Кузькина рать

22 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 321

Играть после работы в хоккей — сегодня хороший тон. Может быть, даже своеобразный шик. Состоятельным господам: банкирам, бизнесменам и вообще деловым людям, которые отдают дань моде, — безусловно, приятно, что мастер-классы с ними ведет сам Виктор Кузькин, живая легенда! Финты, пас, филигранная техника — все при нем. Учитесь, ребята!

Жизнь Виктора Кузькина, выдающегося хоккеиста, капитана советской ледовой дружины в 70-е годы, тесно связана с Московской областью. Игрок и тренер ЦСКА, он 30 лет регулярно выезжал на армейскую базу в Архангельское. Дачку отстроил себе в Валентиновке, что по Ярославскому направлению. Правда, по его собственному признанию, огородник из него не вышел. В земле копаться он не любитель. Вот отдохнуть, отоспаться, свежим воздухом подышать — это еще можно...

Наша беседа состоялась в Одинцове, в местном ледовом дворце спорта, где Виктор Григорьевич дважды в неделю появляется на катке с подопечными.


— Кто тебе монтировкой-то врезал? — Милиционер настойчиво добивался ответа у молодого парня-таксиста, который сидел на стуле, обхватив голову руками. Через приложенный к макушке платок проступала кровь. — Вот, посмотри на этих граждан, — наседал чин. — Кто из них полез с монтировкой?

Таксист с трудом поднял голову и обвел туманным взором присутствующих.

— Помню, тот был невысокого... роста, — медленно выдохнул он.

— Тэ-э-к-с, — засуетился служивый. — Подходите сюда, невысокий. Фамилия? Имя? Отчество?

“Невысоким гражданином” оказался олимпийский чемпион по хоккею Виктор Кузькин.

— Почему меня милиционер не сразу признал? — переспрашивает Виктор Григорьевич, вспоминая события почти 40-летней давности. — Не знаю... Может, на хоккей не ходил. А может, телевизора у него не было. Все-таки начало 60-х, не у каждой семьи тогда имелись телеприемники.

— Как же вас угораздило в такую историю влипнуть?

— Да вот так... Молодой был, чемпион, известность — ну все такое... Пригласили на день рождения друга в ресторан аэровокзала. Посидели, стали по домам расходиться. Кто-то из компании захотел ехать на такси — на площади несколько машин стояло. Водитель нас везти отказался. Слово за слово — произошла перебранка, затем толкотня началась. Я в это время с кем-то позади основной группы шел, поэтому точно не знаю, кто там чего кому сказал. Вижу, заварушка. Таксисты туда бегут. Я, конечно, тоже поспешил, ведь там наши ребята А тут — милиция! Смотрим, у одного таксиста голова разбита, на асфальте монтировка валяется... Стали разбираться, кто ударил. Таксист на меня показал. Ростом я вроде как подходил под “невысокого”. Вообще-то у меня рост метр восемьдесят — не маленький я. Но так вышло, что все остальные были повыше.

И завертелось дело... Анатолий Владимирович (Тарасов. — Д.Т.), как узнал, вскипел: “Выгнать из хоккея, лишить званий!” В общем, вопрос был поставлен круто — выгнали бы как пить дать. Заступился за меня председатель российского спорткомитета Алехин: настоял, чтобы меня взяли на чемпионат мира для “реабилитации”... После чемпионата мира-67 мне вторично присвоили звание заслуженного мастера спорта. В честь 50-й годовщины Октября.

Справка “МК”. Виктор Григорьевич КУЗЬКИН родился 6 июля 1940 года. Заслуженный мастер спорта. Трехкратный олимпийский чемпион (1964, 1968, 1972), восьмикратный чемпион мира, тринадцатикратный победитель первенств СССР. Несколько лет был капитаном ЦСКА и сборной страны. Работал тренером ЦСКА, консультировал ЦСК ВВС (Самара). В настоящее время играет в матчах ветеранов. Награжден двумя орденами “Знак Почета”.



Детство Виктора Кузькина прошло в обычном московском дворе на задворках Боткинской больницы. Отец погиб на фронте. Мама одна тянула семью, работая санитаркой. Жили в бараке. Из тех бараков, кстати, вышло много ребят, сказавших свое слово в спорте.

— Мы днями напролет играли в футбол, в хоккей с мячом, волейбол, баскетбол, — рассказывает Виктор Кузькин. — Я тянулся за старшими: Виктором Якушевым, Борисом Спиркиным. Занимались в секции русского хоккея на стадионе Юных пионеров, затем и на “канадский” хоккей перешли... Жалко, что теперь тот стадион снесли!

