Царская невеста

23 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 11172

“К моим ногам падали такие мужчины, о которых можно было только мечтать”, — этими словами встретила меня Наталия Федотова. Когда-то моя собеседница считалась одной из самых красивых женщин Советского Союза. Каким-то невероятным образом ей удалось покорить сердца королей Афганистана и Эфиопии. Благодаря своей высокопоставленной родне она подружилась с Галиной Брежневой, а чуть позже вышла замуж за секс-символа 70-х Олега Видова. Сегодня Наталия Васильевна Федотова — на пенсии. И с ностальгией рассказывает о бурной молодостио. Своими воспоминаниями Федотова любезно поделилась с “МК”.

“Дочь Брежнева в клинике для душевнобольных повторяла: “Выйду, снова начну пить”

— Наталия Васильевна, ваша семья всю жизнь дружила с Брежневым. Кем же были ваши родители?

— Мой отец был профессором и занимал высокий пост в советском правительстве. Он знал несколько языков, часто выезжал за границу. А с Брежневым подружился в Днепропетровске, задолго до того времени, как Леонид Ильич стал Генеральным секретарем ЦК КПСС.

— Галина Брежнева приехала в Москву провинциальной девочкой, но очень быстро освоилась. Видимо, это случилось благодаря вам?

— Она долго не могла адаптироваться к столичной жизни. Днепропетровск и Москва — две разные вещи. Кстати, от украинского акцента ей так и не удалось избавиться. Первый раз Галя попала в Москву в 1945 году, ей тогда было шестнадцать лет. Брежневу, бывшему в ту пору первым секретарем Днепропетровского горкома партии, поручили возглавлять колонну 4-го Украинского фронта на триумфальном Параде Победы в Москве на Красной площади. Когда Галя узнала об этом, тут же решила отправиться в столицу. Леонид Ильич был занят подготовкой к параду, поэтому не смог встретить дочь. Мои родители помогли ей достать билет. Галю встречала на вокзале моя мама. Каково же было ее удивление, когда она увидела на перроне девушку в обрезанных валенках и жакете из суконного одеяла. В тот же день мама отдала ей свое выходное платье, купила дорогущие туфли за две тысячи рублей и отвела в самый престижный салон красоты. А потом мой отец помог ей пробраться в Лефортово, откуда полк Брежнева отправлялся на Красную площадь.

Остановилась Галя у нас. Так как я была еще совсем ребенком, дочь Брежнева больше общалась с моими родителями. Кстати, незадолго до смерти она мне призналась: “У меня в углу всегда стояли две иконы — это Василий Николаевич и Нина Фоминична. Всю жизнь я на них молилась”. Речь шла о моих отце и матери.

— Правда ли, что ваша подруга Галина Брежнева ударилась во все тяжкие в 1987 году, когда посадили ее супруга Юрия Чурбанова?

— Нет, все началось гораздо раньше. Я до сих пор не могу понять, почему Галя начала пить. Тем более она постоянно общалась со мной, с моими родителями, которые на дух не переносили спиртное. Кстати, у меня была сильная аллергия на алкоголь, поэтому Галя с пониманием относилась к моим отказам выпить.

— Леониду Ильичу было стыдно за свою дочь?

— Не думаю. Галя от него многое скрывала. Всеми своими проблемами она делилась с мамой. Слушая ее, Виктория Петровна постоянно одергивала дочь: “Говори тише, не дай бог, папа узнает”.

— Казалось бы, у дочери генерального секретаря было все — ее окружали любимые мужчины, отец занимал высокий пост, в деньгах она не нуждалась. Чего же ей не хватало?

— Вы знаете, она была глубоко несчастна в личной жизни. Хотя стоит заметить, Галя была необыкновенно красивой женщиной — этакая итальянская кинозвезда. У нее были красивые плечи, высокая грудь, роскошные волосы, тонкая талия — прямо статуэточка. Но вот мужчинам она не особенно нравилась. Парадокс какой-то.

— Говорят, за всю свою жизнь дочь генсека по-настоящему любила двух мужчин — Мариса Лиепу и Евгения Милаева...

— Роман с Лиепа развивался на моих глазах. Это длилось целых пять лет. Галя его буквально боготворила. И конечно, она мечтала стать его женой. Любил ли он ее? Вряд ли. Не женился ведь. Это о многом говорит. Пять лет Галя потратила... И успела сделать его звездой.

