Россия сходит с рейсов

24 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 621
Власть не прошла летные испытания

Пассажиры из разных городов и весей собирались вылететь на курорт из “Домодедово”. Прибыть в Египет они должны были не в самое удобное время — около половины второго ночи. Но чартер на то и чартер, чтобы быть дешевым и не самым комфортным. И все равно — вряд ли представители фирмы “Мострэвел”, которая закупила рейс, ожидали от клиентов двухчасового скандала.

Причиной его, как сообщили источники в администрации аэропорта, стало появление на борту двух пассажирок в черных паранджах и платьях. Они явились в салон с опозданием. А потом начали размещаться рядом с шумной группой молодых дагестанцев (как выяснилось позже, это были студенты). И тут остальные туристы начали паниковать. Они заподозрили в женщинах террористок, а в дагестанцах — “их друзей с Кавказа”. И хотя на самом деле дамы в паранджах оказались добропорядочными туристками (которых, впрочем, очень долго проверяли — именно поэтому они и опоздали), два с лишним часа пассажиры протестовали против полета с “шахидками”, не поддаваясь на уговоры представителей авиакомпании. В итоге женщин отправили на родину другим бортом.

Что это было? Приступ массового психоза? Или проявление гражданской бдительности, к которой нас призывают власти? Случай, кстати, не первый...

Да, конечно, туристы имели право на подозрения. Но отказывались лететь вместе с египтянками и после того, как их заверили: все в порядке, не бойтесь. Самый показательный момент этой ситуации, пожалуй, — тотальное неверие официальным структурам. От самых главных чиновников до простых клерков аэропорта. Неверие даже в то, что они могут как следует обыскать подозрительных. “Нам остается надеяться только на себя”, — как бы подтвердили общую мысль обычных граждан своим поступком пассажиры рейса 2331.

“Не бойся — падать не страшно!”

Неделю назад я летела во Владикавказ из Домодедова. Люди подозрительно осматривают друг друга, особенное внимание к женщинам восточного типа, в каждой из них видят террористку-смертницу.

— А нас точно не взорвут? — первый и единственный вопрос, который интересует пассажиров на регистрации.

В углу молоденькая женщина в черном с грудным ребенком. “Пусть малыша тоже хорошенько досмотрят, нет ли бомбы в его памперсах? И заодно документы проверят — мать ли она ему вообще?” — требуют единогласно остальные пассажиры.

От санкционированного обыска грудничка спасает только то, что мамаша начинает кормить его собственной грудью. По залу проносится вздох облегчения...

— Девушка, включите свой фотоаппарат. Где у вас загорается лампочка? Сделайте пару пробных кадров, — требуют у меня возле “рентгена”. С такой же просьбой обращаются здесь сейчас абсолютно ко всем летящим.

— А что, в августе террористки пронесли пластит в “мыльнице”? — интересуюсь я. Но вопрос остается без ответа.

...Когда лайнер уже набрал высоту, в салоне неожиданно раздался треск мобильника. Незатейливая мелодия из “Бумера” — тот самый сигнал для смертницы. Во всяком случае, именно так описывают начало взрывов в СМИ.

К счастью, оказалось, что это просто какой-то урод забыл отключить трубку...

“Не бойся, падать — не страшно, ты просто ничего не почувствуешь, всего две секунды, — говорит мой попутчик, бывший штурман гражданской авиации. — Я три раза счастливо падал — и ничего...”


Вадим ГИЛОД, заведующий кризисным отделением 20-й клинической больницы, психотерапевт.

Это не психоз, а совершенно нормальная защитная реакция, ведь после страшных авиакатастроф прошел всего месяц.Я думаю, что в подозрительных случаях авиакомпании обязаны прислушиваться к мнению пассажиров: если возникнет необходимость, то рейс надо еще раз тщательно досмотреть, перепроверить документы у подозрительных граждан. Люди должны видеть: службы безопасности начеку, это лучшая психологическая поддержка.

А вообще хочу заметить, если человек все же купил билет на самолет, значит, не очень-то он и опасается лететь. Для кого это действительно фобия — тот не летает.


ИЗ ДОСЬЕ “МК”: ЗАДЕРЖКИ АВИАРЕЙСОВ ИЗ-ЗА ПОДОЗРИТЕЛЬНЫХ ПАССАЖИРОВ

1 сентября 2004 г. — в аэропорту Шарм-эш-Шейха (Египет) на два часа был задержан вылет лайнера авиакомпании “Красэйр” на Москву. Пассажиры и экипаж отказались от продолжения полета после того, как по просьбе египетской стороны на борт самолета были подсажены мужчина, две женщины и мальчик, похожие на чеченцев. Подозрений добавило странное поведение женщин, которые стали молиться в салоне самолета, а затем заперлись в туалете. В результате протеста экипажа и пассажиров подозрительная четверка была вынуждена покинуть самолет. Как оказалось, это были дагестанцы, учившиеся в Каирском университете.

20 сентября 2004 г. — на Кипре на три часа был задержан вылет самолета авиакомпании “Кипрус эрлайнз” на Москву. Одна из пассажирок заявила сотрудникам аэропорта, что подозревает трех мужчин, собиравшихся лететь тем же рейсом, в намерении совершить террористический акт. Основанием для подозрений стала смуглая кожа этих пассажиров и борода одного из них. Самолет вылетел лишь после того, как все трое были переведены на другой рейс.



Партнеры