Булгакова отдали под суд

23 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 1018

“…Максимилиан Андреевич очень спешил в Москву. В чем же было дело? В одном — в квартире… Невзирая ни на какие трудности, нужно было суметь унаследовать квартиру племянника на Садовой…”

Эти строки великого романа “Мастер и Маргарита” Михаил Булгаков написал более 60 лет назад. Высмеивая корыстолюбие киевского дядюшки Берлиоза, не думал писатель, что теперь, почти век спустя, его же потомки затеют тяжбу из-за наследства.

В Никулинском суде столицы племянницы литератора попытались отсудить авторские права на произведения своего гениального дяди у внука и правнучки писателя — давным-давно признанных наследников Михаила Афанасьевича. Поступок престарелых родственниц был неожиданностью для преемников Булгакова — пенсионерки никогда ни на что не претендовали. У семьи писателя почти нет сомнений, что старушек бессовестно использовали. Подробности скандала в благородном семействе выяснил “МК”.

При виде Сергея Шиловского охватывает прямо-таки священный трепет — это же внук самого Булгакова! Правда, они не кровные родственники. Михаил Афанасьевич не имел детей, хотя и был трижды женат. Последняя супруга, Елена Сергеевна, до встречи с Булгаковым была замужем за белым офицером Евгением Шиловским, впоследствии дослужившимся до генерала. Забавно, что во второй раз белогвардеец Шиловский женился на внучке... Льва Толстого.

От первого брака у Шиловских было двое сыновей. После развода старший, Женя, остался с отцом, а Сережа — с матерью. Булгаков усыновил ребенка любимой женщины.

— Приемный сын Михаила Афанасьевича и есть мой отец, — с улыбкой объясняет Сергей Шиловский. Мы сидим в его гостиной, на стенах портреты Михаила и Елены Булгаковых. Высоченный, до потолка, книжный шкаф заполнен сочинениями великого предка. Поэтому комната немножко напоминает музей. — Папа умер в 1977 году. Он много рассказывал мне о Михаиле Афанасьевиче. Булгаков виртуозно играл в шахматы и учил моего отца, но ученику так ни разу и не удалось обыграть мастера. А у меня никогда не получалось выиграть у папы. (Смеется.)

Вторая ближайшая родственница великого писателя — Дарья Шиловская. Она внучка Евгения, старшего сына Елены Сергеевны. Разумеется, они не единственная родня писателя. Михаил Афанасьевич из многодетной семьи, у него было четыре сестры и два брата. Дочери трех сестер — Варвары (по мужу Карум), Елены (в замужестве Светлаевой) и Надежды (в браке Земской) — живы по сей день. Судебную тяжбу из-за наследства затеяли две из них: 75-летняя Варвара Светлаева и 83-летняя Ирина Карум. Варвара Михайловна сделала карьеру ученого-химика, живет в Москве и сейчас на пенсии. А Ирина Леонидовна, врач по образованию, обосновалась в Новосибирске. Они называют себя “полнородными племянницами” Булгакова и считают, что имеют больше прав на творческое наследие дяди, чем Шиловские.

О своих претензиях женщины заявили в Никулинский суд. Но вот что удивительно: почему они не сделали этого раньше? Еще в 1993 году авторские права на все произведения Михаила Булгакова перешли Дарье и Сергею Шиловским. Возникает и такой вопрос: зачем племянницам вообще понадобилось дядюшкино наследство? Женщины они, мягко говоря, немолодые, к тому же у обеих нет ни детей, ни внуков.

— Я уверен, что бабушек просто ввели в заблуждение, — так ласково называет пожилых родственниц Сергей Шиловский. — У нас всегда были хорошие отношения, мы часто созванивались, и вдруг, как гром среди ясного неба, этот судебный процесс. Интересно, что начало заседаний совпало со съемками фильма “Мастер и Маргарита”. Один фильм уже был снят, но так и не вышел на экраны. Новый фильм просто не даст шанса своему предшественнику появиться в прокате. Вот я и подумал: может, кто-то заинтересован сорвать съемки и для этого использовал наших бабушек…

Впрочем, сама Варвара Светлаева не отрицает, что в суд она пошла не по собственной инициативе.

