Кузница счастья

17 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 664

— Я до последнего момента не верила, я даже думать боялась... — рассказывает мама Светланы Кузнецовой, чемпионка мира по велоспорту Галина Царева. — И когда позвонил сын и сказал: “Поздравляю, Светка победила!” — машинально спросила: “С каким счетом?” — “Да какая разница!” И потом услышала из другой трубки голос дочки: “Мам, все хорошо, я выиграла! Ты прости, я так устала, в душ хочу, я попозже позвоню, ладно?”

Корреспондент “МК” первым из журналистов навестил семью новой питерской звезды мирового тенниса.

—Хочу дачу в Испании, и чтобы по соседству со Светланой Кузнецовой, до которой мы уже неделю не можем дозвониться, — шутит известная радиоведущая.

Правда, ведущая не знает, что нет пока еще у победительницы US Open никакой дачи в Испании. Все свои призовые она отдала отцу — известному тренеру по велоспорту Александру Кузнецову — на строительство трека в родном Питере...

Мы ехали в Питер одним поездом. Александр Анатольевич возвращался из Москвы со своим воспитанником Михаилом Игнатьевым — олимпийским чемпионом Афин — с торжественного чествования олимпийцев. И крайне удивился, узнав, что московский журналист хочет побывать дома у его семьи...

— Вы даже приехать решили? Надо же...

— А что вас так удивляет?

— Просто мы не привыкли к особенному вниманию...

И тогда я поняла, что значит чувствовать себя в гостях — как дома. В уютной просторной квартире с видом на канал Грибоедова. Но без всяких излишеств.

— Все почему-то считают, что у моего мужа море денег, — Галина Георгиевна даже смутилась. — Только мы их не видим. Все на спорт уходит. Саша даже сейчас живет на базе своей велокоманды — в весьма суровых условиях. А я отказалась разделить с ним декабристскую долю. Мне все-таки не двадцать уже. И хочется наконец обустроить нормальное семейное гнездо. Вы же видите, какой человек мой Саша. Он даже собственным детям меньше времени уделял, чем своим подопечным. Особенно Светке. Хотя она так в нем нуждалась. И потому я решила, что брошу ради этого ребенка все.

“Попадешь в малышку — убью!”

Брат Светы, Николай Кузнецов — серебряный призер Атланты-96, — до велоспорта занимался хоккеем, был вратарем. У него здорово получалось...

— Коля, вы ждали от сестренки такой победы?

— Я знал, что она на такое способна. И очень рад за нее.

И тут родители — в один голос:

— Помнишь, как она в детстве тянулась к тебе? Любила до безумия...

— А какая разница в возрасте у Коли со Светой?

— 12 лет. Помню, мама положила дочку на кровать в большой комнате, а Коля не нашел лучшего места, чтобы колотить мячом об стенку...

— Я кричу: “Коля, если в малышку попадешь — убью!” — вспоминает Галина Георгиевна. — И тут мяч прямо в Светку отлетает. Коля перепугался, кинулся к сестренке. А она даже не заплакала — так обрадовалась, что он обратил на нее внимание! Улыбнулась и ручки к нему протянула...

— Коля, а вы не боитесь потерять близкие отношения с сестрой? В детстве она больше нуждалась в старшем брате, а теперь может решить, что вам просто льстит ее слава...

— Думаете, такое может случиться? Я уверен, Светка не такая. И потом, она знает, что дорога мне.

— Я всегда детям говорю, что они самые родные на свете, — растрогалась Галина Царева. — Жены могут меняться, мужья. А брат и сестра — одни на всю жизнь. И надо этим дорожить.

— Наверное, ваш сын переживает, что время его карьеры прошло, а у младшей сестры все только начинается — и как начинается!

— Так ведь он тоже пережил настоящий взлет, почему он должен переживать? А Светка — просто молодец! Один Бог знает, сколько она выстрадала ради этой победы.

— Коля, как вы думаете, ваш отец гордится победой Светы? Все-таки теннис от него достаточно далек...

— Думаю, если бы Света выиграла Олимпиаду — он гордился бы больше. Такой уж у него менталитет. Он хронический патриот. Ему ведь в свое время за бешеные деньги в Америку предлагали уехать. Вы бы видели, с каким видом он отказался... Больше не предлагали.

