Секретная комиссия

22 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 546

В свое время Путин заявил, что публичного расследования бесланских событий не будет, т.к. это превратится в “политическое шоу”. Он не ошибся. “Шоу” уже началось. А как иначе назвать якобы независимое расследование, которое ведут только специально отобранные люди и результатов которого мы скорее всего никогда не узнаем.

Сегодня на первом после летних каникул заседании Госдумы депутаты будут, как выразился один из них, “реагировать на Беслан”. Одной из мер реагирования станет принятие постановления о создании комиссии по расследованию событий 1—3 сентября. “Это первая в истории совместная парламентская комиссия Думы и Совета Федерации”, — заявил вчера спикер Борис Грызлов. Но называть комиссию “совместной” было бы не совсем правильно...

На самом деле речь идет о комиссии Совета Федерации, в которую включат и депутатов Госдумы.

В кулуарах Совфеда ходят слухи о том, что Сергей Миронов включил в состав комиссии только проверенных и надежных людей. Но, несмотря на доверие к членам комиссии, председатель Совфеда подписал распоряжение, где значится: ни один из членов комиссии не имеет права разглашать и комментировать информацию.

Депутатов в комиссию направят десять человек, а от Совета Федерации их одиннадцать. Семеро — от “Единой России”. По одному — от КПРФ, “Родины” и ЛДПР. Во-первых, ни одного “независимого” депутата в состав комиссии не вошло. А во-вторых, если бы комиссия была действительно совместной, в ней должно было быть два сопредседателя, по одному от каждой палаты. Но этого нет. Председатель один: сенатор Александр Торшин. Борис Грызлов сообщил вчера, что порядок работы создаваемого органа согласован им и спикером верхней палаты Сергеем Мироновым. Значит, и на депутатов распространяется требование держать рот закрытым и открывать его лишь с санкции руководства?

Но даже если бы в состав комиссии вошли только по-настоящему независимые от исполнительной власти люди, едва ли она смогла бы представить обществу объективную и полную картину случившегося в Северной Осетии. Еще раз напомним: в российской Конституции нет ни слова о таком способе парламентского контроля над исполнительной властью, как проведение расследований. Но, с другой стороны, нет и запрета на подобные мероприятия... У нас же чиновники любого уровня всегда трактовали отсутствие статьи про парламентские расследования так: раз нет в Конституции — значит, мы не обязаны являться по требованию депутатов, отвечать на их неприятные вопросы и предоставлять какую-то информацию. Так было всегда. Так было и при президенте Ельцине, когда, например, Дума создавала комиссии по расследованию событий октября 1993 года в Москве или по расследованию обстоятельств начала первой чеченской войны (т.н. “Комиссия Говорухина”). В результате собранные ими материалы страдали однобокостью и скорее ставили вопросы, чем давали на них ответы. Никаких юридических или кадровых последствий работа депутатов не имела.

А при президенте Путине проправительственный парламент ни разу не создавал комиссий по расследованию обстоятельств чего бы то ни было. Ни после гибели подводной лодки “Курск”, ни после теракта на Дубровке. Не создавал, потому что ему говорили: “не надо”. Теперь президент создать парламентскую комиссию разрешил. И пообещал, что попросит руководство правоохранительных органов предоставить ей всю необходимую информацию. Наверное, предоставят. Но только ту, что захотят и сочтут нужным. А это значит, что в отчете о работе комиссии будет господствовать официальная версия случившегося...




Партнеры