Псы особого назначения

17 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 695

—Равняйсь! Смирно!.. — раскатистым эхом разнесся над брусчаткой бас маршала. Беспородные псы все как один повернули морды налево, главнокомандующий невольно улыбнулся в усы.

Такое количество собак Красная площадь видела впервые. Украшением и гордостью того, памятного, июньского Парада Победы 1945 года стали два курсантских батальона с боевыми собаками-миноискателями, прошедшими всю войну. Во главе своих питомцев стоял генерал-майор, “главный собачник армии”, как его называли подчиненные, — гениальный ученый Григорий Медведев. Именно он создал первую и единственную по сей день в России Центральную школу военного собаководства “Красная звезда”.

Каждые полгода отсюда уезжают служить по всей России до 700 солдат-вожатых со специально подготовленными собаками.

На днях уникальной кинологической школе исполнилось 80 лет.

Собаки-вояки

А начиналось все с казармы, где по приказу Реввоенсовета поселили вместе 44 собаки и 35 человек. Молодой советской республике требовались специалисты по применению собак в военном деле. Но уже к началу 1941 года Центральная школа военного собаководства имела возможность готовить собак по 11 видам служб: караульной, розыскной, санитарной, сторожевой, противотанковой, диверсионной, разведки, авиасигнальной, ездово-нартовой, минно-розыскной. Немцы с завистью констатировали: “Нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России”. За время Великой Отечественной войны “Красной звездой” было подготовлено и направленно на фронт 7582 собаки. Они уничтожили свыше 300 танков, обнаружили больше 4 миллионов мин, вынесли с поля боя 68 тысяч тяжело раненных, доставили около 20 тысяч донесений, помогли уничтожить более 6000 немецких солдат и офицеров.

Но настоящую славу “русской собачьей школе” принесла дворняжка Дина, о которой писали газеты всего мира. 9 августа 1943 года группа 37-го отдельного батальона миноискателей получила задание любой ценой уничтожить фашистский эшелон с техникой и солдатами. Немцы по всему пути его следования вырубили лес вдоль железной дороги. Незаметно пустить на подрыв можно было только собаку. Собаку-смертницу. Но беспородная Дина умудрилась подползти к эшелону, скинуть взрывчатку, которая крепилась “вьюнком” у нее на спине и животе и, вильнув хвостом, быстро ретироваться. До сих пор подобный трюк не удалось повторить ни одному животному. Дрессировщика Дины наградили орденом Красного Знамени, а собаке отвалили три кило мяса — настоящее богатство по тем временам...

И сейчас неизменной популярностью среди питомцев “Красной звезды” пользуются собаки-миноискатели. Это самая сложная и тяжелая для животных специализация. Минобороны каждый год заказывает по 50—60 хвостатых солдат-поисковиков, в основном для нужд Северного Кавказа. А в Чечне особо отличившихся собак, даже уже вышедших на пенсию по выслуге лет, оставляют жить в частях в качестве живых талисманов. Военные говорят, что собаки спасли и спасают жизнь людей лучше, чем самые совершенные приборы.

Кроме того, немногие знают, что на базе школы был основан 15-й Научно-исследовательский институт, занимающийся испытанием на животных новых лекарств от туберкулеза, пневмонии, язвы желудка. В 1930-х годах проводились исследования по использованию собак как биологического индикатора с целью выявления наличия отравляющих веществ в воздухе. Но научный мир потрясли опыты руководителя школы генерал-майора Медведева. Григорий Пантелеймонович занимался пересадкой органов у собак. Сейчас благодаря его научным работам уже людям успешно пересаживают сердца и почки. А раньше он экспериментировал на безнадежно больных животных. На счету ученых-кинологов “Красной звезды” и изобретение первого противогаза для собак.

И, конечно, нельзя не вспомнить, что именно в “Красной звезде” были выведены породы, являющиеся гордостью отечественной кинологии: московская сторожевая и русский черный терьер. Причем последний был “сделан” по личному заказу Берии для охраны лагерей. Всесильному наркому требовалась идеальная собака: злобная (ротвейлер), с хорошим обонянием (ньюфаундленд), с хорошей жесткой шерстью (ризеншнауцер) — получился русский черный терьер.