В 1958 году известный тренер Александр Николаевич Виноградов пригласил Кузькина в молодежную команду ЦСКА. После выигрыша молодежного первенства страны Виноградов стал сватать Виктора Анатолию Тарасову. Тот поначалу скептически отнесся к рекомендациям: “Кого ты мне предлагаешь? Вот этого — на соломенных ножках?..” Но потом, присмотревшись к игре Кузькина, зачислил его в штат основной команды. Оклад — 80 рублей. Мама была рада!

Но как пробиться в состав 18-летнему юноше? В то время играли в две пары защитников. Иван Трегубов, Николай Сологубов, Генрих Сидоренков, Дмитрий Уколов — какие имена! Да плюс пятым защитником, считай, основным запасным, у армейцев был Владимир Брежнев. Кузькину хотелось играть, а не штаны на лавке протирать. Подошел он ко второму тренеру Борису Кулагину: “Отпустите меня служить в Калинин”. — “Потерпи, Витя, — отсоветовал Кулагин. — Старичкам недолго уже играть осталось...”

Кузькин послушался и впоследствии не раз благодарил Бориса Павловича за то, что тот удержал его в ЦСКА.

— Виктор Григорьевич, за плечами у вас десятки турниров. А какой самый памятный?

— Год 63-й, Стокгольм. Мой дебют на чемпионате мира. Семь лет до этого сборная золотых медалей не выигрывала. По ходу чемпионата мы шведам уступили — 1:2. Причем решающий гол нам забили, когда на льду находились я и Виталий Давыдов. Можете представить мое состояние. Хорошо, что подбодрил меня Николай Михайлович Сологубов. Ему 39 лет было, фронтовик, авторитет имел огромный. Тарасов знал, что Сологубов смолил “Беломор”, но замечаний не делал. Ведь тогда насчет этого было строго.

К счастью, все закончилось отлично. Шведы проиграли чехам. Нам нужно было учиться побеждать канадцев, против которых несколько лет комплексовали. Но сумели преодолеть психологический барьер и выиграли — 4:2! А потом все плакали в раздевалке...

Матчи суперсерии-72 с профессионалами НХЛ тоже выделю. Мне уже 32 года стукнуло, три золотые олимпийские медали получил, а волновался, как пацан. Канадцы вообще мастаки устроить шоу, ажиотаж нагнать. Сорок минут шло представление игроков перед первой игрой! Тут уж хочешь не хочешь, а сердце от волнения заколотится. Жаль, проиграли мы ту суперсерию. Хотя должны были побеждать. В Москве три раза подряд уступили в одну шайбу. Кое-кого пижонство подвело, да бойцов не хватало проверенных: Толи Фирсова, Виталика Давыдова...

— Тренером вы работали больше 20 лет. Но никогда не были главным. Интересно почему? Устраивала роль вечного второго?

— А вы полагаете, быть вторым это очень просто? Не-е-е-т... Здесь, наверное, призвание требуется. Я работал с Виктором Тихоновым, признавал за ним лидерство и не чувствовал себя обделенным судьбой.

— Однако, помнится, был момент, когда вы уезжали в Японию, в Словакию вроде бы собирались...

— Ну в Японии-то, сами понимаете, по-настоящему серьезной работы не было. В первую очередь я тогда о семье думал. Японцы нам создали хорошие бытовые условия, в материальном плане тоже все устраивало. За три года познакомились с удивительной страной... А “Дукла” из Тренчина пригласила к себе Тихонова, но он отказался уходить из ЦСКА и предложил словакам мою кандидатуру. Возражений не последовало, и я выехал в Тренчин ознакомиться с местом будущей работы. Встретили меня тепло, условия контракта устроили, все было обговорено. Вернулся в Москву, начал улаживать дела, связанные с переездом, и вдруг из Тренчина приходит “отбой”. Сборную Словакии возглавил Йозеф Голонка. А он люто ненавидит русских. Когда Голонка еще сам выходил на лед, против нашей сборной играл с остервенением. Забьет гол Виктору Коноваленко, плюхнется перед ним на лед, перевернет клюшку и “расстреливает” ворота. Та-та-та... Таким же был Ярослав Холик, из-за которого однажды Сашу Рагулина пропесочивали в ЦК. То ли КПСС, то ли ВЛКСМ — уже не помню...

