пьем кофе, болтаем. Она — пианистка, преподает. Впервые в жизни вижу у женщины такие ухоженные, тонкие, изящные пальцы. Это — сама музыка. В моей голове вертится мысль: если мы поженимся, где в моей квартире поставить пианино?..

Я глажу кулаком свой подбородок, чтобы скрыть недобритую щетину.

— Простите, Лена, можно откровенный вопрос?

— Да.

— Вы хотите встретиться еще раз?

— А можно откровенный ответ?

— Конечно.

— Саша, не обижайтесь, но — нет.

Проблема, куда поставить пианино, отпадает. На “нет” в таких случаях обижаться не принято. Нас выбирают — мы выбираем. Мы отвергаем — отвергают нас. Такова брачная рулетка.



* * *

Как я нашел себе пару? Без помощи агентства. И это — отдельная история...

Жалею ли я о времени, а тем более — деньгах, потраченных на агентства? Нет. Ведь иногда я был близок к цели в поисках своего женского идеала, и будь я чуть настойчивей, скорее всего уже стоял бы под венцом с какой-нибудь “девушкой из альбома”.

За членство в разных брачных клубах в общей сложности я выложил $300, да еще примерно столько же ушло на кафе, ресторан, цветы... И я помню почти каждую встречу, хотя только одна из четырех-пяти вызывала интерес. Но всякий раз, отправляясь на свидание, я ловил себя на мысли, что независимо от того, каков будет его результат, я излечился от одиночества. Оно осталось, но затаилось, уступив место другим чувствам — ожиданию если не счастья, то по меньшей мере любовного приключения, без которого жизнь мужчины теряет смысл.

А там, глядишь, и счастье улыбнется.


* По понятным причинам автор изменил в статье имена женщин, с которыми встречался, и брачных агентств.





    Партнеры