Марина Xлебникова забила X...

24 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 317

Наши панки гораздо организованнее иностранных, Марина Хлебникова без труда может переквалифицироваться в рок-фурию, а Армен Григорян при желании способен вести семинары по живописи. Таковы рок-выводы последней недели.


Я мастурбирую с бюстиком Ленина

У нас с ним полное понимание

Да простит меня Надя Крупская

За это вот невнимание

И кручина моя безбрежна

К сожалению нет в продаже

Бюстика Крупской Надежды

Совсем небольшого даже

Даже по либеральным перестроечным меркам 1989 года, когда песня с такими словами появилась на первом альбоме “Лирика Задроченных Бюстиков” группы “Х... Забей”, это был смелый вызов тогда еще коммунистической системе. Все равно что сейчас помахать на Красной площади плакатиком “Банду Путина — под суд”. Но сейчас за такое можно загреметь, а тогда на коллектив свалился оглушительный успех — и, сказать прямо, “ХЗ” были его достойны. Кто еще мог так здорово смешать вальс и хеви-метал, душещипательную романтику и смачный мат? Наверное, только убежденный панк-рокер Бегемот и хитмейкер Карабас. Спустя 15 лет практически конвейерного производства и уже в статусе культовой величины они выпустили новый альбом и опять готовы играть концерты.


— Мои песни не ради славы,

И, конечно, не денег для…

Так охотней дают шалавы,

Спел куплет — и она твоя,


— поет Карабас, воссоздавая полное ощущение 89-го года на дворе. Народ визжит от восторга (правда, уже не в пыльном зале полурухнувшего ДК, а в буржуазном интерьере модного клуба), музыка — точно та же (разве что звук получше), да и технология записи, как выясняется, мало изменилась. Как и сейчас, раньше в студии для записей “ХЗ” собирались самые разные люди, с которыми, по словам Карабаса, “прикольно с х...ями вместе попеть”.

Взять хотя бы... Марину Хлебникову, появившуюся ко всеобщему изумлению на презентации новой “ХЗ”-пластинки “Не Ради Славы” в “Джеме”. Гламурная поп-дива, как оказалось, с ними корешуется чуть ли не с первого дня, но за все эти годы по степени конспирации превзошла даже радистку Кэт и ни разу не расколола свой звучный псевдоним Марья Искусница, под которым все 15 лет материлась на записях “ХЗ” хлеще Киркорова в Ростове. Теперь поп-стар совершила, к восторгу публики, героический coming out (т.е. расшифровалась), спела три чудесных романтических опуса без единого “...ля” и сказала, что под своим именем, даже в интерьере “ХЗ”, матюгаться отныне не будет.

“Что свело вас, Марина?” — поинтересовалась “ЗД”. “Они удивительные, интеллигентные, мягкие и образованные люди, — призналась артистка. — Дружба с ними всегда заряжала меня энергией”.

“Крепкое словцо” у “ХЗ” — это не вымученный в креативных муках напыщенный эпатаж, а скорее, совершенно органичный язык народа, которым мы изъясняемся даже не друг с другом, а сами с собой, размышляя, например, за чашечкой утреннего кофе (или рассола) о каверзах жизни, безденежье, подруге, оказавшейся вдруг стервой, о планах на вечер с друзьями и прочих житейских премудростях...

Не хватало, конечно, на этой вечеринке того самого Киркорова, супертрендового ныне персонажа в области изящной словесности, но зато прибыл прямо из аэропорта один из “троллей” Сдвиг, который с порога заявил, что с 17 лет прется от “ХЗ” и не имеет морального права не сыграть с кумирами на их вечеринке. Был, разумеется, Кирилл Немоляев, лидер “Бони Нем”, чей рык придал весу мягким романтичным формам “ХЗ”, звонил Шахрин от рок-цеха и интересовался, когда же состоится, наконец, вхождение группы в большой шоу-бизнес — момент, мол, перезрел.

За 75 минут “х... забившие” сыграли 52 композиции, поставив таким образом всемирный рекорд в рок-н-ролле по краткости изложения мысли в отдельно взятом произведении.



Партнеры