— Что Александр Палыч натворил?

— Чемпионат мира происходил в Вене. Телетрансляция в Москву велась через Прагу. И вот во время матча с Чехословакией показывают, как Рагулин сидит верхом на Ярославе Холике. Представляете Сашу, с его массой! В Москве переполошились. Перед отъездом нас предупреждали: избегать резкой борьбы с чехословацкой командой, тем более драк, помнить, что “вы играете с нашими друзьями по соцлагерю”. Еще свежи были в памяти события 68-го года: а тут на весь мир показали, как “большевик” накостылял чеху.

На самом деле Рагулин вовсе не собирался трогать Ярослава (кстати, его брат Иржи был отличным парнем, без националистических заскоков). Холик сам нарвался. Кого-то из наших он жестоко ударил исподтишка, а Палыч на защиту поспешил и слегка оттеснил Ярослава. Тот не устоял на коньках, упал, потянув на себя и Рагулина... Как Холик сподличал, не показали, а Палыча — крупным планом.

— Несколько лет назад в российском хоккее появился второй клуб под названием ЦСКА, что привело к жесткому противостоянию команды Виктора Тихонова и руководителя “всего” армейского клуба полковника Барановского. Победителя в этой войне не оказалось. Зато в проигравших оказались оба клуба. “Тихоновцы” до сих пор находятся вдали от пьедестала почета российского первенства. “Барановская” команда и вовсе прекратила существование. Сам полковник, недолго побыв гендиректором хоккейного “Динамо”, теперь, по слухам, развернул на широкую ногу бизнес в Самаре. Вероятно, на ваш уход с тренерской работы повлиял тот конфликт?

— Все мы живые люди! Конечно, нервы нам потрепали... Замечу, полковник Барановский начал вставлять палки в колеса, даже не познакомившись с Тихоновым, с другими тренерами. Он даже не вник в ситуацию. Но при этом в газетах полилась грязь на нашу команду. Говорили, что, мол, Тихонов засиделся на тренерской работе, не дает другим проявить способности. Вон Кузькин тоже в сборной страны 10 лет играл. Сколько перспективных защитников поперед себя не пустил! Так что ж винить меня за это? Со всей уверенностью могу заявить, что Тихонов и в свои 74 находится в форме, готов к любой работе. Но он ушел... Посмотрим, как себя молодые тренеры проявят. Искренне желаю им успеха.

— Виктор Григорьевич, когда же наши хоккеисты вернутся на пьедестал? Мы 11 лет не выигрывали чемпионат мира, 12 — Олимпийские игры.

— Полагаю, не скоро. Мы сейчас пожинаем плоды повального бегства молодых ребят за океан в начале 90-х годов. Чуть только сверкнул пацан, забросил пару шайб, а жучки хоккейные уже пристраивают его в какую-нибудь американскую студенческую лигу. Наверное, не сотни, а тысячи молодых ребят сгорели за океаном, не раскрылись как игроки и пользы стране не принесли.

Да и вообще, к хоккею отношение со стороны государства радости не вызывает. Когда-то в каждом дворе были хоккейные команды. А сейчас дети торчат в залах игровых автоматов. Дохлые растут, больные. Вон в Одинцове кто в хоккей по вечерам играет? Мужики возрастные. Те, кто в детстве получил закалку дворового спорта. Понимание того, что всегда надо быть в хорошей физической форме, засело в голове прочно.

— А вы не думаете еще потрудиться на тренерской ниве?

— Навряд ли. Я сейчас наслаждаюсь семейной жизнью. Играю в свое удовольствие в матчах ветеранов. Внучок у меня недавно родился, Саша. Полгода ему. Вот бы кого потренировать! Мечтаю годика через три-четыре на коньки его поставить.

— Ваша супруга имеет отношение к спорту?

— Только как жена хоккеиста. По профессии она врач-стоматолог. Холостяковал я до 30 лет. И вот однажды встретился в отпуске на Черном море в кафе в Хосте с хорошей девушкой. Курортный роман имел серьезное продолжение, дочку вырастили...

— Какое фирменное блюдо подается к семейному столу в семье Кузькиных?

— Мои девочки не очень сильны по части кулинарии. Да я и не особо привередлив в еде. Супчик сварят, салатик нарежут — ну и нормально. Главное, чтобы по праздникам на столе всегда было полусладкое “Советское шампанское”, а с закуской разберемся...







Партнеры