В чреве с Мадонной

15 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 327

С 18 трейлерами, груженными 120 тоннами сценическо-звукового оборудования, декораций и костюмов, госпожа Ритчи (она же — Луиза Чикконе Мадонна, она же — по последней каббалистической версии, Эсфирь) перепахала в ходе своего грандиозного “Re-Invention Tour” всю Америку с юга на север, дала несколько концертов в Англии и чуть ли не на неделю задержалась в столице Франции. Там-то с ней и пересекся взглядами “Мегахаус”, оказавшийся в парижском зале “De Bercy” в самом эпицентре феерического шоу — внутри гигантской трансформирующейся сцены. О суперпредставлении Мадонны, так сказать, изнутри, с изнанки — в сегодняшнем выпуске.

В Париже все спокойно. Как всегда, толпятся бесчисленные японские туристы с видеокамерами у входа в Лувр, жонглируют пылающими факелами глотатели огня на площади перед вечерним Нотр-Дамом, оголтело ругаются проститутки с трансвеститами на пляс Пигаль... О присутствии в городе супердивы всех времен и народов, о ее четырех концертах в местном престижном зале не говорит ничего. Никаких афиш, ни радио, ни ТВ-репортажей, да и в газетах приезду Мэтта Дэймона на премьеру блокбастера про шпиона Борна места отведено поболее, чем гастролям Мадонны. Но не от равнодушия французов к творчеству императрицы поп-мьюзик исходит эта тишь, просто реклама “Re-Invention Tour” вовсе ни к чему: все билеты на сентябрьские представления в 15-тысячный “De Bercy” распроданы, как утверждает Интернет, еще в начале апреля. Впрочем, на подступах к залу, на подъездах к нему вдоль Сены сидят ушлые юные мотоциклисты — в шлемах у них в достаточном количестве билеты в танцевальный партер. По 100—120 евро всего лишь.

Самый мощный ажиотаж вокруг парижских шоу Мадонны учинили, кстати говоря, наши соотечественники. Четыре самолета русичей притащилось специально из Москвы и Питера, занимая практически по целой трибуне каждый концертный вечер. Наши хапали билеты заранее по интернет-стоимости, за 200—250 евро, и уж точно не размышляли о том, как сэкономить, скорей наоборот — кумекали, как бы побольше денег отвалить Мадонне, уговорить, соблазнив баснословным гонораром, дать-таки все же бонусный концерт в России по окончании мирового турне. Но супердива в этом смысле непреклонна: гастроли достали, последние концерты — Париж, Амстердам, Лиссабон. И возможно — частный семейный визит на еврейский Новый год в Иерусалим, во время которого можно и спеть что-нибудь. Все же слухи о вероятном осеннем визите в Москву просто бессмысленны: сказала как отрезала — Россия мне не интересна! Особенно — после давешних кошмарных событий. Хотя... Не все меряется деньгами. И, допустим, некие питерские олигархи, прилетевшие в Париж как простые зрители, но заселившиеся в одном из дорогущих отелей “Crimone” в расчете на неформальное общение с дивой (Мадонна вроде как должна была остановиться в “Crimone”, но зависла где-то в частных апартаментах), намереваются предложить ей почетное звание патронессы чего-то эксклюзивно-исторического в городе на Неве. Если все выгорит, под это дело, может, и даст там какой закрытый VIP-перфоманс...

Иллюзии иллюзиями, реален же — “De Bercy”. Шумящий в предвкушении зал наполняется отнюдь не малолетками: средний возраст французских поклонников Мадонны 28—30 лет. “Для тех, кто младше двадцати, она же старушенция, невзирая на все моднючие прибамбасы!” — роняет некий скептик. “Мегахаус” проникает в “De Bercy” со служебного входа с горсткой представителей европейских фан-клубов миссис Ритчи. Нас заводят в “чрево сцены”: сложнопостановочная конструкция-трансформер выглядит эдакой перевернутой буквой “Н”, в одну из “впадин” между подиумами мы и попадаем. У многих фанатов явно начинают дрожать поджилки от осознания, что Мадонна будет реально в метре от них и даже, вероятно, коснется и даст себя потрогать тоже. На этот счет женщина-секьюрити дает жесткие предупреждения: не дай бог, кто позволит себе вольность в отношении суперзвезды или кого-нибудь из ее 21 танцора...