— Каким образом?

— Как женщины делают карьеру любимым мужчинам? Обивала пороги высоких министров, ходила по всем инстанциям. Но никакой благодарности от него так и не дождалась.

— Галина Брежнева была верующим человеком, как ее отец к этому относился?

— Положительно. Галя стала крестной матерью моего сына. Она часто ходила в церковь. В лицо ее никто не знал. Сам Леонид Ильич не посещал храмы — ему было не положено по рангу. Но, судя по тому, с каким пониманием он относился к религиозным вещам, он был глубоко верующим человеком. На Пасху в брежневском доме всегда красили яйца и святили куличи.

— Вы видели фильм, который сняли англичане о дочери Брежнева?

— В Галину квартиру англичан привели дети Евгения Милаева — Наташа и Саша, а ведь им Галя в свое время заменила родную мать. Они организовали эту съемку, за что получили приличные деньги. Галя не заработала ни копейки. Англичане так ее напоили, что она стала нести в камеру полный бред. По российскому телевидению фильм ни разу не демонстрировали. Когда я поинтересовалась у Гали о ее мнении об отснятом материале, оказалось, что на тот момент ей было абсолютно все равно, что говорили о ней в Союзе.

— Правда ли, что в последнее время в квартире Галины собирались бомжи со всех окрестных районов?

— Да, это было ужасное время. Тогда Галя уже настолько сильно пристрастилась к алкоголю, что ей было наплевать и на свое собственное поведение, и тем более на общественное мнение.

— В клинику для умалишенных Галину поместила родная дочь. Вы ее осуждали?

— Когда женщина страдает тяжелейшей формой алкоголизма, справиться с этой проблемой в домашних условиях невозможно. Галя неоднократно пробовала лечиться и каждый раз, оказываясь на больничной койке, повторяла: “Выйду, снова начну пить”.

— Вы ее навещали?

— К ней в больницу никого не пускали. Она начинала нервничать, наступало ухудшение. Я приезжала несколько раз, отдавала передачки и уезжала.

— У Гали было много подруг?

— У нее практически не было друзей. Сейчас в прессе появилось много публикаций с якобы лучшими подружками Галины в период ее романа с Милаевым. Все эти цирковые девушки охотно делятся воспоминаниями о Брежневой. На самом деле никто из них даже в доме у Гали никогда не был.

— Кстати, после смерти Галины вы общались с ее дочкой Викторией?

— Конечно, она повторила судьбу матери — жизнь Виктории тоже не сложилась. Например, ее второй муж, за которого она с боем выходила замуж, оставил ее и женился на внучке бывшего председателя Госплана Байбакова, которая жила с Викой в одном подъезде.

— Что случилось с известной брежневской квартирой на Кутузовском проспекте?

— Ее продали после смерти вдовы Брежнева, Виктории Петровны.



“После смерти Леонида Ильича вся его охрана ушла в отставку”

— В период болезни Леонида Ильича советский народ слагал о нем анекдоты. Его не огорчало это обстоятельство?

— Что вы, он относился к этому с иронией и пониманием. Он даже сам смеялся над этими шутками, приговаривая: “Видите, какой я популярный в народе”. Вообще, Брежнев был демократичным человеком. Он очень любил гулять по Кутузовскому проспекту. Немногочисленная охрана всегда находилась в отдалении от генсека. Однажды во время очередной прогулки к нему подошел пьяный мужичок: “Слушай, отец, до чего ж ты похож на Брежнева, только ты красивше будешь”. Надо заметить, что Леонид Ильич был необыкновенно красивым, жгучим брюнетом с синими глазами.

— Коллеги Брежнева часто вспоминают шутливый нрав генсека?

— Он был еще тем шутником! Приезжает однажды домой и говорит жене: “Витя, что-то у меня волосы стали выпадать. Чтобы обсудить эту проблему, я на днях решил собрать консилиум. Вошел в кабинет, смотрю, а все мои консультанты — лысые. Я поблагодарил всех, развернулся и уехал”.

— Почему Леонид Ильич не выводил в свет свою супругу?

— Он категорически не хотел этого, да и Виктория Петровна не любила светиться на публике. Вообще, супруга Брежнева была крайне некрасивой, неинтересной женщиной.

— Наталия Васильевна, генсек любил выпить?

— Вы можете мне не поверить, но Леонид Ильич спиртного вообще в рот не брал. Никогда! Для вида он мог лишь пригубить коньячку.

