Дама из Роттердама

23 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 304

Дебютный фильм Ренаты Литвиновой “Богиня: как я полюбила” будет открывать программу внеконкурсных показов кинофестиваля в Роттердаме. Таким образом, картина, которую до сих пор обходили вниманием мировые киносмотры, наконец обретет свое место на фестивальной карте мира.

Рената Литвинова недавно вернулась из Венеции, где с большим успехом прошла премьера картины Киры Муратовой “Настройщик”, в которой актриса сыграла одну из главных ролей. О венецианских впечатлениях и своем новом фильме Литвинова рассказала “МК”:

— Не обидно, что в этом году в Венецию вы приехали с “Настройщиком”, а не с “Богиней”?

— С “Богиней” мы поедем на открытие Роттердамского кинофестиваля. Вообще, участие в фестивалях в наше время приобрело странное звучание: сейчас социальный посыл ценится больше, нежели то самое, что называется “искусство — не продукт, искусство — роскошь”.

— Вы успели в Венеции посмотреть третью часть “Чемоданов Тульса Люпера” Питера Гринуэя?

— Нет, но там была и не моя часть. Это какой-то глубоко законспирированный проект. Я там как снялась, так ничего и не знаю. Я читала пресс-релиз, где Питер пишет, что я у него чуть не в одной из главных ролей заявлена. А меня нигде нету. Знаете, не обижусь, если меня там вообще не будет. Может быть, буду даже рада.

— А вот некоторые актеры из “Богини”, слышал, на вас за это как раз и обиделись.

— Так странно претендовать на какое-то манипулирование режиссером. Профессия актера исключает обиды на режиссера. Все эти обиды, запоздалые комментарии, честно сказать, не вызывают у меня а) никакого уважения и б) ответной реакции.

— Представляете себе своего зрителя?

— Молодые души. Моя публика — до 25. Дальше — избранные, их меньшинство. “Богиня” — арт-хаус, который претендует на коммерческую историю, и она удовлетворяет, как мне кажется, вкусы и той, и другой публики. Может быть, это какой-то недостаток, но на самом деле и преимущество. С этой картины трудно уйти. Вы можете быть преисполнены к ней всяких чувств — позитива и негатива, но вы с нее не уйдете.

— А вам сложно с нее уйти?

— Все, я уже ее почти забыла. Недавно пересматривала “Нет смерти для меня” и подумала: “Ой, нет, это нельзя смотреть”. Выключила телевизор и ушла. Я собой не упиваюсь. Я только вздрагиваю от себя: “О Боже! Опять она”. У вас есть выбор — вы можете на меня не смотреть. Я многих возмущаю, но они ж смотрят, чтобы возмутиться. Короче, я существую, чтобы возмутились. Или наоборот. А что, хорошее предназначение. Во всяком случае, вы не остаетесь равнодушными.

— Вы много пишете “в стол”?

— Не скажу.

— Будете что-то осуществлять?

— Сейчас я одержима идеей отделиться от больших денег и снять за очень маленькие деньги абсолютно независимое кино. На цифру. Я не буду ни к кому обращаться, не буду вступать ни в какие сопродюсерские отношения, буду сама все осуществлять.

— Что за история?

— Ой, я так плохо формулирую. Это будет такой... фильм.




Партнеры