Тайна третьей палаты

25 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 244

Должна быть в России Общественная палата — чтобы граждане напрямую могли контролировать власть. Таков был проект президента Путина, изложенный две недели назад.

После этого эксперты принялись гадать: откуда такая палата найдется? “В нее переделают Совбез!” — считали одни. “Просто соберут известных людей — артистов там, писателей...” — рассуждали другие. И вот в четверг Путин подал знак.

Из досье “МК”: Комиссия появилась в 1993 году как совещательный орган. Руководил ею Сергей Ковалев. Одна из главных задач — “обращать внимание президента на самые значительные проблемы в сфере прав человека”. Сейчас комиссия состоит почти из трех десятков человек — в нее входят общественные деятели, журналисты, писатели, чиновники. Среди них — глава Московской Хельсинкской группы Алексеева, писатель Борис Васильев, врач Леонид Рошаль.

На встрече ВВП с Эллой Памфиловой был выбран ориентир — опыт возглавляемой ею Комиссии по правам человека при президенте.

Мы спросили г-жу Памфилову: о каком общественном контроле может идти речь, если Путин хочет взять за образец структуру, организованную при президенте? “ В комиссию входят люди, которые достаточно жестко относятся к действующей власти, и наши предложения — зубастые. Мы не чиновники, мы используем возможность общаться с главой государства и доводить реакцию тревоги и озабоченности в обществе”. Памфилова считает, что “в состав Общественной палаты могут войти наиболее авторитетные эксперты, общественные организации с корнями в регионах, а ее создание — долгосрочная работа”.

В чем же состоит опыт, которым комиссия может обогатить Общественную палату? Как нам рассказал правозащитник Валерий Борщев, благодаря усилиям его коллег “и с помощью Виктора Иванова был, например, изменен Закон о гражданстве. Были приняты поправки к Уголовному кодексу РФ 2003 года по вопросу об освобождении заключенных”. С президентом комиссия встречается лишь раз в год — 10 декабря. А между собой “комиссионеры” общаются примерно раз в квартал. Но г-н Борщев утверждает, что “работа идет не только на заседаниях. Каждый член комиссии ведет свое направление”. А вот коллега Борщева, глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов, настроен пессимистично: “Последние события, произошедшие в нашей стране, вынуждают меня решать, вхожу я еще в эту комиссию или нет”.

В общем, принцип работы “образца для Общественной палаты” прост: захочет власть прислушаться к советам — хорошо, не захочет — и спроса нет.





Партнеры