Бедный Юрик

23 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 240

Заключенный Буданов отозвал прошение о помиловании. Оно легло не на стол к Путину, а в архив. Неожиданное продолжение громкой истории.

Впрочем, такое ли неожиданное? С самого начала коллизии с помилованием Буданова было ясно: положительного решения от главы государства он вряд ли дождется. Слишком знаковой фигурой стал бывший полковник. Фигурой, на которой демонстрируют объективное отношение власти к жителям Чеченской Республики.

Но вот как выглядели пружины интриги? Об этом мы можем лишь гадать — но основываясь на логике. И на намеках “действующих лиц”.

Догадка первая. Отозвать прошение Буданова попросил Путин. То есть попросили “от Путина”. Так президента избавили от необходимости выбирать: миловать или не миловать бывшего полковника. То есть вызвать неудовольствие либо чеченцев, либо “патриотов”. Либо прокуратуры, либо военных. И так далее, и тому подобное.

Догадка вторая. Буданов отозвал прошение по собственной инициативе — впечатлившись негативной реакцией общества (на это намекнул и его адвокат Астахов). Что ж, психическую неуравновешенность экс-полковника никто не оспаривает...

Кстати, история с помилованием не случайно возникла после бесланских событий (Ульяновская комиссия приняла решение 15 сентября). Буданов явно надеялся проскочить на волне античеченских настроений.

Догадка третья. Все это — разыгранная Кремлем комбинация. Адвокаты Буданова наводят его на мысль подать прошение. Ульяновская комиссия, заверенная в поддержке “сверху”, идет навстречу. В Чечне начинается волнение. И тут, как все понимают, мудрый президент тормозит процесс (см. догадку первую). Чеченцы могут расслабиться — ведь им это так нужно после перспективы новых “зачисток”...

* * *

Уже известно, что прокуратурой Ульяновской области была проведена проверка того, как проходил процесс представления о помиловании Буданова. “МК” связался с областным прокурором Валерием МАЛЫШЕВЫМ.

— Во-первых, Буданов находится всего около года на территории нашей области, — сказал Малышев. — И комиссия ну никак не могла бы за такой короткий срок узнать человека. А уж если вспомнить его психологический портрет, составленный специалистами... Дело в том, что существует нормативная база, регламентирующая работу комиссии по помилованию. И там есть пункт о положительном психологическом портрете заключенного. И в этом пункте комиссия, мягко говоря, лукавит. Далее. Буданов, подавая прошение о помиловании, должен был возместить большую часть вреда, нанесенного семье Кунгаевых, — он должен им 338777 рублей. А возместил всего 11000 рублей, что составляет лишь 3%. Буданов в колонии ведь работал на “синекурной” должности — заведующим спортзала — и получал около 600 рублей в месяц.

— Почему — “синекурной”?

— Потому что он мог пойти на предприятие и действительно трудиться. И тогда бы он получал 1,5 тысячи в месяц. И поскольку Юрий Дмитриевич отсидел уже около пяти лет, то возместил бы большую часть ущерба. Но он этого делать не стал.

— А какое производство есть в колонии?

— Зэки занимаются деревообработкой и пошивом одежды.

— Говорили, что Буданов все равно сможет оказаться на свободе досрочно...

— Он может рассчитывать выйти из колонии не ранее 27 ноября 2006 г. Но опять же только с разрешения компетентных органов и прохождения всех обязательных процедур.

* * *

Как объяснили “МК” в ГУИН Минюста РФ, условно-досрочное освобождение заключенного возможно только лишь при определенных условиях. Главное — человек, отбывающий наказание за особо тяжкое преступление обязан отсидеть как минимум две трети своего срока.

Получается, что Буданову, которого осудили на 10 лет, до условно-досрочного освобождения (УДО) еще достаточно далеко. Буданов был арестован в марте 2000 г. (срок отсчитывается с момента заключения под стражу) и отсидел пока всего 4,5 года. Чтобы подать ходатайство об УДО, полковнику нужно ждать еще больше двух лет.

К тому же осужденный должен весь срок пробыть пай-мальчиком. Ведь в представлении об УДО должны содержаться данные, характеризующие его личность, а также его поведение, отношение к учебе и труду во время отбывания наказания, отношение к совершенному деянию.

Вопрос об условно-досрочном освобождении по заявлению осужденного или ходатайству администрации исправительного учреждения решается ТОЛЬКО в суде — по месту отбывания наказания. Суд обязан в течение месяца рассмотреть вопрос.

Помилование же не связано с фактически отбытым сроком. Оно может наступить в любой момент — как через несколько лет, так и через несколько недель. Помиловать или нет — решает только Президент РФ.




Партнеры