Очень медленная поездка

18 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 585

Как только я ступила на эстонскую землю, поняла, что главная достопримечательность маленькой, но гордой страны... нет, не “старая часть” Таллина, не трикотаж, которым славилась прибалтийская республика в советские времена, и даже не средневековые замки... Гордость страны — Анне Вески. Ее фото не сходит с передовиц газет. Бродя по аэропорту, я насчитала по крайней мере 5 из 10 изданий, где певица красовалась на первых полосах — в магазине, на улице, перед зеркалом с помадой...


...Оказывается, члены Политбюро и генсеки нередко гостили в Эстонии. Фрэд, водитель микроавтобуса, на котором наша группа передвигалась по стране, похвастался, что во времена советской империи он возил представителей партийной элиты. По словам Фрэда, “Хрущев приезжал в Эстонию тайно. Он мог часами колесить по просторам республики и любоваться из окон “Волги” лесами и озерами”. В конце поездки просил отвезти искупаться на речушку. А зять Брежнева Чурбанов лесным просторам предпочитал прибалтийский загар. Кстати, сам Леонид Ильич любил в Эстонии поохотиться. “Больше я вам ничего не скажу — пишу мемуары...” — на ломаном русском подвел черту нашему разговору хвастунишка Фрэд.

По следам советских алкоголиков

Чтобы отправиться в некогда братскую Эстонию, придется заполнить анкету, выложить 40 долларов и подождать две недельки — для получения визы.

Самолет до Таллина — 200 долларов. Но расчетливые туристы чаще выбирают наземный транспорт. Поездка скорым поездом от столицы России до столицы Эстонии обойдется в 1500 “рэ”, автобусом в 500. Правда, автобусная поездка занимает 10 часов...

Изюминка туристического маршрута — “знакомство со средневековыми замками”. Поездка от Таллина до Тагепера в среднем займет три часа. На трассах прибалтийской страны днем с огнем не сыщешь водителя, осмелившегося превысить скорость в 90 км/час. “Если я сделаю скорость больше, меня поймают полицейские и, пока не заплачу штраф тысячу долларов, меня не отпустят”, — оправдывался водитель микроавтобуса в ответ на наши упреки, дескать, нельзя ли побыстрее добраться до места?

Замок Тагепера красуется на невысоком холме. Двухэтажное здание с ратушей, построенное из темно-серого неотесанного камня в конце XIX века, производит мрачное впечатление. У широкой дубовой входной двери стоит железный молот. Для того чтобы войти внутрь, я взяла орудие и постучала им в дверь три раза. На пороге показалась длинноволосая белокурая Элен — менеджер замка-отеля. И с ангельской улыбкой на устах предложила пройти внутрь.

Из ее рассказа я поняла, что здесь все сохранилось со времен хозяина Хуго фон Стрюка. Камин, отделанный красным кирпичом, высокие кожаные диваны с деревянными подлокотниками. Длинные, в потолок зеркала. А еще мисс Элен добавила: “Во времена Советского Союза в замке лечили нервнобольных алкоголиков... Ну что ж, давайте поднимемся на ратушу”.

С первого полутемного этажа на такой же полутемный второй поднимаюсь по винтовой деревянной и жутко скрипучей лестнице. Ловлю себя на мысли, что подлинная мебель, оставшаяся со времен хозяина, тьма и скрип создают ощущение, что я путешествую по времени. По узкому коридору прохожу в ратушу. Непосредственная Элен, указывая на белую стену, бросает: “Кстати, а здесь хозяин замка заживо замуровал свою возлюбленную. Она же изменила ему, влюбилась в пастуха... Вы можете подняться на самый верх ратуши, это ступенек сорок, не больше, там очень красиво. А я с вами не пойду, устала я...”



Привидение путает след

Ну, если красота, пожалуй, стоит поглядеть... В гробовой тишине поднимаюсь по высоким подмосткам. “Самый верх ратуши” — это небольшая комната, из больших окон взору открывается “красота” — леса да поля. Как-то не по себе стало из-за стаек диковинных мошек, которые буквально меня облепили — как в фильме “Ночной дозор”. Осматривая ратушу, поднимаю голову вверх, и вдруг... На потолке, аккурат над моей головой, висит длинный железный заостренный на конце кол. А сверху, с чердака, доносится шорох. Все бы ничего, да кол стал раскачиваться... В общем, убегаю — только пятки сверкают... Пулей влетаю в холл второго этажа замка, стою, отдышаться не могу. И вижу — надо мной беззаботно порхают летучие мыши! Прячусь в номере...

Стрелки часов указывали полночь, а мы с друзьями из тургруппы, чтобы хоть как-то развлечься, решили выйти за территорию замка. Здесь — как в Средневековье, освещение отсутствует. Темнотища — хоть глаз выколи. Вышли на дорогу и пошли куда глаза глядят неспешным шагом, травя байки о том, кто какие приведения уже видел. Решили возвращаться. И заблудились. Уж и не знаю, сколько времени, словно заколдованные, наворачивали круги по окрестностям. Набрели на каменную громадину. “Да это ж наш замок, только с тыльной стороны!”

