Пророческий “Tанец” Mатисса

10 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 238

Чтобы увидеть воочию эстетический манифест Анри Матисса, почти за семьдесят лет предугадавшего дух и настроения грядущей эпохи, с сегодняшнего дня не обязательно лететь на родину художника. “Танец” сам приехал из Музея современного искусства города Парижа. К шедевру-гостю “подверстали” картины Матисса, которые хранятся в нашем Музее изобразительных искусств им. Пушкина.

Танцующие фигуры, чувственные одалиски, красочные цветы и фрукты, витражи и росписи по керамике — Матисса узнать по ним нетрудно. “Танец” же с абстрактными серыми искаженными силуэтами на выразительно холодном фоне потрясает своим контрастом с перечисленным. Мечущиеся фигуры, нелепые позы, словно застывший фрагмент дикой вакханалии. “Танец” не умиротворяет, он будоражит.

Формат триптиха огромен — от 340х390 сантиметров (боковые части) до 355х498 (центральная часть). После несложных арифметических подсчетов получается приблизительно сорок четыре квадратных метра. История же парижского “Танца” Матисса такова. Полотно было заказано художнику американским коллекционером Албертом Барнсом в 1930 году. Работая почти год и предпочитая держать в тайне “технические” секреты, автор суеверно скрывал результат от заказчика. Оказалось, что в размерах художник все-таки ошибся. И Матисс начинает работу над вторым вариантом панно. В мае 1933 года заказ был безукоризненно исполнен, и по сей день находится в одном из залов Фонда Барнса (Мэрион, штат Пенсильвания, США). Но художник принимает решение завершить первый вариант полотна и переносит наброски композиции на новые холсты. Получившийся окончательный, третий вариант сам автор считал воплощением воинственного начала, эдаким символом победы над обстоятельствами.

— Тема танца у Матисса становится ключевой в самые переломные моменты его творчества, — рассказывает куратор выставки Алексей Петухов. — Мастеру было более шестидесяти лет, когда он создал этот совершенно необычный, взрывной “Танец”.

— Очень напоминает фрески, — делюсь впечатлениями с Алексеем.

— Отождествление с монументальной живописью al fresko и есть главный секрет архитектурной живописи Матисса! Произведение открыло принципиально иную стилистику и по сути знаменовало абсолютно новый этап для искусства XX века. Этот прорыв был для художника настолько радикальным, что он отказался буквально от всего традиционного инструментария монументалистов: от кисти, красок, прорисовки предварительной композиции на холсте. И изобрел новый способ. Его техника заключалась в том, что на поверхности холста булавками закреплялись вырезанные куски картона определенной формы. С помощью них и выкладывалась плоскостная композиция в натуральную величину, образуя в целом “бумажный” вариант. Затем нанятый маляр покрывал краской соответствующие поверхности холста и воспроизводил почти механически композицию, намеченную Матиссом. То есть налицо некое отделение живописи от мастера, перевод ее в иную сферу.

— А как перевозят триптих, учитывая столь внушительные габариты?

— Он разделяется на три части, каждый из холстов наматывается на вал. После намотки вал укладывается в огромный прямоугольный ящик. Очень интересны подрамники. Сделанные из дерева и алюминия, они являют собой последнее слово французской техники.

— Что мы предложим в свою очередь французской стороне?

— Мы скорее всего будем участвовать в выставке, посвященной Пьеру Боннару, которая будет проходить в Музее современного искусства города Парижа. И, может быть, панно, заказанные у Боннара Иваном Морозовым для своего особняка на Пречистенке, уже в отреставрированном виде поедут во Францию.

Выставка “Анри Матисс. “Танец” продлится в Музее изобразительных искусств им. Пушкина до 14 ноября.



Партнеры