В России появился свой Майкл Мур

21 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 305

В нашем отечестве наконец появился свой Майкл Мур. Такова одна из главных новостей приближающегося к финальной точке Открытого фестиваля кино стран СНГ и Балтии. Член жюри “Киношока” Оксана Мысина вышла после просмотра фильма “Недоверие” Андрея Некрасова в натуральном шоке и сказала: “Я потрясена. Наконец-то мы узнали всю правду”. Причем эта снятая в манере скандально известного автора “Боулинга для Колумбайна” и “Фаренгейта 9/11” картина совместного производства США и России.

Некрасов задает те же вопросы, что и Мур, проводя собственное расследование взрыва жилого дома на улице Гурьянова в Москве. И приходит к тем же неутешительным выводам, высказанным, правда, в более мягкой манере, нежели у его американского коллеги: власть в курсе всего, власть причастна. В нашем варианте это значит, что российские спецслужбы могли сами устроить теракт, инсценировав чеченский след для того, чтобы оправдать действия нашей армии в Чечне. Кстати, наша газета писала об этом еще пять лет назад, когда все это случилось.

История показана глазами женщины, чья мать погибла в этом доме. Она живет в американской глубинке, которая почти не отличается от московской окраины. Режиссер нашел свою героиню Татьяну в репортажах CNN и уговорил ее прилететь на родину, чтобы понять, что же произошло на самом деле. В “Недоверии” есть и отрывки из телевизионных расследований Николая Николаева, фрагменты из непоказанного по НТВ сюжета, главным героем которого стал чеченец, публично обвиненный в совершении этого теракта. И еще есть разговор героини с Ахмедом Закаевым, в котором он говорит, что Кремль никогда не скажет всей правды о страшных терактах в России. Как рассказал “МК” прилетевший на сутки на фестиваль режиссер, с Закаевым он познакомился благодаря своей подруге, английской актрисе Ванессе Редгрейв, знаменитой не только своими ролями, но и увлеченностью нашей внутренней политикой.

Итак, прецедент создан. Политическое кино у нас появилось. Но только непонятно, как его увидеть. Поскольку прокатчики не спешат засыпать Некрасова предложениями, а отечественное телевидение его просто боится. Режиссер показывал “Недоверие” всем крупным телеканалам и от всех получил отказ. В то время как несколько американских, канадских и европейских каналов его уже купили. Можно с уверенностью предположить, что, даже если большое жюри “Киношока” во главе с поэтом Андреем Дементьевым пойдет по пути Тарантино и даст приз Некрасову, это не изменит ситуации. Тем более сейчас — после Беслана и укрепления вертикали власти.

Что ж, до закрытия “Киношока” осталось немного: не показан еще венецианский гость “Удаленный доступ” Светланы Проскуриной, но фестивальный паззл почти готов. Получается вот что.

Русский режиссер родом из Петербурга Андрей Некрасов, живущий сейчас в Лондоне, фильмы монтирует в Германии, делает политизированное кино на самую больную для России тему. Казахи (“Остров возрождения” Рустема Абдрашева, “Охотник” Серика Апрымова) и киргизы (“Сельская управа” Эрнеста Абдыжапарова) привезли на “Киношок” дивные поэтические притчи. Родившаяся в Баку москвичка Анна Меликян выбрала для своего дебюта современные фантазии в духе абсурдистского “Города Зеро” Карена Шахназарова.

Но, как ни странно, более ясное представление о том, чем живет сейчас постсоветское пространство, можно получить из короткометражек, составляющих программу нового конкурса “Шорт-Шок”. 40 маленьких картинок от “Справки” классика Киры Муратовой до “Столичного скорого” дебютанта Артема Антонова радуют уже тем, что их авторы хорошо знакомы с сестрой таланта — краткостью. От чего, кстати, содержание не только не страдает, а, напротив, выигрывает. Они играют с киноязыком, не боятся экспериментировать как с темой (“Да, смерть!” Алены Полуниной о юных нацболах-лимоновцах), так и с формой (“Трофейные фильмы” известных питерских художников Ольги и Александра Флоренских). В “Шорт-Шоке” мэтры умеют быть молодыми, а начинающие уже получают номинации на “Оскар” — правда, в разряде студенческих работ. Американская киноакадемия заметила Артема Антонова, кстати, отмеченного на нашем фестивале “Московская премьера”.

Что же касается звезд, нынешний “Киношок” не может похвастаться их обилием. Эльдар Рязанов с супругой Эммой, Галина Бокашевская, Юрий Беляев улетели, не дождавшись финала. Зато к премьере своего фильма “Марс” прилетел Гоша Куценко с молодой женой Ириной — она бывшая модель и начинающий журналист. Гоша бодро провел пресс-конференцию: своего режиссера, южную красавицу Анну Меликян, любовно называл Индирой Ганди и выдал тайну, что сам уговаривал ее не оставлять в фильме песню в собственном исполнении, но Анна не послушалась. Как бы ни кокетничал Гоша, его пение доставило всем удовольствие. Вдохновленный похвалами начинающий певец Куценко даже пообещал исполнить свою арию на закрытии “Киношока”.

В кулуарах же больше всего обсуждают вечер, посвященный юбилею ВГИКа, и пропажу председателя жюри Андрея Дементьева. На вгиковский праздник собрались, как по зову трубы, все от мала до велика: Ксения Качалина с маленькой дочкой Анной-Марией, Вадим Юсов, Георгий Натансон и все-все-все. Вечер вели “папа” и “мама” “Киношока” — как всегда, элегантный Виктор Мережко и необыкновенно постройневшая Ирина Шевчук. Главная певунья фестиваля Ия Нинидзе порадовала нас песней “Тбилисо”, которую подхватил в финале весь киношный народ. Громче всех хлопал новый друг “небесной ласточки” молодой красавец грузин, приехавший вместе с ней.

Интрига с Андреем Дементьевым разрешилась неожиданно. Все гадали, куда он пропал, почему не ходит в кино, но никто не решался спросить, что случилось. “МК” узнал правду от Оксаны Мысиной. Оказывается, Дементьев не отлынивает от своих обязанностей, и несмотря на то, что ему пришлось вылететь на несколько дней в Москву, конкурсные фильмы он взял с собой на DVD. Вот вернется и всех рассудит.




Партнеры