“Так-так, ну а кто же у нас на разогреве?! — ехидничали симпатичные юноши несомненной гей-направленности, подпирающие “Мегахаус” с левого боку в фанатском “загоне”. — Может, Патрисия Каас или Милен Фармер там какая выбежит?!” Разогрева перед главным шоу года, безусловно, быть никакого не может. Чуть позже обозначенного start time (20 минут задержки) гигантский экран, закрывающий сцену-трансформер от зрительного зала, начинает разъезжаться на несколько кусков-фрагментов, обнажая еще один огромный экран-задник... Одновременно из-под пола (из сценических люков) и с неба (на качелях-трапециях) появляются те самые танцоры в ботфортах, корсетах и кремовых кринолинах: французы должны помереть от счастья — чисто местный пролог “Re-Invention Toura”, костюмы времен Людовика XV, — и, наконец, появляющаяся из подсценья сама Мадонна в имидже мадам Помпадур...

Взгляд с трудом фокусируется: куда смотреть — на Мадонну, что носят на руках по сцене мускулистые танцоры в первом номере “Vogue”, или на Мадонну, свернувшуюся калачиком и бьющуюся в агонии на железной кушетке видеоэкрана... И так на протяжении всего двухчасового шоу: глаза разбегаются на 28 источников раздражения... Из-под сцены постоянно что-то поднимается-опускается, над зрительным залом сводятся и разводятся лестницы-мосты, появляются беговые дорожки для акробатических трюков суперзвезды и многочисленные мониторы для трансляции антимилитари-информации...

О спорте.

На “Vogue” и второй песне “Nobody Knows Me” Мадонна, собственно, и демонстрирует те самые чудеса аштанга-йоги, что обильно и разносторонне описываются и разбираются нынче по полочкам всяческими западными фитнес- и просто шоу-биз-журналами. Допустим, “Q” усмотрел аж десять позиций йоги, занимаемых 46-летней дивой во время шоу. И все они, мол, символизируют примирение с действительностью, вселенское умиротворение и т.д. и т.п. “Мегахаус” же за все представление “Re-Invention” нашарил три сверхнагрузки на тело суперстар: стойка на голове, “движущийся мостик” и хорошая растяжка, переходящая в шпагат где-то на уровне шестой песни (“Express Yourself”)...

О сексе.

С физической формой 46-летней дивы очевидно, что все неплохо. А вот в степени ее сексуальной активности “Мегахаус” после парижских концертов не слишком уверен. Иными словами: из 24 номеров шоу откровенный секс-привкус имела только песня “Frozen”. И то в основном благодаря видеоряду, на котором в порочном падении в невесомость переплетались и переплавлялись друг в друга тела: то женское и мужское, то два мужских, то два женских... Универсальность и толерантность, понятное дело, что всегда и пропагандировала своим творчеством, так сказать, суперстар. При всем этом сама Мадонна выглядит весь концерт предельно бесстрастным, холодным хай-тек-механизмом: она приседает, раздвигает ноги, ползает по сцене на четвереньках и дразнит прилипнувших к краю подиума фанатов, как собачонок, снятым с себя ошейником... Но в глазах ее пустота, ни намека на личные эмоции, просто высококлассная отработка баснословных гонораров (“Re-Invention Tour”, пожалуй, можно назвать антисекс-туром Мадонны по сравнению с былыми “Blond Ambition World Tour” или “Drowned World Tour”, где мадам выделывала на гигантской декорационной постели посреди сцены та-а-акое и такими лесбо-игрищами с танцовщицами баловалась, что впору было полицию вызывать). Как-то подумалось вдруг “Мегахаусу”, глядя на целомудренный настрой поп-дивы, о славном английском “перце” — муженьке Гае Ритчи: если и с ним в постели супермадам так же холодна, как на этой сцене, волей-неволей приходится на сторону ходить...