Питомник “5 звезд”

В собачьей школе все как у детей, только вместо дневников — зачетные книжки. В них значатся такие дисциплины: поведение собаки на посту, дальность облаивания, активность облаивания, защита поста, голос, отношение к выстрелам, отношение к новому или подобранному предмету, отношение к специальному снаряжению. Система оценки 10-балльная, учатся здесь полгода. Правда, имеется еще одно отличие — в школе дрессируют не щенков, а уже взрослых, сложившихся собак, в возрасте от 1 года до 3 лет.

В начале 1990-х уникальная школа чуть не прекратила свое существование — нечем было кормить животных. Дошло до того, что офицеры делились с собаками своими пайками.

Кое-как перебивались кинологи почти 10 лет. Пока 2002 году английский научно-исследовательский “Уолсемм центр” не заключил с Российской армией соглашение на полное материально техническое обеспечение школы и питомника. А взамен получил возможность проводить разработку кормов для животных, состоящих на службе у военных Ее Величества. В “Красной звезде” сейчас ведутся разработки еды, способной полностью обеспечить животных, работающих в экстремальных ситуациях, всем необходимым — калориями, витаминами и микроэлементами. Например, поиск взрывчатки — это достаточно сильный стресс для собаки, значит, военным псам требуются корма, которые могли бы быстро восстанавливать иммунную систему. Судя по сытому и цветущему виду хвостатых питомцев, экспериментом довольны все.

В племенном питомнике “Красной звезды” сейчас порядка 140 животных, а в планах довести их поголовье до 200. “Научная мелочь” — маленькие собаки, участвующие в исследовательской программе (таксы, спаниели, пудели, пекинесы и цвергшнауцеры), настоящих военных мало интересуют. Зато жены офицеров, работающие в питомнике, в них души не чают. Крупными же собаками (немецкими, кавказскими, южнорусскими овчарками, лабрадорами, ротвейлерами, московскими сторожевыми, лайками и русскими черными терьерами) в питомнике занимаются солдаты-срочники и офицеры-кинологи.

Зверский роддом

Чистота везде стерильная. Кажется, мой сын вырос в более антисанитарных условиях, чем эти элитные щенки. Чтобы посмотреть вольеры, требуется надеть на обувь специальные бахилы и вымыть руки. А еще (не падайте в обморок) местным псинам не в новинку кондиционеры, пол с подогревом, личный парикмахер и музыка по заявкам. Рожают тут тоже только под присмотром опытного акушера, а будущую мамочку кладут в роддом за 10 дней до предполагаемых родов. Но в святая святых нас все равно не пустили, опасаясь инфекции.

— В любую жару у собак поддерживается определенный температурный режим — 19—21 градус, — рассказывает Олег Журавлев, начальник питомника, командир отделения племенных собак. — Стены обложены пластиком, полы кафельные. Имеется ультрафиолетовый облучатель для дезинфекции. Продолжительность пребывания собаки со щенками зависит от того, насколько физически развиты малыши и кормит ли их сука самостоятельно. Как правило, это 30—45 дней. Только вы не обижайтесь, что мы никого в здание роддома не пускаем, — здоровье собак превыше всего.

В питомнике наряду с военными постоянно работают около 30 вольнонаемных служащих, занимающихся уходом за животными. За ними строго следит руководство: не дай бог, кого из четвероногих подопечных обидят, не так причешут или лапы после прогулки не помоют — увольняют без разговоров. Зарплата здесь по местным меркам хорошая — 5—8 тысяч, так что текучки нет. А еще в обязанности служащих входит социализация, то есть 2—3 часа в день требуется: за ухом почесать, побегать-поиграть, да и просто поговорить с псинами.

Сам начальник питомника отвечает не только за разведение, но и за выставочную карьеру подопечных. В этом году собаки участвовали в “Евразии”, в “России-2004” и получили заслуженное чемпионское звание.

— Олег Николаевич, — спрашиваю я, — а сложно попасть к вам в часть служить?

— Попасть в “Красную звезду” несложно, было бы желание. Но не особо рвутся ребята-собачники служить. Раньше сюда брали только мальчишек, работавших в клубах служебного собаководства. Мы долго добивались, чтобы к нам призывали солдат хотя бы с кинологическим минимумом.