— Галина не переживала за здоровье отца?

— Конечно, переживала. Знаменитый нейрохирург Юрий Филатов задолго до болезни Брежнева предупредил его, что из-за контузии, которую Леонид Ильич получил во время войны, у него могут возникнуть серьезные проблемы с опорно-двигательным аппаратом. Предсказания Филатова сбылись. Когда вся страна твердила, что Брежнев на трибуну выходил пьяным, на самом деле у него прогрессировала болезнь, появилась неровность движений.

— Почему же он не уходил со своего поста, будучи уже больным человеком?

— Он не раз поднимал вопрос о своем уходе на Политбюро. Но его не отпускали. Кстати, Галя тоже была против его отставки и все время гудела: “Он что, с ума сошел, он о нас подумал — уходить с работы?”.

— У Галины была личная охрана?

— Нет, ни у кого из детей и внуков Брежнева никогда не было охраны. Галя даже редко на государственной машине ездила, предпочитала такси.

— После смерти Леонида Ильича о его дочери все забыли?

— Ей помогали Андропов, Черненко. Все проблемы начались с Горбачева. Это ведь по его распоряжению сняли мемориальную доску с 26-го дома на Кутузовском проспекте, где жил Леонид Ильич. Видимо, Михаила Сергеевича раздражало, что там каждый день лежали две гвоздички, которые вдова Брежнева покупала на пенсионные деньги. Сама Галя никогда не общалась с Горбачевым.

— Рассказывают, что после смерти Леонида Ильича сотрудники из его охраны отказались служить Горбачеву.

— Известно, что у Брежнева была лучшая охрана в мире. Когда Горбачев пришел к власти, он пытался переманить всех ребят. Только один охранник принял приглашение нового генсека, все остальные подали в отставку. Они уходили в никуда. До сих пор ребята собираются вместе на день рождения покойного генсека и поминают Брежнева в день его смерти.

Одним из самых преданных людей в охране Леонида Ильича был начальник охраны Александр Ребенко. Он начинал работать у Брежнева шофером, еще в Днепропетровске. Позже Леонид Ильич перевел его в Москву, устроил в Девятое управление, где он вырос до генерала и возглавил охрану генерального секретаря. На всех правительственных фотографиях они стоят рядом плечом к плечу.

— Галина сильно переживала смерть отца?

— В тот день, когда Леонида Ильича не стало, Галю напичкали сильнодействующими успокоительными, она практически ничего не соображала. Кстати, после своей смерти Брежнев не оставил семье ни копейки, никаких сбережений. Галина и Виктория Петровна всю оставшуюся жизнь довольствовались жалкой пенсией.



“Олег Видов до знакомства со мной был скромным парнишкой в рваных ботинках”

— Наталия Васильевна, вы познакомились с Олегом Видовым благодаря вашей подруге?

— Не совсем так. Я ужинала в “Национале” со своими приятелями. Вдруг ко мне подошел молодой человек и стал настойчиво за мной ухаживать. В тот момент даже внешне он не произвел на меня впечатления. На следующий день я позвонила Гале и рассказала о произошедшем инциденте. Она воскликнула: “Натулик, я же с ним хорошо знакома! Он отличный парень, рекомендую, не пожалеешь!”. Позже Видов буквально на коленях умолял Галю, чтобы та уговорила меня выйти за него замуж. “Хорошо, — неожиданно согласилась я. — Только свадьбу сыграем завтра”. Я знала, что “завтра” был выходной, естественно, ни один загс не работал. Каково же было мое удивление, когда на следующий день ко мне прилетела Галя и заявила, что Олег обо всем договорился — свадьба состоится. Вот так я оказалась замужем через две недели после знакомства. Свадьбу сыграли шикарную — подготовкой к этому событию занималась Галя. Она заказала банкетный зал в дорогом ресторане, купила свадебные цветы, правда, белого платья с фатой я в тот день не надела.

— Видов на тот момент был уже известным актером?

— Тогда его никто не знал. Видов был скромным мальчиком из малообеспеченной семьи. Носил рваные ботинки. Его испортила слава, которая оказалась недолговечной. А сейчас в Америке он и подавно никому не нужен. В Голливуде глупо и смешно в шестьдесят лет делать карьеру. А вообще, вы считаете его талантливым актером? Олег был красивым, фактурным, не больше...