О каббале.

Впрочем, целомудренный внешний имидж, возможно, продиктован для Мадонны нынче яростным желанием пропагандировать каббалу (мистическо-теологическую иудейскую науку-философию, которой суперзвезда якобы увлечена нынче по уши; имеет собственного духовного учителя этого дела в Израиле). Вообще “Re-Invention Tour” по ощущениям “Мегахауса” преследует две главные цели: антивоенную и религиозную пропаганду. Каббалистические знаки и надписи на иврите появлялись на видеоэкранах, объятые языком священного пламени, несчетное количество раз. Неожиданно меж концептуальной смены сценических нарядов (а их во время шоу происходит пять: сначала Мадонна в серебристом гламурном корсете и ботфортах а-ля мадам Помпадур, потом в жестком милитари и пятнистом берете, жонглирующая автоматом Калашникова, затем — девушка из варьете 20-х годов в духе “Hanky Panky”, потом — в строгом черном и ковбойской шляпе и, наконец — в длинной шотландской юбке с тяжелыми башмаками) певица вдруг стягивала с себя верх и оказывалась в простенькой черной маечке с надписью “Каббала сделает тебя лучше!”. “Видать, эти каббалистские попы дали ей спонсорского бабла на турне!” — вякнул на это какой-то недотепа. “В материале надо быть — раз на концерт великой женщины приперся, — осадили его соседи по фан-зоне. — Это Мадонна в Америке, между прочим, на собственные деньги содержит церковь каббалы...”

Пацифистская сторона “Re-Invention Tourа” несла, честно говоря, не меньшую смысловую нагрузку. От “American Life” до “Die Another Day” целый песенный блок Мадонна жонглировала прикладами и ерзала на электрическом стуле, танцоры в милитари бились грудью о стенки вылезших из люков клеток. На мониторах многочисленных телевизоров целовались подлецы Буш с Саддамом Хусейном на фоне гибнущих детей. Ровно посередине шоу Мадонна резко посерьезнела, надела на волосы черную ленточку, взяла гитару и, сказав: “Вчера в России были убиты террористами 400 детей, помните о них!” — спела “Imagine” Леннона.

Женщина с гитарой.

Упоминать, что все шоу — это абсолютный live, конечно, глупо. Ударная установка, гитара, бас, синтезатор, две бэк-вокалистки и главная составляющая — сама Мадонна полконцерта проводит с гитарой наперевес, то лабая акустику, то зажигая электричество. Да так, что нашим разудалым рок-девицам, Сургановой, не побоимся этого слова, или еще там кому у мадам Ритчи в общем-то поучиться... Она же не стесняясь говорит, что при записи последнего альбома “American Life” целенаправленно брала полгода уроки, зато теперь на концертах чувствует себя полноценной рок-вумен...

Женщина с гитарой без устали носилась по сцене в финале шоу, переодевалась уже на глазах у фан-зоны, возбуждая особо ошалелых (один юноша, хоть и гомосексуальной наружности, сумел-таки приподняться и хлопнуть подошедшую к краю помоста Мадонну по бедру; звезда прореагировала бесстрастно, секьюрити же молниеносно выковыряли буяна из зала за шкирку). На “Music” и “Holiday” — последних песнях — танцоры выскочили на сцену с флагами “объединенных наций”, в шотландских юбках и под торжественный звук волынки символизировали консолидацию всех религий под знаменем, так сказать, мира. Главный же миротворец новейшего времени Мадонна Мадонновна Мадонова ушла, как и вышла, под сцену — в люк, с поднятым вверх большим пальцем руки, аки расплавляющийся Терминатор в “Судном дне”. Нет, типа, судьбы, кроме той, что мы выбираем! Зрители, выбираясь из зала “De Bercy”, призадумались, рассматривая каббалистические знаки на браслетах-билетах, болтающихся на запястье...




    Партнеры