“Завяжи” себя сам

24 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 1210

В России наступил очередной перелом. В борьбе с пьянством. Новый закон, ограничивающий рекламу пива по телевидению, — лишь первый шаг. На очереди еще один (пока законопроект) — “Об ограничении розничной продажи и мест потребления пива и напитков, изготовленных на его основе”. Не прошло и 20 лет со времен “сухого закона”. К чему привела та борьба и как относиться к нынешним нововведениям?

Наш разговор — с “крупным специалистом по борьбе с пьянством во времена “сухого закона”, а также главным советником по белой и черной горячке”, как теперь он себя величает.


Юрий Иванович ПРОНКИН, бывший президент Объединенных клубов трезвости СССР, председатель “трезвого” клуба “Надежда”, а ныне — руководитель пресс-службы возрожденного Всероссийского общества трезвости и здоровья. Сам пил. Затем кодировал других. Добровольно “завязал” сам и не пьет уже почти тридцать лет. Человек, “знающий все о пьянстве”, пришел в редакцию с неутешительными выводами...


B России пить меньше не стали. Напротив, прогресс колоссальный. Если при царе-батюшке пили от силы 1,5—2 литра водки на человека в год, к концу ХХ века — уже 8 (и это оценивалось медициной как критическая черта, за которой начинается деградация общества), то сегодня — 12 литров водки в год на каждого россиянина, включая младенцев.

Сосущая молодежь

— Юрий Иванович, в России пили всегда — это известный факт. И боролись всегда. Но, несмотря ни на что, в борьбе с пьянством побеждает пьянство. Вы согласны с таким утверждением?

— Если учитывать, что мы живем в стране с перевернутым сознанием, то да. Увы, на всех фронтах сегодня побеждает бутылка. Хотя сейчас и борьбу-то как таковую никто не ведет. Даже не пытается. Если не считать подвижку с только что принятым Госдумой законом об ограничении рекламы пива. Да ужесточения наказания нетрезвых водителей.

— Как вы относитесь к нововведениям? Станут ли в России пить меньше и когда?

— Скоро только сказки сказываются. Но закон об ограничении пива считаю правильным, только запоздалым. В России уже вызрел класс “сосущего молодого поколения”, которое привыкло держать бутылку с пивом в руках везде: на улице, в транспорте, в кинотеатрах... Его будет трудно остановить. Привычка к пиву — первый шаг к пьянству. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Ведь, глядя на нашу рекламу пива по телевизору, не захочешь — запьешь. Успешные, благополучные дяди под пивко небрежно бросают фразы типа: “Жизнь удалась!” Нам же не показывают спившихся, в том числе и от пива, синеносых бомжей.

— Сожалеете о временах “Пьянству — бой”? Вы же немало потрудились на этой ниве. Труды принесли плоды, если оглянуться назад?

— Время было горячее. Начиналось-то все с того, что в начале 70-х ЦК КПСС был завален письмами не от пьющих, а от страдающих от пьянства: жен, матерей, руководителей предприятий. Партия и задумала решить проблему одним махом. После известного постановления ЦК КПСС 1985 года понеслось. Сплошь и рядом создавались клубы трезвости, нерадивых прорабатывали на рабочих собраниях, их лишали премий, увольняли, ссылали в ЛТП и т.д. и т.п.

На 90 процентов это был “сухой закон”. Не разрешалось пить, по сути, нигде: в организациях запрещены дни рождения, время продажи спиртного до 19.00 и не более одной бутылки в руки. За стопку на рабочем месте увольнялись даже руководители. Характерный факт: бывшему тогда министру торговли позвонили высокие идеологи и предупредили: “Начнешь дома выпивать даже при зашторенных окнах — уволим”. Кстати, “сухое” постановление пока никто не отменял.



Деньги — на бочку!

— Значит, рационального зерна не было?

— Было. Когда стали работать с конкретными людьми — открывать клубы трезвости. Человек, завязавший, покинувший пьяную компанию, должен был где-то общаться. Клубы для того времени и стали отдушиной — сам тому свидетель. Последователи тех клубов — нынешние “Анонимные алкоголики”, “12 шагов” и пр. Но те клубы были не похожи на сегодняшние. Во-первых, их было очень много, во-вторых, они были открыты для всех. Каждый человек мог прийти со своей проблемой, со своим “сухарем”, чаем. Он знал, что здесь его примут как своего: не надо притворяться, лгать. Примут любым.

Наш клуб “Надежда” находился на Автозаводской, при ЗИЛе, в специально отремонтированном заводом помещении. Лично я вел занятия по социально-бытовой педагогике. Был сценарий каждого дня. Народ валом валил. У нас были врач, священник.

— Тут же и кодировали? И деньги на бочку сразу после кодировки?

— Да, после занятий я кодировал. Получалось два в одном. В лекции я им — о женщинах, о любви, о трезвости... А на кодировке: “Выпьешь — умрешь!” Вообще война с пьянством шла широким фронтом: по телевизору демонстрировали безалкогольные показательные свадьбы — мы специально выезжали в совхозы их организовывать.



Пирамида Довженко

— Но недолго музыка играла? Появился избавитель Довженко со своим кодированием...