— Где вы жили с Видовым?

— Мы жили с моими родителями в высотке на Котельнической набережной. Причем до сих пор эту квартиру называют квартирой Видова, хотя он к ней не имеет никакого отношения. У Олега на юго-западе столицы осталась малогабаритная “двушка”. Если он ее, конечно, не продал. Сыну, во всяком случае, он ее не подарил.

— Вы его не ревновали?

— Нет, он никогда мне не давал повода для ревности.

— Почему вы расстались?

— Почему люди расстаются? Видимо, что-то не сложилось...

— Правда, что после развода вы не позволяли бывшему мужу общаться с сыном?

— Он сам этого не хотел. Видову никто не запрещал приходить в детский сад, потом в школу и навещать ребенка. Однако он ни разу этого не сделал. Кстати, мой сын позже отказался от фамилии отца.

— Эмиграция Видова в США могла серьезно отразиться на вашей семье.

— Так оно и случилось бы, но в это дело вмешались сильные мира сего.

— Правда, что ваша семья мечтала, чтобы Видов пошел в Высшую партийную школу?

— Все это ерунда! Он же актер, о какой партийной школе может идти речь? К тому же он не член партии.

— Говорят, после вашего развода карьера Видова пошла на спад. Некоторые кинорежиссеры даже перестали здороваться с ним. Вы приложили к этому руку?

— Никоим образом. Просто в то время, когда он был суперпопулярным, он к коллегам относился с пренебрежением. Когда он стал невостребованным, ему отомстили.

— Наталия Васильевна, насколько я знаю, вы дружили с Владимиром Высоцким.

— Ой, вы знаете, с Высоцким у нас сложились прекрасные отношения. Театр на Таганке находился недалеко от моего дома. Когда мне не с кем было оставить ребенка, я просила Володю посидеть с сыном. Он никогда не отказывался. Зато в тот день, когда власти решили закрыть Театр на Таганке, Высоцкий обратился ко мне с просьбой разрешить проблему. Вечером я приехала к Брежневым и за ужином поведала эту историю Леониду Ильичу. Он молча встал из-за стола и позвонил Суслову. “Михаил Андреевич, что там происходит с Таганкой?” — строго поинтересовался он. В итоге за пять минут вопрос был решен в пользу театра. Что касается моих личных отношений с Высоцким... Надо заметить, что он вел себя со мной очень сдержанно, никакого панибратства не позволял.

— Вашей соседкой и другом семьи была и Фаина Раневская...

— Мои родители с ней поддерживали хорошие отношения. Она была частым гостем в нашем доме. Однажды Фаина Георгиевна пожаловалась: “Когда я умру, никто не узнает, какой у меня был вкус в одежде. Я никогда не носила того, что мне нравится. Я носила то, что мне предлагали”.

— Говорят, в вас был влюблен президент Франции Франсуа Миттеран...

— Можно сказать и так. Он мне дарил дорогие вазы, статуэтки. Причем на тот момент он уже был женат и руководил страной.

— Вам предлагал руку и сердце шах Ирана?

— Действительно, шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви предлагал мне стать его женой, но я ему отказала — не хотелось становиться восточной женщиной. Последний король Афганистана Мухаммед Захир Шах долгое время ухаживал за мной чисто в восточных традициях — через посыльных отправлял мне золотые украшения, драгоценные камни. Я тесно общалась с королем Эфиопии Хайле Селассие Первым. Он мне подарил щенка пекинеса. У самого короля было десять собак этой породы, с которыми он никогда не расставался. По негласному этикету, если королевская псина гадила на одежду какому-нибудь высокопоставленному лицу, ни в коем случае нельзя было стряхивать экскременты. Поэтому Хайле возил с собой людей, которые выполняли функцию “вытиральщиков”.

— А с кем из наших политиков вы поддерживали приятельские отношения?

— Со многими. Например, меня часто приглашал к себе в гости Святослав Федоров. Когда мы располагались за столом, он выносил две кастрюли с икрой, и мы ели ее ложками. При этом Федоров приговаривал: “Смотри, как я живу!”

— Вы жалеете о прошедшем времени?

— Конечно, это были самые счастливые времена. К моим ногам падали такие мужчины, о которых большинству женщин приходилось только мечтать. За всю свою жизнь я не купила себе ни одного украшения. Все эти побрякушки мне дарили поклонники...






Партнеры