ВГИК попался на показухе

25 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 297

В скандальную судебную тяжбу оказались вовлечены заслуженные преподаватели Всероссийского института кинематографии им. С.А.Герасимова. Для педагогов этот процесс обиден вдвойне, потому что судится с мастерами кино их… лучший ученик.

Знаменитый выпускник богемного вуза режиссер Валерий Тодоровский и популярный актер Леонид Ярмольник обвинили учителей в нарушении авторских прав на их новый художественный фильм “Мой сводный брат Франкенштейн”. Преподаватели показали картину студентам на учебном семинаре о современном кино. Этот поступок возмутил Ярмольника и Тодоровского: по убеждению авторов, фильм показали до публичной премьеры, и это грозит большими проблемами для кинопроекта.

Корреспондент “МК”, единственный из журналистов, наблюдал за поединком зубров отечественного кинематографа в Арбитражном суде Москвы.

В коридоре суда царит несвойственное этому месту оживление. Обычно сосредоточенные на предстоящих процессах адвокаты, истцы и ответчики в этот раз улыбаются и украдкой бросают застенчивые взгляды в сторону лифта. Там прохаживается в ожидании начала заседания всеми любимый актер, безупречно элегантный и обаятельный Леонид Ярмольник. Не меньший интерес вызвал бы и другой мужчина, если бы его так же хорошо знали в лицо. Это легендарный мастер кинематографа Армен Медведев, бывший министр кино СССР, профессор искусствоведения ВГИКа. Именно он организовал тот злополучный семинар по современному искусству 11 марта 2004 года и показал студентам новый фильм Тодоровского и Ярмольника. Лицо педагога выражает нескрываемую досаду: не думал Армен Николаевич, что ему придется отчитываться перед судом за свою работу.

— Я самое заинтересованное в деле лицо, — спокойно заговорил Ярмольник, — я не только артист, но еще и продюсер фильма. Не вижу злого умысла преподавателей ВГИКа в том, что произошло. Думаю, это просто недоразумение, но очень оскорбительное. Премьера фильма запланирована на октябрь, а ВГИК уже устроил публичный показ. Кто-то из студентов мог запросто переписать фильм и распространить пиратские копии. А это понизит интерес зрителей к картине и прибыли от проката. На съемки я занял крупные суммы у солидных людей и должен расплатиться. Да если инвесторы узнают, что меня так легко провести, они больше никогда не дадут мне денег! Если бы Армен Николаевич позвонил нам с Валерой (Тодоровским. — Авт.) и сказал, что хочет показать наше кино, мы бы сочли это предложение за честь. Лично бы приехали и показали фильм.

Артист научен, что называется, горьким опытом. В 1995 году, незадолго до выхода в прокат популярной кинокартины “Московские каникулы”, Леонид приехал на прославленную Горбушку и обомлел. Торговые ряды рынка были заполнены пиратскими видеокопиями “Каникул”! Ярмольник вызвал наряд милиции. Тогда более 40 торговцев провели ночь в каталажке, но большинство пиратских кассет уже распродали, а настоящих виновников не нашли. Не помогла поискам даже твердая уверенность Ярмольника в том, что фильм у него украли во время записи копий в Останкине.

Впрочем, преподаватели уверяли, что подобного воровства в Институте кинематографии быть не может. Адвокаты Александр Островский и Арман Гукасян, к слову, тоже бывшие выпускники ВГИКа, яростно защищали любимых педагогов.

— Показ фильма в институте не был публичным, — в один голос твердят Островский и Гукасян, — по закону публичным считается то место, куда может войти каждый. Двери ВГИКа открыты только для студентов и преподавателей. Даже они проходят по пропускам. Демонстрация в учебных целях не является нарушением авторского права. И Ярмольник признался, что первый раз “Франкенштейна” смотрели еще в январе гости на праздновании его дня рождения в Доме литераторов. Это и есть первый публичный показ, после которого ВГИК имел право представлять кино на семинаре.

— Кассета с фильмом попала к нам случайно, — объяснил суду профессор ВГИКа Медведев. — Вообще-то мы планировали использовать другую картину, но по каким-то причинам уже в последний момент мне принесли “Франкенштейна”. Я не знал, что этот фильм еще не был в прокате.

Объяснения педагога не удовлетворили авторов. Тодоровский и Ярмольник настаивали на том, что их права были нарушены, и требовали 5 миллионов рублей в качестве компенсации. Из этой суммы, по мнению истцов, 100 тысяч рублей должен заплатить ВГИК, еще 100 тысяч рублей — Государственный фонд кинофильмов РФ, а остальную сумму — Федеральное агентство по культуре и кинематографии.

В итоге, выслушав стороны по делу, Арбитражный суд согласился с доводами адвокатов ВГИКа и отклонил иск Ярмольника.




Партнеры