Перевод с Путинского

14 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 534

“Как вы оцениваете предложения Путина и каким образом они вяжутся с ужесточением мер по борьбе с терроризмом?”


Андраник МИГРАНЯН, политолог, профессор МГИМО:

— Предложенные президентом меры кардинально меняют характер политической власти и государственного строя в России. Они требуют чрезвычайно серьезного обсуждения и объяснения со стороны властей. Нужно думать о последствиях, к которым это может привести. Одно дело — от мажоритарной модели думских выборов перейти к пропорциональной. Это означает усиление влияния центральной власти и ослабление роли регионального начальства. Но совсем другое дело — ликвидация принципа выборности губернаторов. В итоге мы получаем фактически унитарное государство, где количество губерний может быть сокращено, а их границы изменены по принципу экономической целесообразности. Края и области перестают быть субъектами федерации и попадают в прямую зависимость от Москвы.

Борис НЕМЦОВ, экс-сопредседатель СПС:

— Власть уже поссорилась с бизнесом, со свободными СМИ, с интеллигенцией, а теперь и с губернаторами.И еще она должна вести борьбу с терроризмом. То есть воевать сразу на пяти фронтах. Но в таком случае невозможно выиграть ни один бой, нужно было найти себе одного врага и вести войну только с ним. С терроризмом, например. А так власть только усугубляет ситуацию, очищает пространство для террора.

Сергей МИТРОХИН, зампред партии “Яблоко”:

— Заявление о назначаемости губернаторов — антиконституционное. Это переход к неэффективной системе власти, следствием чего станет огромная напряженность в национальных республиках. Представьте, например, что президент Татарстана будет назначаться, а не выбираться. Путин говорит, что эти меры принимаются в качестве противодействия терроризму, но терроризм, наоборот, расцветет пышным цветом. Озлобленность и напряжение — вот что мы будем наблюдать в национальных республиках. Власть утратит связь с населением, вырастет уровень коррупции, еще больше увеличится бюрократический аппарат.

Что касается избирательной системы, то главный вопрос не в том, будет полный переход на пропорциональную систему или нет. Главным фактором останется административный ресурс, который может превратить в абсурд любую систему. А заградительный барьер в 7% отрезает от участия в выборах огромную часть населения, порядка 10 млн. человек. Это крайне нестабильная модель государства, которая заставит население бороться за свои права непарламентскими методами.

* * *

“Общественная палата, контролирующая силовые структуры” — что это может быть?

Геннадий ГУДКОВ, член комитета Госдумы по безопасности:

— Функцию такой Общественной палаты необходимо возложить на Совет безопасности России. Нынешний Совбез является своего рода “полунаучной организацией”, задачей которой является лишь разработка различных концепций безопасности, а также местом временного трудоустройства чиновников высокого уровня. Поэтому это должно быть такое место, где соберутся действительные профессионалы и куда вход будет закрыт для чиновников первого ранга, выпавших из обоймы.

Марк УРНОВ, декан факультета прикладной политологии Высшей школы экономики:

— Эта палата была бы хороша, если бы кроме нее в стране были свободная пресса, ликвидация административного ресурса, независимый бизнес, свободная оппозиция, которая бы кусала власть; нужна система независимых судов, прокуратура, которая бы занималась контролем за соблюдением законности. Создавать такую палату, когда нет других компонентов, — то же самое, что бороться с раком печени путем припудривания носа.

* * *

— ВВП сказал еще про некую особую комиссию по Северному Кавказу. Что это за орган может быть?

Константин ЗАТУЛИН, депутат Госдумы:

— Этот орган будет представлять из себя очередную бюрократическую фитюльку, если в нем все будут представителями федерального центра. Просто кривое зеркало, которое станет отражать исключительно “чистую” фактуру. Эта комиссия будет всячески поддерживать и пропагандировать нашу любимую власть... У комиссии может быть будущее только в том случае, если в ней хоть сколько-нибудь будут представлены независимые эксперты, неформальные лидеры, люди, не имеющие отношения ни к законодательной, ни к исполнительной власти, которые не понаслышке знают, кто такие чеченцы, ингуши, да и вообще кавказцы.

И ВСЕ-ТАКИ — О ТЕРРОРИЗМЕ...

Кроме рецептов политического передела Путин поделился собственными рецептами уничтожения “главного врага”.

“Следует ужесточить наказание за должностные преступления, повлекшие теракты, к примеру, выдачу паспортов незаконным путем.”.

Почетный адвокат России Александр МОРОЗОВ:

— Мне не вполне понятно, что значит “ужесточить наказание”. Наказание зависит от конкретного дела. Что касается преступлений, повлекших теракты, у нас есть такая практика. Одно и то же преступное деяние может квалифицироваться по-разному. В случае незаконной выдачи паспортов террористам добавляются новые статьи УК, это в любом случае другой состав преступления. Там фигурирует и использование служебного положения, и участие в преступном сообществе. Санкции по таким делам — до 20 лет лишения свободы — с моей точки зрения, вполне достаточны. Гораздо важнее устанавливать доказательную базу в каждом конкретном случае, а не законы менять.

* * *

“Террористы должны уничтожаться прямо в их логове, а если требует обстановка — их нужно доставать и за рубежом”.

Ветеран спецподразделения “Вымпел”:

— Об этом уже давно все говорят. Нам, кстати, совершенно непонятно, почему президент сделал это заявление только сейчас. Обратите внимание: если американцы считают, что тот или иной человек — террорист, они не стесняются. И не считают нужным объяснять свои действия. В Ираке были “точечно” уничтожены многие террористические лидеры — те же заместители и помощники Саддама. У нас есть для подобных операций и люди, и средства. Другое дело, чем это может закончиться. Вспомните катарский суд — это позор для страны. Если не перестанем вот таким образом “сдавать” своих, то говорить об “уничтожении террористов” нет смысла.

* * *

“Экстремистские организации, прикрывающиеся религиозной фразеологией, а по сути являющиеся рассадником терроризма, должны быть запрещены, а их лидеры — преследоваться в соответствии с законом”.

Специалист по проблемам религиозного экстремизма Георгий ЭНГЕЛЬГАРДТ:

— Во-первых, у нас есть так называемый “список 15” — перечень организаций, которые признаны Верховным судом террористическими и чья деятельность в России запрещена. По всей видимости, выступление Путина подразумевает расширение этого списка. Второй вариант — активизация работы по уже существующим организациям, изучение их деятельности на предмет экстремизма.

* * *

“Необходимо формировать по всей стране добровольные структуры охраны общественного порядка”.

Руководитель управления по организации взаимодействия с правоохранительными органами правительства Москвы Николай КУЛИКОВ:

— “Добровольные структуры” могут быть разными. Мы в свое время плотно работали с частными охранными предприятиями. Планировалось, что ЧОПы будут обеспечивать в том числе и общественный порядок в районе своей дислокации. Второе возможное направление — возрождение народных дружин. Третье — возрождение общественных пунктов охраны порядка. И должна быть обратная реакция правоохранительных органов. Позвонили — сразу приехали и проверили.





Партнеры