— О, Довженко — это была революция! Пирамида покруче “МММ”. Нужен был вождь трезвости, свой Стаханов. И таким вождем стал Александр Довженко. Он предложил моментальную, за один день, кодировку. В то время она была бесплатной. Только представьте: рядовой врач-педиатр получает для своих “трезвых” манипуляций дворец в Феодосии.

А уж когда разрешили деньги брать (случилось это еще при Советской власти), на Довженко посыпался золотой дождь. Брали с бедолаг за кодировку по 25, потом по 50 рублей — для того времени это были большие деньги! В день к нему обращалось до 700 человек. Вся страна — на кодировку! Идея правительства СССР была проста: подготовить 400 кодировщиков, а наркологические больницы превратить в психотерапевтические. И махом, в течение года, решить проблему пьянства. От пьянства погибала вся страна. Кодировка охватила всех: врачей, партию, народ. Сенсация! Темп! И народу нравится. Ближе к завершению кампании я и сам, грешен, немного кодировал вначале в Харькове, потом в Москве.

— Но кому-то кодировка помогла избавиться от пьянства?

— Довженко помог избавиться от денег! Очень многим. В карманы службы Довженко летели миллионы. По всем городам набивались целые залы желающих “отрезвиться”. Довженко возили по городам даже больного, после инсульта, как дорогую “куклу”. Его, больного, буквально брали под руки, привозили, например, на улицу Чехова во Всероссийское общество борьбы за трезвость, и начинался ритуал. Одно его присутствие — и зал полный. Родственники, ученики окружили алкогольного мэтра плотным кольцом и из несчастного народа качали деньги. Позже люди поняли, что методика Довженко — блеф.

— Но дети Довженко и по сей день продолжают папино “дело”?

— Могучий ручей иссяк. Где вы видели, чтобы к отпрыскам этого лекаря была очередь?

Между прочим. Кодирование — это психологическое воздействие на подсознание.



Выпьешь — умрешь

— Грубо говоря, зомбировали “заблудших овечек”?

— В общем, да. Вначале была общая лекция врача об алкоголе, о прелестях трезвой жизни. Затем алкоголик заходил к доктору один. Его сажали на стул, он открывал рот, и ему в горло закапывали заморозку — хлорэтил. У пациента на короткое время перехватывало дыхание. И в это время кодировщик в быстром темпе хорошо поставленным голосом уверенно произносил как заклинание: “Я кодирую тебя на три года (пять, десять лет). Выпьешь — умрешь. Выпьешь — умрешь! Раз, два, три, четыре, пять — пять, четыре, три, два, один. Ты закодирован на три года (пять, десять лет). Всё!” Всего одна минута проникновения в сознание.

Тогда никто не знал, что это зомбирование. Все делалось во благо, но под страхом смерти для пьющего. Конечно, кодировщик действовал на мозг. Психика у алкоголика подорвана: милиция грозится посадить на 15 суток, жена угрожает разводом, комиссия на работе — увольнением... Зашуганный алкоголик приходил к нам готовым на все. Кодирование приняло массовый характер. Довженко поддерживали в ЦК КПСС — вызывали в Кремль. Представляете, что это было?



Алкаш — тоже человек

— Но кодировщики и сегодня есть — они так же оболванивают несчастных алкашей? Сейчас кодируют, зашивают, снимают похмельный синдром все кому не лень. Вам не страшно?

— Страшно. Армия лекарей алкоголиков растет: сегодня любой стоматолог-дерматолог (и человек без медицинского образования) готов (за хорошие деньги) и кодировать, и зашивать... Любая “колдунья” с радостью “разведет” вас на деньги. Раньше хоть обучали, готовили кодировщиков, давали корочки...

— А какие последствия ждут человека (алкаш ведь тоже человек!), которого закодировали?

— Никто этого не знает по сей день. В то время были хотя бы разумные ограничения: кодировали только после 21 дня трезвости и не моложе 21 года. Это было правильно с медицинской точки зрения. Вообще кодировщики зачастую сами придумывали “сценарий”: для усиления эффекта кто кастрюлю на голову алкоголика надевал и колотил по ней, а кто и электрошоком не брезговал...

— ?!

— Я поездил по стране. Многие врачи, прежде чем кодировать алкоголика (для усиления эффекта, за отдельную плату, естественно), на голове устанавливали датчики и пускали электрический ток. Да и сейчас всякого хватает. Кодируют без воздержания от выпивки, и всех подряд, невзирая на возраст, здоровье, самочувствие. Кроме кодирования еще и зашивают.

— “Зашиться” — более эффективно, как вы считаете?

— “Зашивание”, конечно, выход. Но тоже не панацея. Сегодня недобросовестные эскулапы вместо лекарства могут ввести в мягкое место плацебо, например мел. Но и алкоголик стал опытным, он знает, как обмануть “торпедо”. Высоцкий, как известно, чуть ли не вилкой выковыривал у себя противоалкогольную ампулу. И Марина Влади с Володей за компанию “зашивалась”.