— В каких войсках служат ваши питомцы?

— Собаки готовятся по разным видам службы, начиная от самой простой — караульной и заканчивая минно-розыскной и поисково-спасательной. Сейчас мы уже не готовим собак для санитарной службы или для прокладки кабеля, как во время Великой Отечественной войны.

— А приходят к вам служить со своими собаками?

— Да, в роте специальной подготовки сейчас два парня служат со своими питомцами — один с немецкой овчаркой, второй — с ротвейлером. Собак на время службы ставят на полное довольствие, а после увольнения их можно забрать домой.

“Ко мне, Мухтар!”

Музей в “Красной звезде” огромный. Есть чем гордиться, что показать. Готовили здесь и собак-поводырей для слепых, натаскивали животных на поиск наркотиков и на особые виды взрывчатки. С фотографий на стендах смотрят умные собачьи глаза и суровые люди в погонах и орденах. А вот на снимке — Юрий Никулин в военной форме, рядом — роскошный пес.

— Узнаете? Это из фильма “Ко мне, Мухтар!”, — говорят солдаты. — У нас снимали, на малой полосе препятствий и в поселке Орудево.

— Никулин у нас любил бывать, уж очень собак уважал, — подтверждает музейный экскурсовод.

Выбирали пса для Никулина из нескольких десятков овчарок, смотрели, какая сама к актеру подойдет. После тщательного отбора наконец остановились на двух претендентах. Первую собаку звали Байкал, а вторую, помоложе, Мухтар. Байкала решили оставить в качестве дублера. А Мухтар сразу проникся к Юрию Владимировичу доверием и даже дал себя погладить. Поселили съемочную группу в поселке по соседству с “Красной звездой”. Никулин вставал рано утром, надевал милицейскую форму, полушубок и отправлялся в питомник. Там собаки привыкали к актеру, он их сам выгуливал и кормил.

В самом начале работы режиссер сказал Юрию Владимировичу:

— Имейте в виду, вы находитесь в сложном положении!

— А что такое?

— Самое трудное — играть с детьми и животными. Собака на экране всегда получается достоверной и органичной, а вот вам придется попотеть.

Собаки из питомника были приучены ко всему: бежать, стоять, сидеть, лежать по команде, бросаться на “преступника”, если он замахнется на них ножом. Но когда Мухтар попал на съемочную площадку, когда зажгли осветительные приборы, заработала камера и загудел, поднимая снежную пыль, ветродуй, собака наотрез отказалась работать. Вся съемочная бригада подбадривала Мухтара, кричала, подкармливала сахаром, но ничего не помогало.

Так прошло пять дней. Каждый съемочный день стоил тридцать тысяч тогдашних рублей. Киногруппа работала впустую, директор фильма в панике кричал:

— Сто пятьдесят тысяч собакам под хвост. Это же ужас!

У народного артиста Льва Дурова, который сыграл в фильме “Ко мне, Мухтар!” уголовника Рыбу, остались от съемок в “Красной звезде” весьма пикантные воспоминания.

— Да меня чуть не разорвали! Я играл бандита и должен был убегать от Мухтара по длинному коридору, а потом залезть на стену. На меня надели две пары штанов, на руку — кожаную крагу, чтобы я мог отбиться. “Мотор!” — я бегу, добежал до стены, и тут Мухтар со всей силы бьет меня между ног. Я разжимаю руки, падаю и вижу пасть пса у своего горла. Выставляю вперед крагу, но умный Мухтар кусать ее не стал, а впился в левую, незащищенную руку. Когда подбежал дрессировщик, на мне были только трусы и крага — остальное лежало вокруг, разорванное в клочья. Потом выяснили, отчего пес озверел. Оказывается, Алексей Пархоменко, игравший главного бандита, в перерыве между съемками съел его суп из куриных шеек, и Мухтар выместил свою злобу на мне...

За время съемок Никулин настолько привязался к Мухтару, что до последних дней его жизни приезжал навещать четвероногого артиста в “Красную звезду”, привозил гостинцы и вообще всячески баловал. Юрий Владимирович называл Мухтара не иначе как “моя киношная хвостатая любовь”.

Но это уже совсем другая история.




Партнеры