На следующее утро милая Элен предложила завтрак — шведский стол. На длинном столе расставлены блюда с сыром, колбасой, огурцами, помидорами, овсяной кашей, жареными сосисками и, конечно же, селедкой. В кувшинах молоко и сладкий кефир, который в Эстонии называют йогуртом, чай да кофе. Пока я раздумывала, чем бы подкрепиться, с большого портрета на меня с презрением смотрела жена хозяина замка Хуго фон Стрюка. По словам Элен, она была “жестокой, но с добрым сердцем”. После плотного завтрака наша группа отстегнула за сутки проживания 30 долларов с носа и направилась дальше.



Галопом по болотам

В программе нашего пребывания в Эстонии прописано: “Из замка поездка в заповедник Соомаа, прогулка по болоту. Там же ночевка”.

От Тагепера до Соомаа можно добраться за полтора часа. На территории заповедника — необозримые просторы хвойных лесов и тысячелетних болот. Туристам на выбор предлагают два маршрута. Первый — двухчасовая прогулка по лесу в сопровождении гида. Сей путь для тех, кто ради вида на домики бобрят готов отдать тело на съедение комарам-кровопийцам.

Второй маршрут — пресловутая прогулка по болотам. Все оказалось не так страшно. Благодаря тропинке в 5 километров, выстланной деревянными брусьями, потеряться невозможно. Гид Эрика рассказала, что дорожка выведет на шоссе. Главная опасность для путника, как ни странно, — сбор ягод. Дело в том, что вдоль деревянной дорожки, по которой следует совершать марш-бросок, растет голубика. Пополняя котомку болотным деликатесом, туристы входят в азарт и скачут галопом по болотам. “Можно и утонуть, как в вашем фильме “А зори-то тихие” про солдатку Лизу”, — Эрика, предупреждая об опасности, пытается воспроизвести на русском языке название фильма “А зори здесь тихие”.

В начале нашего пути Эрика предупредила: дескать, набредем на торфяное озеро, где обязательно нужно искупаться. Почему? Оказывается, торф покоится на дне водоема не одно тысячелетие и обладает лечебными свойствами. Ранки заживают, кожа молодеет.

— Купаться в этой грязной луже? Да ни за какие коврижки! — восклицала я, когда нашу группу привели на торфяное озеро. Черная вода, плавающие зеленые листья, да к тому же отсутствие душа — как-то, извините за каламбур, не воодушевляет. Но, слыша героический визг сиганувших в озеро смельчаков и вспомнив рассказ о пользе водицы, я полезла-таки в маслянистую гладь.

Единственное отличие торфяной водицы от прочей — кожа как будто жиром обмазана.



Паром двойного назначения

Несмотря на то что в программе значилась и “ночевка на болотах”, переночевать нам предложили в небольшом уютном коттедже всего в 30 минутах езды от заповедника Соомаа. По словам хозяина, в строительство мини-отеля он вложил 2 миллиона рублей.

Все семь комнат отделаны натуральным деревом. Пол, двери, кровати — из “экологически чистой древесины”. На первом этаже — бильярд и сауна. Проживание в сутки с завтраком, обедом, полдником и ужином — 30 долларов.

Гостеприимные владельцы с порога предложили отужинать. “Все продукты с нашего огорода”, — приговаривал хозяин. Овощное рагу со свининой, салат из свежих овощей, свежее молоко и кама.

— Кама — это наше. Национальное, — с упоением рассказывает Фрэд. — Каждую осень после сбора урожая эстонцы готовят муку из ячменя, овса, гороха. Перемешивают. Полученную массу добавляют в кефир и каждый день пьют. От этого кожа молодая!

В доказательство своих слов он оттягивает кожу на руке, и я убеждаюсь — для человека, который успел поработать на генсеков, — вполне!

Мука кама продается в каждом универсаме республики. Желающим омолодиться пакет весом 500 граммов обойдется в 10 рэ.

Оказалось, что в нашей тургруппе все без исключения грешники. Чревоугодие ведь, как известно, тоже смертный грех... Лично меня оторвали от ужина только благодаря тому, что нужно было поспешить в уже приготовленную сауну.

Эстонцы долго думали, как же соорудить сауны поближе к реке или озеру. Ведь они точно знают — русские туристы уж очень любят из парилки прямиком нырнуть в водоемчик. Но по местным законам расстояние от сауны или бани до речки должно быть не меньше 500 метров. Предприимчивые прибалты отныне мастерят парилки прямо на пароме. Сколоченный из дерева паром плавает от одного берега к другому. Тем временем туристы потеют в сауне, попивая местное хлебное пивко, и погружаются в водоем...



* * *

Прощаясь с Эстонией, мы решили погулять пару часов по Таллину. Но описывать архитектуру старого города, пожалуй, смысла не имеет. Ведь о средневековых ратушах, зданиях купеческих гильдий, каменной крепости написано немало. Хотя в Таллине есть и “детали”, о которых наши туристы не очень хорошо осведомлены.

Во-первых, на некоторых улицах города установлен знак, предупреждающий о том, что здесь воры отбирают у прохожих сумки: на ярко-желтом фоне изображена женщина и воришка, который пытается выхватить у нее сумочку.

Во-вторых, через каждые два часа с речного вокзала отходят теплоходы, которые везут туристов за 1000 рублей в Хельсинки и обратно. Но! Если вы придете на пристань к 7 утра, то уехать сможете за 500.

И напоследок: на центральной улице города работает самая старая аптека во всей Европе. В документах она значится еще с 1442 года. И с тех пор не закрывалась ни на один день. Там продают несметное количество вин, приготовленных по средневековой рецептуре. Пол-литра “натурпродукта” — полторы тысячи рублей.






Партнеры