Белоснежки и Ильич

13 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 194

Третий год подряд в начале сентября вся продвинутая общественность Москвы штурмует маршрутки и машины друзей и едет на север от столицы насладиться художественным творчеством на открытом воздухе. Фестиваль современного искусства “Арт-Клязьма”, который неизменно проходит на обширной территории пансионата “Клязьминское водохранилище”, прочно занял свою нишу на культурной карте.


Весь уик-энд Осташковское шоссе было забито транспортом. Среди пассажиров — много иностранцев, которые как один признаются, что в их странах ничего подобного нет. Действительно, на целых три дня леса, поляны, песчаные пляжи и водное пространство превращаются в некое зазеркалье, где можно встретить все что угодно.

Например, дискотеку зомби, притаившихся в густой чаще. Почти настоящих Белоснежек, которые, казалось, прямо из мультика Диснея попали на клязьминский пляж, где аккуратненько грузили в тачку песочек. Несчастного одинокого Робинзона, плывущего на плоту с пальмой и застеленной кроватью. Или (свят-свят) веселенького такого Владимира Ильича из ярко раскрашенного папье-маше, закопанного в песок, в который воткнуты детские совочки и грабельки (инсталляция Юрия Хоровского и Александра Савко “Ленин в сентябре”).

Художники, которые стараются соответствовать заданной теме — на этот раз она звучит как “Новая российская реальность”, — ловят буквально каждое событие. Александр Бродский успевает отреагировать на жуткие события в Беслане и буквально за пару дней соорудить из ржавой сетки и обгорелых досок что-то похожее на печально знаменитый школьный спортзал. Видимо, ту же цель имел и наш главный скульптор Зураб Церетели, поставив на обрыве над пляжем огроменного (метра 4 высотой) медведя, сваренного из ржавых железных листов. Фигура орущего животного называется “Крик России”. Между прочим, это дебют Зураба Константиновича на “Арт-Клязьме”.

Новая российская реальность — она же старая — море водки. Виктор Оборотистов соорудил из водочных бутылок карту России. Охранять поставили милиционера. Публика не верила, что в бутылках настоящая водка, но все боялись проверить. Но вот из неохраняемой водочной пирамиды одну бутылку умыкнули. Хотя в нескольких десятках метров можно было хоть обпиться — буквально за символическую плату. Три колоритные личности — Клава, Галя и грузчик Толик — наливали водку всем из бутылок с портретами известных художников. Многие предпочитали смешивать.

Но конечно, центром фестиваля, как всегда, была плетеная деревня Николая Полисского и крестьян из деревни Николо-Ленивец. Здесь пахло костром, шашлыком и борщом и человек в милицейской форме душевно играл на гуслях. Под гусельное звучание как-то весело и задорно прошел аукцион “авторских прав”, где в качестве лотов присутствовали, например, подлинный шарф Венички Ерофеева, кисточка Анатолия Зверева и гвоздь из сгоревшей мастерской самого Владимира Маяковского.

И лишь одно обстоятельство испортило публике настроение: внезапное исчезновение последних 30 порций ароматного шашлыка. Говорят, это комиссар фестиваля Дубосарский умыкнул их для VIP-персон с черного хода. Что ж, это тоже наша российская реальность.




Партнеры