Когда Света получила свой чек на миллион долларов, множество 19-летних девчонок по всему миру вздохнули: везет же некоторым! Кажется, миллион — такая огромная сумма, можно зажить по-человечески... А Светина мама на это сказала: “Кто бы посчитал ее расходы! Ей ведь за все в жизни приходится платить самой...”

— Света переживает из-за того, что ее не раскручивали, как Шарапову?

— Конечно, а как вы думаете? Она ведь живой человек. И когда об одной девочке стали писать все газеты, хотя она еще ни одного турнира не выиграла, а о Светке — ни слова, неприятно ведь, согласитесь. Однако она всегда понимала, что Машу есть за что раскручивать.

В Светиной комнате дома — мило, светло, уютно. Удобный рабочий стол, компьютер. На полу — мягкий синий ковер. И много-много мягких игрушек. Видно, что их дарили близкие люди, которые действительно ее любят...

“Все тренеры говорили, что она ленивая”

— В детстве девочки-теннисистки ревнуют к успеху друг друга?

— Что вы, не то слово! Хотя поначалу все дружат. Вроде как вместе начинают. Но стоит кому-то вырваться вперед — какая там дружба! Света многих подруг так потеряла. Однажды встретила в Испании девочку, с которой в Питере одно время вместе занималась. И так обрадовалась. Предложила подвезти. А та всю дорогу молчала с каменным лицом, а когда приехали, просто вышла из машины и больше не объявлялась.

— Вы как-то сказали, что тренеры считали Свету ленивой?

— Это поначалу. Говорили, что она медлительная. Двигается плохо. Но как только начинали с ней работать, признавались: “Надо же, а девчонка-то талантливая какая! Молодец”.

— Трудно представить, чтобы ребенок из такой семьи был ленивым и плохо двигался...

— А по поводу лени я вам вот что скажу. На следующий день после финала US Open Света в пять утра мне позвонила. Из самолета. Улетала на Бали, играть следующий турнир. Голос — совсем никакой: “Мама, я так устала...” А я-то надеялась, что она домой хоть на несколько дней прилетит. Мне так жалко ее стало, я прямо умоляла: дочечка, да не играй ты этот турнир! Отдохни! А она: “Не могу, я обещала”.

— Я помню, Настя Мыскина после “Ролан Гарроса” неделю в себя приходила — отключила телефон и отдыхала от всего и от всех...

— Жюстин Энен-Арденн — то же самое. А моя Света — слишком обязательная. Загоняет себя, не жалеет совершенно.

— Потому и выигрывает.

— Ну, это еще вопрос — потому ли.

“Хочу кепку, как у Агасси, — тогда буду дальше играть”

— Света говорила, что вы всегда следили за ее тренировками, даже тренеров контролировали, хоть им это и не нравилось...

— А что мне оставалось делать? Света одно время занималась у Сабины Хачатрян — очень хорошего детского тренера. Но сурового. Дочь, надо отдать ей должное, всегда молчала как партизан. Слова плохого ни о ком не сказала. Только шла с тренировки и плакала. И однажды я решила проверить, что происходит. Сабина набросилась на меня: “Галина Георгиевна, нечего вам прятаться по кустам!” Так я ведь не от нее — я от дочки пряталась. Мне просто было важно увидеть объективную картину.

— А о чем все-таки молчала ваша дочь?

— Да был случай, когда в Сочи (там шел какой-то детский турнир) за опоздание к отбою ее просто в номер не пустили. Мол, ночуй где хочешь! Я потом еле выпытала у нее, что произошло. Она убито так призналась: “Я на стульчике в коридоре переночевать хотела. Но мне так страшно стало, я к девочкам в номер пошла...”

Света и сейчас ни о чем плохом мне не рассказывает. Оказывается, у нее за последний год уже два тепловых удара во время матчей было. Так что вы думаете — опять узнала от третьих лиц...

— Однако уходить от Сабины Света не хотела?

— Что вы, она так мечтала к ней попасть! Сабина очень много дочке дала. У нее занимались лучшие девочки. Света тянулась к ним и очень боялась этих подружек потерять.

— Наверное, к Свете трудно было найти подход?

— Да элементарно. Одно доброе слово — и она расплакалась бы от счастья.

— Как-то она говорила, что не может быть на вторых ролях?

— Просто она хотела объективного отношения.

— В личном общении Света производит впечатление очень жизнерадостного человека. И с чувством юмора у нее порядок.

