Взрыв в Bолгодонске 5 лет спустя

16 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 752

Дети Волгодонска несколько лет, ложась спать, клали рядом с собой игрушки, чтобы успеть спасти самое дорогое. Взрослые брали с собой в постель сумки с документами и деньгами. С годами страх прошел, однако вот уже пять лет люди, пережившие теракт, просыпаются в пять утра. И никакая валерьянка тут не поможет.

СПИСКИ ТЕРРОРИСТОВ ДО СИХ ПОР ПОПОЛНЯЮТСЯ

Через неделю после теракта на улице Гурьянова в Москве. Через 3 дня после Каширки.

18 человек погибли, более 100 были ранены. К этому времени основной фигурант московского дела был уже известен. Ачемез Гочияев — именно он аккуратно укладывал мешки с гексогеном в подвал столичных многоэтажек. Он же стал первым подозреваемым во взрыве в Волгодонске. И он — единственный из группы террористов-“взрывников” — до сих пор жив и на свободе.

Кто организовал взрывы в Москве? Найти ответ на этот вопрос оказалось не так сложно. Практически за сутки в деле о взрыве на улице Гурьянова появилась фамилия Гочияева. После взрыва дома в Волгодонске его тут же начали “пробивать” на возможную причастность.

И довольно скоро вышли на ваххабитскую организацию в Карачаевске — “Мусульманское общество №3”. Это общество со странным названием было создано Ачемезом Гочияевым при финансовой поддержке различных исламских центров через лидера террористов Хаттаба. По данным спецслужб, в начале 1999 г. Хаттаб лично выделил “обществу №3” 2 млн. долл. на теракты. В этом же “обществе” засветились Адам Деккушев, Юсуф Крымшамхалов и Тимур Батчаев — ближайшие сподвижники Гочияева. Спустя несколько месяцев после “подаяния” от Хаттаба Деккушев, Крымшамхалов и Батчаев получили в Чечне 9 тонн взрывчатки, упакованной в мешки из-под сахарного песка. Гочияев и еще один его помощник, Денис Сайтаков, вывезли на грузовике 6 тонн взрывчатки в Москву. В результате двух московских терактов погибли 218 человек. Оставшиеся 3 тонны смертоносного груза “товарищи по оружию” переправили в Волгодонск.

Но Деккушева, Крымшамхалова и Батчаева нашли не сразу. Первыми под суд пошли Муратби Байрамуков, Аслан и Мурат Бастановы, Муратби Туганбаев и Тайкан Французов — это было 10 июля 2001 г. Правда, их причастность к взрывам домов так и не доказали. Обвинения им были предъявлены по другим статьям: участие в незаконных вооруженных формированиях, подготовка терактов, изготовление взрывчатки и ношение оружия.

14 июля 2002 г. в Грузии, в селении Даба-Уреки, местными спецслужбами был задержан Адам Деккушев. 15 июля 2002 г. он передан российским правоохранительным органам.

6 декабря 2002 г. снова в Грузии, в селе Кабала Лагодехского района, схватили Юсуфа Крымшамхалова. Сопровождавший его Тимур Батчаев был убит при задержании. 7 декабря Крымшамхалова передали Москве.

Любопытно, что Крымшамхалов и Деккушев долго не могли найти себе адвокатов — все просто отказывались их защищать. В итоге Крымшамхалову помогли родственники, а Деккушев получил защитника “по назначению”. Все эпизоды террористической деятельности двух террористов были доказаны. Тогда же Мосгорсуд попытался внедрить собственное ноу-хау: осужденных обязали выплатить в общей сложности около 5 млн. руб. в качестве компенсации пострадавшим. С этим решением не согласились сами потерпевшие — ясно же, что платить осужденным не из чего, даже имущества у них нет никакого.

Кстати, в деле Крымшамхалова и Деккушева фигурировали два сотрудника милиции: один — из кисловодской ГАИ, пропустивший машину с гексогеном за мешок сахара, второй — из Волгодонска, сделавший то же самое, но за мешок картошки. Парадокс нашего правосудия: за “сахар” дали 4 года. “Картошка” отделалась легким испугом.

Но, как выяснилось пару месяцев назад, список террористов, засветившихся в Волгодонске, до сих пор открыт. 7 июня этого года Региональный оперативный штаб (РОШ) по проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе заявил об опознании трех убитых боевиков. И выяснилось, что двое из них разыскивались как соучастники взрывов домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 г. Первый, Хаким Абаев, был ближайшим сподвижником и родственником Ачимеза Гочияева (во время процесса над организаторами взрыва в Волгодонске имя Абаева упоминалось лишь в связи с родственными связями: Гочияев был женат на сестре Абаева Мадине). Имя второго убитого и тоже “причастного” — Мунир Карабашев. Кто он такой, не знают даже адвокаты, участвовавшие в процессе над Деккушевым и Крымшамхаловым. Так что не исключено, что “список взрывников” еще пополнится новыми именами.

Что получили исполнители теракта

Ачимез Гочияев — до сих пор не пойман; по некоторым данным, скрывается в Панкисском районе Грузии и имеет отношение к финансированию захвата школы в Беслане.