— Я не стану говорить, кто инициатор процесса, — твердо заявила Варвара Михайловна, — но это не я. Я только подала нужные документы. Просто меня возмущает, что про Михаила Афанасьевича пишут разную чушь в журналах и так называемых биографических изданиях. В одной книге я прочла, что Булгаков был сатанистом! А мою мать, оказывается, похоронили с ампутированными ногами! Это же никуда не годится. Будь я наследницей, быстро прекратила бы это безобразие.

Но так ли уж необходимо становиться наследницей, чтобы защитить репутацию матери и дяди? К тому же по закону это совершенно невозможно.

— В 1940 году, когда умер Булгаков, имущество по закону переходило только к наследникам первой очереди, — объясняет адвокат Шиловских Ирина Тулубьева. — Наследники первой очереди — это жена и дети, второй — сестры, братья, племянники. Поэтому после смерти писателя все досталось его супруге Елене Сергеевне, а затем — ее сыновьям, внуку и правнучке. Так что племянницы Светлаева и Карум не имели ни одного шанса отсудить наследство.

Наследство Михаила Булгакова состоит из множества его бессмертных сочинений: романов, пьес, писем, записок, рассказов. Его произведения издаются во всем мире и раскупаются тысячными тиражами. Но даже такому великому писателю может грозить забвение. О том, чтобы этого не случилось, заботятся его наследники Сергей и Дарья Шиловские. Именно они договариваются с российскими и зарубежными издательствами о публикации произведений. Благодаря их стараниям скоро выйдет в свет третье полное собрание сочинений Булгакова. Сейчас Сергей Сергеевич добивается открытия памятника и музея писателю.

— Найти место для памятника я пытаюсь с 1998 года, — Шиловский тяжело вздыхает. — Сначала решили поместить скульптурную композицию Булгакова в окружении героев его романа “Мастер и Маргарита” на Патриарших прудах. Но кто-то разнес слух, что в связи с этим жильцов нижних этажей близлежащих домов… выселят. И представляете, такая глупость возымела действие! Возмущенные люди выходили на улицу с транспарантами и протестовали. К ним присоединялись депутаты из разных политических партий, которые таким образом зарабатывали себе очки перед выборами в Госдуму. В результате памятника так и нет. Сейчас правительство Москвы предложило новый адрес — на Андреевской набережной, неподалеку от Воробьевых гор. Я с трудом нашел это место — богом забытый уголок, фактически болото. Кто туда поедет смотреть на памятник?

С музеем дела обстоят не лучше. Из тех московских адресов, где жил Михаил Булгаков, до наших дней сохранились только два: “нехорошая” квартира на Садовой и дом на Большой Пироговке. Ради создания музея пришлось бы потеснить жильцов этих домов. Но вряд ли москвичи захотят переехать из престижных районов, поэтому оба варианта отпадают. К тому же, считает Шиловский, писатель не захотел бы видеть свой музей на Садовой. Булгаков назвал квартиру “нехорошей” не только потому, что “поселил” в ней Воланда и его свиту. В том доме литератор пережил самые тяжелые времена: болезнь, безденежье, творческие неудачи...

— Как видите, распоряжение наследством — довольно хлопотное дело, — смеется Сергей Сергеевич, — надеюсь, мой сын продолжит этим заниматься.

Теперь по крайней мере одной проблемой у семьи Шиловских стало меньше. На днях судебная тяжба с племянницами Булгакова завершилась. Под конец процесса, когда их поражение было уже очевидно, истицы просто отказались от своих требований.

— Процесс закончен, и я снова могу вернуться к будничным заботам о памятнике и музее, — говорит Шиловский. — Вообще-то нам и раньше приходилось судиться, но только с нарушителями авторских прав. Года три назад мы с Дашей подавали в суд на режиссера Кирилла Ганина. Мало того что он поставил спектакль “Мастер и Маргарита” без спросу. Все актеры на сцене были... голыми! Было очень обидно, что мы не выиграли. Суд решил, что не доказан факт показа спектакля. Хотя мы принесли афиши, фрагмент представления на видео и даже билеты.

“Ну что же, — задумчиво отозвался Воланд, — они — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны... Ну, что ж... И милосердие иногда стучится в их сердца. Обыкновенные люди”.



Партнеры