Убить память

— Юрий Иванович, у пьющего меняется психика — это же так? Он становится агрессивным, неадекватным, происходят необратимые изменения в мозгу, он деградирует, заработает в конце концов цирроз...

— Конечно, изменения в организме пьющего происходят страшные. Печень еще как-то может функционировать, если не дать алкоголику пить. Но как не дать? Большой вопрос. По-моему, надо помочь человеку изменить его жизненный сценарий. Я сам выбирался из пьяного омута пять лет. Не пью почти 30 лет и прекрасно себя чувствую.

— Тогда поделитесь своим бесценным опытом с другими...

— Само обращение пьяницы к врачу — уже поступок. Но человек приходит с целью: “отрезать” от себя зло навек. Он сам решился, готов даже деньги заплатить. Потом не пьет несколько лет. Но все равно в подсознании желание выпить остается на всю жизнь. Увы, если от курения можно полностью излечиться, то от алкоголя — нет. Чтобы “убить” память об алкоголе, по-хорошему надо делать лоботомию — блокировать центры, ответственные за желания. Так иногда поступают с наркоманами (запрещенный прием). Но в принципе “завязавшему” надо изменить все, даже дорогу домой.

Нужно перестроить свою психологию. Основа работы с таким пациентом — исповедь, зарок и новый жизненный сценарий. Вот три составляющих, на которые я опирался. Я просил пришедшего ко мне рассказать все как на духу. А в качестве зарока требовал его заверение: “Больше пить не буду”. И дальше мы с ним составляли новый жизненный сценарий. Если человек твердо решил бросить пить, я советовал: “Привык ходить в пивной бар — зайди в кафе, где подают только кофе. На работе проблемы — смени работу. Во дворе пьют — смени квартиру” и т.д. Человек не может сразу выбросить свою прежнюю жизнь. Он же живой! Проходить каждый день мимо магазинов, ресторанов, кафе, киосков, набитых спиртным, особенно сейчас, и не позволить себе даже кружку пива? Это садизм.

— И где же выход?

— Надо опять создавать “трезвые” клубы — это первый шаг на пути к спасению. Пустота должна быть чем-то заполнена.



Тихие пьяницы

— Юрий Иванович, но сегодня вывелась новая селекция пьяниц — тихие. Они пьют по одному: больше достанется. Пьют дома, у мусоропровода, у пивной палатки, за палаткой... Им не надо общения. Как их спасать?

— Я называю их домушниками. А зачем их спасать? “Если хилый — сразу в гроб” — пел Высоцкий. Не хотят лечиться — пусть вымирают. Надо уберечь молодых, тех, кто еще не пьет.

— Дело в том, что сегодня спиваются не только бомжи, а люди вполне интеллигентные, образованные, умные — при квартирах, при детях...

— На телевидении ведется немало передач, посвященных социальным проблемам. Но они касаются в основном обеспеченных людей — предпринимателей, актеров, политиков... Нужны душеспасительные программы по телевизору для “рядовых”. Приглашать к ведению программ ярких личностей. Это может быть и актер, и психолог, но обязательно лидер по жизни. Чтобы он и сам был не скучным, и вел беседу интересно, а не бубнил изо дня в день: “Пить вредно”. Сейчас многое делает церковь. Она тоже ищет подходы к “падшим”. Но молодежь одной молитвой не возьмешь.

— Юрий Иванович, представьте, вот есть некий человек N — молодой, работоспособный. С чего ему начать жизнь? Посоветуйте с высоты своего жизненного опыта, запойного в том числе.

— Человек разумный должен сам задуматься: кто он? Неповторимая личность или балда, которая идет не знает куда. Я все чаще вижу молодых людей с бутылками в руках, которые идут сквозь тебя. Глаза распахнуты, но они бездумные, никого вокруг не замечают. Конечно, прежде чем пить, вначале надо сделать себя: получить образование, заняться делом, завести семью, научиться зарабатывать деньги. Тот, у кого жизнь состоялась, — не запьет.

Между прочим. Вновь начинает свою работу Всероссийское общество трезвости и здоровья в только что отремонтированном здании на Смоленке. Активисты собирают остатки некогда разгромленной армии борцов за трезвость. Любопытно: раньше эта общественная организация называлась Всесоюзным обществом борьбы за трезвость. Как видим, в старом названии не было слова “здоровье”, в новом — исчезло слово “борьба”. А какое здоровье без борьбы?..



Народные способы (хотите верьте, хотите проверьте).

1. Лечение... насекомыми. В стакан водки положить несколько зеленых лесных клопов (издают резкий неприятный запах, водятся на малине). Настоять и втихаря дать выпить алкоголику. Этим настоем можно навсегда вызвать отвращение к спиртному.

2. Травяной рецепт. Золототысячник — 1 часть, полынь горькая — 1 часть, чабрец — 1 часть. Две чайные ложки сбора залить 1 стаканом кипятка, настоять 40 минут, пить по 2 столовые ложки 3 раза в день за 30 минут до еды в течение двух-трех месяцев.

3. При сильном запое. Облить голову холодной водой. Поставить горчичники на затылок. При рвоте давать глотать лед. Принять ванну с водой комнатной температуры. Но главное для такого больного — сон.





Партнеры