Хаким Абаев — убит во время спецоперации летом 2004 г.

Тимур Батчаев — убит при задержании в 2002 г.

Денис Сайтаков — убит летом 2001 г. в районе Аргунского ущелья при взрыве снаряда.

Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов — 13 января 2004 г. приговорены Мосгорсудом к пожизненному заключению.

Аслан и Мурат Бастановы — 14 ноября 2001 г. приговорены Ставропольским судом к 15 годам заключения.

Муратби Байрамуков — тогда же приговорен Ставропольским судом к 9 годам заключения.

Муратби Туганбаев — тогда же приговорен Ставропольским судом к 15 годам заключения.

Тайкан Французов — тогда же приговорен Ставропольским судом к 13,5 года заключения.

Равиль Ахмяров, Заур Батчаев, Мунир Карабашев — по сообщениям ФСБ, уничтожены в Чечне.

Что получили заказчики теракта

Хабиб Абу-эль-Рахман Хаттаб (Черный араб) — умер от отравления 19 марта 2002 г. в Чечне в результате спецоперации ФСБ. Хаттабу было отправлено ядовитое письмо.

Абу Умар Мохаммед аль-Сейф — убит 11 июля 2001 г. в Курчалоевском районе Чечни в результате спецоперации федеральных сил. Дом, где укрылся террорист, забросали гранатами.

В ДОМЕ ДЛЯ ПОСТРАДАВШИХ ЖИВУТ ЧИНОВНИКИ

Этот теракт был особенным. Погибших было не так много — 18 человек, однако количество повреждений, нанесенных городу, было огромным. От взрыва в Волгодонске без крова остались 178 семей.

Со всей страны в Волгодонск пошла материальная помощь. Не хватало всего: вещей, продуктов питания, однако особенно была велика потребность в строительных материалах, ведь нужно было восстанавливать множество домов.

Уже через 40 дней после теракта мэрия Волгодонска отрапортовала о том, что 38 пострадавшим выделены новые квартиры. Была заселена одна из секций нового дома, выкупленного городской администрацией у АЭС. Строительство еще одного дома начала мэрия Москвы. Все счастливы, все довольны. Жертв теракта не забыли, компенсации поступают оперативно.

Не тут-то было. На протяжении пяти лет после взрыва в Волгодонске время от времени разгораются скандалы. Депутаты городской Думы не раз обвиняли мэрию в незаконном распределении квартир, предназначенных исключительно для пострадавших от взрыва. Ими же была создана комиссия, которая установила, что администрация практически не контролирует ситуацию с жильем. Так, в новом доме на 119 квартир пострадавшие от теракта получили только 74 квартиры, остальные 45, по мнению членов комиссии, распределены между посторонними. Трехкомнатную квартиру в новом доме получил начальник одного из отделов городской администрации — Леонов. Среди получателей жилья оказались и некое ООО “Сенивит”, местное отделение ФСБ, городская прокуратура и облстройпроект.

По выводам комиссии, больше половины новоселов не имели права занимать квартиры в новом доме. Как минимум 18 из 45 квартир распределены с прямыми нарушениями, среди которых: отсутствие необходимых документов, превышение норм выделения жилья, полное игнорирование очередности. Одна из квартир была предоставлена человеку, который занимал в общегородской очереди аж 2225-й номер. А число пострадавших от теракта, имеющих право на материальную компенсацию, увеличилось за пять лет с 1,5 тысячи аж до 15270 человек! Неудивительно, что люди, действительно пострадавшие при теракте, до сих пор ждут своих компенсаций. Суд вынес формальное решение о взыскании нескольких миллионов с Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова, признанных виновными в исполнении теракта, но реально получить с них эти деньги невозможно. Так что это решение — бессмысленное и издевательское.

В новых домах тоже все не совсем ладно. Естественно, ведь построены они были на скорую руку. Теперь дома трещат по всем швам. Да и в этих домах всем места не хватило. Жертвам теракта были выданы жилищные сертификаты. Сказали, что по этим сертификатам они имеют право получить жилье в любом районе Ростовской области. Очень многие хотели уехать из Волгодонска. Но оказалось, что сертификаты компенсируют лишь стоимость квартиры в сельской местности, а квартиры в крупных городах стоят намного дороже. Людям пришлось оставаться в Волгодонске. Несколько семей по-прежнему живут в гостинице. Уже пять лет.

— Мы сделали для пострадавших все, что могли, — говорит пресс-секретарь администрации Волгодонска Игорь Щербаков. — Мы недавно посещали дом, в который расселили жильцов, и никаких трещин и протечек не видели. По крайней мере недостатков в нем не больше, чем в любом другом доме. Все семьи из гостиниц уже расселены. Последней квартиру получила семья Дубинских, совсем недавно. Что касается махинаций с материальными компенсациями, в которых нас обвиняли... У нас очень политизированное население, а когда речь идет о больших деньгах, все просто на дыбы встают.

В общем, на бумаге — все чинно. А на деле — как обычно.




Партнеры