— Это уж точно! Однажды сижу я на тренировке — вдруг вижу: моя дочь даже не смотрит на партнершу, которая собирается подавать. И так рассеянно уставилась куда-то вверх. Я кричу: “Света, что случилось, что ты делаешь?” Так она, как ни в чем не бывало, говорит: “Этажи в доме напротив считаю. Ты вот сначала купи мне шорты, как у Агасси, и кепку, как у Агасси, — тогда буду дальше играть...” Это она пошутила, конечно. Просто ей всегда Агасси очень нравился. А однажды она зевнула во время тренировки, и Сабина выгнала ее на целый месяц.

— Жестоко, конечно, однако зевать не тренировке...

— Да я все понимаю. Но ведь она ребенком была, маленьким совсем. Наказать, конечно, надо было, но не так же... Знаете, есть тренеры, которые любят давать оценки с первого взгляда. Настя Мыскина в детстве тоже никого не впечатлила. Но не угадали же. И вообще быть детским тренером — опасно. Одного ребенка возьмешь, поверишь в него, вложишься, а он возьмет и бросит тренироваться. Надоест ему! А другой, вроде как с виду ничего особенного, зато потом берет и становится звездой...

— Какой у вашей дочки по жизни был характер?

— Светка наша всегда была пацанкой. Шкодой и неформалкой. Но она такая классная, правда? Накупит себе вечно каких-то новомодных штанов, маек, козырьков... Смотрится прикольно...

— А мальчики у нее были?

— Конечно!

— Скажите, появились у Светы настоящие подруги в теннисном мире?

— Пожалуй, Аранта Санчес. Света подружилась с ней в испанской академии, в которой с 13 лет тренируется... И хотя Аранта намного старше Светы, отношения сложились душевные — причем и человеческие, и игровые.

— А что вы думаете о Мартине Навратиловой? Полезна вашей дочке такая знаменитая напарница?

— Конечно, она много Свете дала — за счет своего опыта и таланта. Но все-таки мировоззрение у нее другое. Она привыкла выступать на других условиях...

— Вам часто удается приезжать к Свете в Испанию?

— Я всегда с ней рядом, когда она в Барселоне. Там и команда отца недалеко тренируется. Мы специально выбрали эту академию, чтобы Света не оставалась надолго без поддержки семьи. Но постоянно ездить с дочкой по турнирам я не могу. И Света часто остается одна. Ее лучшим другом стал компьютер. Иногда я даже переживаю из-за этого. Бывает, она и дома до самой ночи не может от экрана оторваться. А потом просто падает от усталости — и засыпает...

— А ведь ваша дочь и без компьютера знает, что творится в мире, — чуть ли не каждый день просыпается в новой стране?

— Знаете, о чем я сейчас подумала, когда Света играла этот финал 11 сентября, — вспомнила вдруг Галина Георгиевна. — Она ведь и в год трагедии 11 сентября едва успела улететь из Нью-Йорка, буквально за час до гибели “близнецов”! То же самое — перед взрывом на Бали. И даже когда в Дохе убили Яндарбиева, Света как раз туда летела на турнир. Мы с ума сходили от страха. Особенно когда узнали, что ее задержали на границе, что-то не так было с визой...

— Как же я горда, как счастлива, что выиграла последний турнир Большого шлема в этом сезоне! — от переживаний и усталости Света слегка коверкала привычные слова. За секунду ей приходилось отвечать на сотни вопросов иностранных журналистов, и русские фразы путались с английскими. Она была похожа на американку. Парадокс. Ведь патриотизм у нее в крови — от отца.

— Знаете, Галина Георгиевна, а ведь символично, что вы тоже в 19 лет свой первый чемпионат мира выиграли...

— Так я еще в начале этого сезона сказала, что год будет для Светочки удачным. Я хотела, чтобы моя победа передалась ей по наследству.

Света по жизни жесткий, но очень трепетный человек. Не фальшивый. Если обидеть ее и предать — она не простит. Потому что ее тоже никогда ни за что не прощали. Даже в детстве. Она все сделала, чтобы доказать, что она трудяга. И все-таки обижается, когда о ней говорят: “Рабочая лошадка, не талантом, а трудоспособностью берет!” Только обижаться здесь не на что. Ведь она действительно пахала. Даже когда оставалась совсем одна, без единого родного человека — за границей. Так закалялась сталь, которая иногда блестит в ее глазах. Но оттаивает от малейшего тепла.



Партнеры